ОУЛАВЮР ЙОУХАН СИГЮРДССОН (ÓLAFUR JÓHANN SIGURÐSSON. 1918-1988)

ЛИТЕРАТУРА ИСЛАНДИИ

— прозаик и поэт, родился в крестьянской семье на хуторе Хлид, расположенном в том краю, где в окружении своенравной природы создавалась история Исландии, складывались традиции ее народа, тот духовный мир, в котором писатель вырос и который определил его глубокое национальное своеобразие. Все его произведения носят автобиографический характер (что вообще типично для исландской литературы), в них нашел отражение богатый и разнообразный жизненный опыт писателя, позволивший ему создать психологически убедительную и исторически достоверную художественную панораму Исландии XX в. в драматический период ее превращения (всего за несколько десятилетий) из патриархальной датской провинции в страну «экономического благоденствия» со всеми сопутствующими этому противоречиями. Главной темой его творчества является противопоставление города и деревни (аналог природы и цивилизации), где деревня, никоим образом не идеализируемая, предстает носителем здорового, созидающего начала, средоточием общечеловеческих ценностей, на которых стоит мир. В литературу Сигюрдссон вступил как новеллист: «У лебединого озера» (1934), «Летним вечером» (1935). Особенно плодотворными были 40-е и начало 50-х гг.: «Ветки на алтаре» (1942), «Кости в игре» (1945), «Зеркала и бабочки» (1947), «На перепутье» (1955). Всего им написано около десяти сборников. Среди более крупных произведений выделяются дилогия «Гора и мечта» (1944) и «Поздняя весна» (1951) о судьбе исландского крестьянства первой половины XX в., лирическая повесть «Игра красок земли» (самое известное произведение Сигюрдссона), повесть «Письмо пастора Бёдвара», знаменовавшая вступление писателя в новый период творчества, характеризующийся неприятием современной действительности, и посвященная годам Второй мировой войны трилогия, две первые части которой — «Часовой механизм» (1955) и «Наваждения» (1977) — переведены на русский язык.

Игра красок земли (Litbrigði jarðarinar. 1947)

— повесть о крестьянском парне Мюнди, исполненном романтических надежд на счастье от своей первой любви. Малейшие движения его души не столько описаны, сколько физически осязаемо изображены через изменения состояний природы, смены времен года, дня, ночи, света, тени, дуновения, шороха листвы и т. п. Впечатление тем более сильное, что ассоциативный ряд может строиться и по принципу контраста: «В середине июля счастье изменило ему, и в сердце поселилась печаль». Но осенью, когда умирали листья, а корни наливались жизненным соком, он вновь ощутил себя молодым.

Письма пастора Бёдвара (Brév séra Böðvars. 1965)

— в сущности незаконченное письмо старого пастора, которое он пишет дочери Сваве, уехавшей, видимо, навсегда в Америку. Его собственная жизнь тоже оказывается незавершенной, несостоявшейся. Беззаветное служение Богу, добру и любви уже позади, в прошлом. Остались только бедность, затворничество и полное одиночество рядом с женой, которую он привычно жалеет, но которая совершенно чужда ему по духу — так же, как сам он предстает чужим в современном обществе, пораженном отчуждением. Рев реактивного самолета с американской базы несовместим с традиционными национальными идеалами. Поэтому смерть пастора, наконец понявшего, что Свава не его дочь, воспринимается скорбным, но закономерным финалом этой многозначной аллегории.

Часовой механизм (Gangvirkið. 1955), Наваждения (Seidur og helog. 1977)

— в обоих романах, посвященных Исландии периода Второй мировой войны и унизительной англо-американской оккупации, фактически единственный главный герой — начинающий журналист Паудль Йоунссон, сирота, воспитанный в деревне бабушкой, привившей ему устойчивую веру в добро и справедливость и обостренное неприятие зла. Он мечтает о романтической любви, служении высокому искусству, но в потребительском обществе, на фоне всех остальных персонажей-«наваждений», ставших в изображении писателя предметом едкой и горькой сатиры, выглядит нелепым неудачником. «Если бы все люди жили как деревья, земля стала бы раем через несколько лет». Но разразилась война, в Исландии высадились чужие войска, Паудль умолк как поэт, а то чувство в груди, которое он сравнивал с часовым механизмом, бесследно исчезло: «Остались лишь пустота и безмолвие». Наконец пришла победа, но была и Хиросима. «Что станется с Землей... Что будет с народами... Что будет со мной?» Таков тревожный вектор мироощущения Сигюрдссона.

Произведения

Ладья Исландии: Рассказы / Сост. С. Неделяевой. — М.: Прогресс, 1966. — 192 с.; Избранное / Сост. и предисл. С. Неделяевой-Степонавичене. — М.: Радуга, 1984. — 512 с.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV