Наши партнеры

керамический гранит kerama marazzi

ХУАН РУЛЬФО (JUAN RULFO. 1918-1986)

ЛИТЕРАТУРА МЕКСИКИ

— писатель, завоевавший мировую известность, будучи автором всего двух книг: сборника рассказов «Равнина в огне» (1953) и короткого романа «Педро Парамо», которые предвосхитили расцвет латиноамериканской прозы во второй половине XX в. Обе книги, занимающие чуть более трехсот страниц, переведены на многие языки мира, а посвященные им исследования могут составить целую библиотеку. Хуан Рульфо родился в маленьком мексиканском селении Сан Габриэль в штате Халиско и рос сиротой в этом краю, разоренном многолетней гражданской войной и антиреволюционным мятежом, который оставил без крова тысячи крестьянских семей. Зга суровая, истерзанная земля с вымершими деревнями стала литературным пространством почти всех творений Хуана Рульфо. В своих рассказах писатель рисует психологически-жизненные ситуации, определяющие людские судьбы, еще не отступая от принципов традиционно-реалистического письма, но впервые в истории национальной литературы выводит устную речь мексиканских крестьян на высокий художественный уровень, добиваясь особой выразительной остроты и смысловой емкости. Ключевые темы рассказов Рульфо связаны с актуальными для той поры проблемами нищеты и бесправия крестьян, произвола местных царьков-касиков, религиозного фанатизма и вековой безропотности. Но мощное социальное звучание этих рассказов не заглушает, а, напротив, еще рельефнее выявляет их нравственно-философский смысл, их вневременное трагическое величие. Никто в мексиканской, да и в латиноамериканской литературе до Рульфо не сумел с таким художественным мастерством раскрыть внутренний мир человека с его борениями совести, с его пониманием добра и зла, с его покорством судьбе. Многоголосые и многомерные рассказы Рульфо — это как бы этюды к роману «Педро Парамо».

Педро Парамо (Pedro Páramo, 1955)

— художественное открытие не только в испаноязычной прозе, но и в мировой литературе. В этом романе Рульфо использовал опыт литературного жанра «мениппеи» (сошествия в «загробный мир»), идущего из глубин античности, и перевел его в чисто мексиканский контекст, основываясь на менталитете мексиканских крестьян, на их фольклоре и, главное, на загадочном карнавально-гротескном отношении к смерти. В романе две основных сюжетных линии, они сходятся и расходятся то в реальном, то в загробном мире, распадаясь на отдельные, почти всегда не связанные между собой сцены, диалоги, монологи, образуя сложный калейдоскоп разрозненных на первый взгляд текстов, у которых по большей части нет ни начала, ни конца. В этой удивительной романной конструкции установочно стерты границы между реальным и фанастическим, и действующие в романе лица вовсе не сходят в преисподнюю после смерти, а продолжают существовать в своей родной деревушке Комала, которая по воле авторской фантазии и есть «Царство мертвых», но при этом в нем сохранены самые заземленные реалии обыденной жизни. Один из главных героев романа Хуан Пресиадо, который по наказу покойной матери разыскивает своего отца, Педро Парамо, невольно попадает в загробный мир Комалы и встречает там людей с теми же чаяниями и страданиями, с теми же потерянными иллюзиями, как в реальной жизни. Вторая сюжетная линия посвящена истории жизни и смерти Педро Парамо, его всевластию и бессилию, его любви, ненависти и его одиночеству. Образ Педро Парамо — это один из наиболее выразительных образов латиноамериканского тирана в испаноязычной литературе. Но носителем главной идеи Рульфо становится Хуан Пресиадо, который не может различить, где жизнь, а где смерть. Редкий художественный дар Хуана Рульфо и его чисто мексиканское видение мира позволили ему создать совершенно новый вариант «мениппеи» со своим уровнем символики, с небывалой для этого жанра конкретикой, с блистательным использованием художественных средств из арсенала как реалистической, так и сюрреалистической литературы, с особой эмоциональной насыщенностью и подчеркнутым взаимопроникновением жизни и смерти.

Произведения

Равнина в огне: Рассказы; Педро Парамо: Повесть / Пер. П.Глазовой; Вступ. ст. Л.Осповата.— М.: Худож. лит., 1970. — 255 с. El llano en llamas. — México: Fondo de cultura económica, 1980. — 216 р.; Pedro Páramo. — México: Fondo de cultura económica, 1955. — 155 p.

Литература

Кофман А. Хуан Рульфо и эволюция древнего сюжета. — Лат. Америка, 1981, № 7, с. 121 — 132; Кутейщикова В., Осповат Л. Деревенская Мексика: Национальное и общечеловеческое. Творчество Хуана Рульфо. — В кн.: Кутейщикова В., Осповат Л. Новый латиноамериканский роман, 1983, с. 160-182. Ferrer Chivite М. El laberinto mexicano en/de Juan Rulfo. — México: Novario, 1972. — 169 р.; González Boixo J. C. Claves narrativos de Juan Rulfo. — León: Univ. de León, 1983. — 281 р.; Recopilación de textos sobre Juan Rulfo. — Habana: Casa de las Américas, 1969. — 169 p.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV