ВИРДЖИНИЯ ВУЛФ (VIRGINIA WOOLF. 1882-1941)

ЛИТЕРАТУРА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

— прозаик, литературный критик. Дочь Лесли Стивена, философа, историка, литературоведа; жена журналиста и искусствоведа Леонарда Вулфа. Дебютировала рецензией на страницах газеты «Гардиан» (1904), более 30 лет была постоянным обозревателем литературного приложения к лондонской «Тайме»; написала сотни рецензий, обзоров, статей, эссе, основные из которых составили два сборника «Обычный читатель» (1925, 1932). В. Вулф стала главой кружка, или салона, молодых литераторов «Блумсбери» (по названию лондонского района, где находился ее дом), сыгравшего значительную роль в истории английской культуры 1910-х — середины 1930-х гг. Участниками кружка были поэт Т. С. Элиот, романист Э. М. Форстер, литературовед Р. Фрай и др. С «Блумсбери» связаны пересмотр традиционных для Англии викторианских эстетических и этических канонов, освоение новых явлений и теорий: живописи импрессионистов, психоанализа Фрейда, психологических концепций У.Джеймса и К. Г. Юнга, философии А. Бергсона и др. В атмосфере «Блумсбери» сложилась как писатель и сама В. Вулф, заявившая о себе романами «Путешествие» (1915) и «Ночь и день» (1919) и новеллами — «Два рассказа» (1917) и «Пятно на стене» (1919). Рассказы сборника «Понедельник ли, вторник...» (1921) и роман «Комната Джейкоба» (1922) уже отмечены печатью ее своеобразной манеры. Традиции английского нравоописательного романа, в первую очередь Л.Стерна и Джейн Остен, она обогатила открытиями М.Пруста (ассоциативное письмо) и Дж. Джойса («поток сознания»), а также собственным «видением» движений души человека и работы сознания, в воссоздании которых опиралась на Бергсонову теорию времени. Она создала неповторимый стиль письма — ясный, четкий и в то же время неуловимо текучий, способный передать тончайшие оттенки и обертоны психологических состояний и чувств, не всегда внятных даже тем, кто их переживает, — стиль, обеспечивший ей место одного из крупнейших мастеров психологической прозы XX в. «Давайте описывать мельчайшие частицы, как они западают в сознание, в том порядке, в каком они западают, давайте пытаться разобрать узор, которым все увиденное и случившееся запечатлелось в сознании, каким бы разорванным и бессвязным он нам ни казался», — писала она в программном эссе «Современная литература». Именно из таких мелочей, «частиц», крайне существенных для понимания характера, и складывается картина мира, которую рисует В. Вулф. Психолог, обладавший даром филигранной иронии и наивернейшей детали, писательница, которой были подвластны полифония взглядов, оценок, чувств, она умела создавать ощущение единства мира и бытия, применив на письме музыкальный прием контрапункта за несколько лет до О. Хаксли: связанные незримыми нитями разные персонажи в одно и то же время («Миссис Дэллоуэй») — и одни и те же персонажи в разные времена («На маяк»). В наследии В. Вулф есть романы в высшей степени экспериментальные, изощренные, с размытыми характерами и практически бессюжетные — «Волны» (1931) или «Между актами» (1941). Есть произведения, в большей мере тяготеющие к традиционному письму,— романы «Комната Джейкоба», «Орландо» (1928), «Годы» (1937), повесть «Флаш» (1933). Однако безупречного совершенства она добивалась там, где традиция и эксперимент сплавлены в гармоничное эстетическое единство, как в романах «Миссис Дэллоуэй» и «На маяк».

Миссис Дэллоуэй (Mrs. Dalloway. 1925)

— роман, номинальное действие которого происходит на протяжении одного июньского дня 1923 г. Светская дама Кларисса Дзллоуэй проводит его в хлопотах, а вечером принимает гостей. Ее муж, член парламента, обсуждает за ланчем политические дела с влиятельной аристократкой. Их дочь пьет чай в кафе с подругой. В Лондон после долгого отсутствия возвращается из Индии Питер Уолш, когда-то любивший Клариссу. Психически травмированный на фронте Септимус Смит выбрасывается из окна, несмотря на все старания жены-итальянки вывести его из глубокой Депрессии. Пути персонажей сближаются, соприкасаются и вновь расходятся в бурлении летнего Лондона, причем герои не подозревают об этом; их перемещения в астрономическом времени строго отмеряются боем курантов Биг-Бена, но властвует в книге время внутреннее, ассоциативное. Сцены из прошлого, возникающие в памяти, воображении, видениях и снах персонажей, легко и естественно накладываются на настоящее с его обилием красок, запахов, шумов, ощущений; сквозь пластически и топографически точные картины Лондона проступают интерьеры и ландшафты из их детства и юности; между реальностью и памятью возникает сильнейшее внутреннее напряжение, порождающее мощные психологические разряды, чьи вспышки высвечивают характеры и тайную гармонию, которая пронизывает жизнь при всем ее трагизме и неустроенности.

На маяк (То the lighthouse. 1927)

— роман о «беге времени». Действующие лица романа — миссис Рэмзи, обаятельная пятидесятилетняя женщина, мать восьмерых детей, счастливая жена и радушная хозяйка дома; ее муж-интеллектуал, литератор, университетский профессор; их дети и многочисленные гости дома, среди которых выделяется художница Лили Бриско. В первой части романа миссис Рэмзи, ее дети и гости собираются посетить маяк на острове неподалеку от дома, но поездка по разным причинам все время откладывается и осуществляется лишь через много лет (третья часть), когда миссис Рэмзи и некоторых из ее детей уже нет в живых. О ее смерти и об упадке дома — в прямом и переносном смысле — повествует старая служанка, чей рассказ составляет вторую часть книги. Душа дома воскресает лишь тогда, когда одинокий, неприкаянный мистер Рэмзи решает выполнить заветное желание покойной жены — поехать на маяк. И по мере того, как цель приближается, миссис Рэмзи, средоточие женского начала — тепла, уюта, понимания, гармонии, доброты и сострадания,— как бы возвращается из небытия, и ее личность вновь обретает свою власть над окружающими, оживая в их памяти. Под влиянием этого Лили Бриско заканчивает картину, которая раньше ей никак не давалась. Наступление нового (и Лили Бриско, и Кэм. дочь миссис Рэмзи, — женщины новой формации) неизбежно сопряжено с потерями, но вечные ценности не утрачиваются, лишь видоизменяются в столь же вечном движении жизни. Таков философский итог романа.

Произведения

Избранное / Вступ. ст. Е. Гениевой. — М.: Худож. лит., 1989.— 558 с.; Комната Джейкоба / Пер. М. Карп; Вступл. Е. Гениевой.— Иностр. лит., 1991. № 9, с. 29—127; Орландо: Биография / Пер. Е.Суриц.— Иностр. лит., 1994, № 11, с. 109—214. Between the acts.— London: Hogarth press, 1976.— 256 p.; Collected essays: Vol. 1—2.— London: Hogarth press, 1966; The complete shorter fiction / Ed. by S. Dick.— New York: Harcourt, 1986.— 352 p.; Jacob's room.— London: Woolf, 1935.— 290 p.; Mrs. Dalloway and essays / Сост. и предисл. Е. Ю. Гениевой.- М.: Radonga. 1984.- 392 р.; То the lighthouse.- London: Dent, 1943.- 319 р.; The waves.— London: The Hogarth press. 1931.— 324 p.; The years.— London: Woolf, 1937.— 469 p.

Литература

Жантиева Д. Г. Вирджиния Вулф. — В кн.: Жантиева Д. Г. Английский роман XX века, 1918—1939, М., 1965, с. 68—112; Михальская Н. П. Вирджиния Вулф.— В кн.: Михальская Н. П. Пути развития английского романа 1920—1930-х годов. М.. 1966, с. 63—103. Bell Q. Virginia Woolf: A biography: Vol. 1—2.— London: Hogarth press, 1972; Virginia Woolf and «Bloomsbury»: A centenary celebration / Ed. by J. Marcus.— Bloomington: Indiana univ. press, 1987.— XV, 307 p.; Virginia Woolf: A collection of critical essays / Ed. by C. Sprague. — Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1971.- IV, 185 p.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV