УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР (WILLIAM FAULKNER. 1897-1962)

ЛИТЕРАТУРА США

— лауреат Нобелевской премии (1949), Фолкнер родился и вырос на Юге, в штате Миссисипи, и там же, в крохотном городке Оксфорд, прожил почти безвыездно всю жизнь. Близкий и понятный писателю быт Юга послужил материалом для всемирно известных романов и рассказов об очень похожем на родину Фолкнера вымышленном округе Йокнапатофа в штате Миссисипи. Подобно другим представителям «потерянного поколения», Фолкнер вступил в литературу после окончания Первой мировой войны. Дебютировал циклом стихов «Мраморный фавн» (1924), в котором заметно ощущается влияние поэзии французских символистов. Первые романы Фолкнера — «Солдатская награда» (1926) и «Москиты» (1927), хорошо принятые критикой, были, однако, лишь пробой пера будущего мастера. Фолкнер по существу «начинается» с «Сарториса» (1929) — первого романа из цикла произведений о Йокнапатофе, своеобразном микрокосме американского Юга, «клочке родной земли величиной с почтовую марку». По мнению писателя, решающую роль в развитии Юга сыграла Гражданская война, в которой южане не могли не потерпеть поражения, так как отстаивали заведомо неправое дело. Наступил час расплаты за злодеяния, идущие из прошлого, — угнетение негров и истребление индейцев. Именно моральная неправота, по мысли автора, привела к измельчанию и духовному перерождению Юга. Об этом говорится и в последующих романах «йокнапатофской саги» («Шум и ярость», 1929; «Свет в августе», 1932; «Авессалом, Авессалом!», 1936; трилогии о Сноупсах, 1940—1959). Творчество Фолкнера отмечено большой цельностью: романы «саги» внутренне неотторжимы один от другого — помимо общей идеи их объединяют повторяющиеся мотивы и герои. Чрезвычайно своеобразный стиль Фолкнера отмечен глубоким историзмом, тяготением к символике и к ведению повествования в нескольких временных пластах, повышенной эмоциональностью и высокой риторикой.

Шум и ярость (The sound and the fury. 1929)

— второй роман «йокнапатофского цикла». В центре книги — история распада аристократической семьи Компсонов, не сумевшей приспособиться к новому буржуазному укладу послевоенного Юга. У семьи нет будущего, потому что из нее уходят дети: сын Бенджи потерян для рода уже в трехлетнем возрасте, когда выясняется, что он умственно неполноценен; дочь Кэдди насильственно отторжена в связи с рождением у нее внебрачного ребенка; еще один сын, Квентин, надежда семьи, кончает жизнь самоубийством в Гарварде; а единственный оставшийся в семье и пытающийся идти в ногу со временем младший сын Джейсон «вечно проигрывает», потому что все свое время тратит на истерическую борьбу с «компсоновским» в себе и других. Прошлое семьи также скомпрометировано: отец спился, а мать старается сохранить себя, укрывшись в коконе южных предрассудков. На семье Компсонов, как и на всем Юге, по мысли Фолкнера, лежит «черное» проклятье: «каждый южанин от рождения распят на черном кресте». Единственным выходом писателю представляется мужественное объединение людей против сил зла (проповедь священника в негритянской церкви) — та высокая соборность душ, к которой не готовы внутренне одинокие и опустошенные Компсоны. В романе проявился интерес Фолкнера к технике письма, получившей название «поток сознания» (первые две главы). Однако Фолкнер применяет поток сознания только в повествовании от первого лица, что мотивировано самой особенностью человеческой памяти, прошлое в которой не всегда логически упорядочено, возможны временные сдвиги. Избрание Фолкнером формы внутреннего монолога как основной художественной единицы демонстрирует обособленность, оторванность каждого члена семьи от прочих домочадцев.

Свет в августе (Light in August. 1932)

— роман, рассказывающий о скитаниях Джо Кристмаса, трагедия которого состоит в том, что он не может с полной уверенностью идентифицировать себя ни с представителями черной, ни с представителями белой расы. Уверенность деда Кристмаса, расиста и параноика, что его внук родился от связи дочери с негром, определяет всю дальнейшую судьбу мальчика. Кристмас не знает, кто он — негр или белый, и, следовательно, не знает, какого из жестко определенных на Юге стилей поведения ему нужно придерживаться; он чувствует себя чужаком и в той и в другой среде. Встреча Кристмаса с Джоанной Берден и последовавшая любовная связь кончаются трагически для женщины: Кристмас убивает ее, так как подчеркнуто аффектированное отношение Джоанны воспринимается им как «презрение наоборот» к нему, полукровке. Лихорадочной активности главного героя противопоставлено умиротворяюще-величавое существование Лины Гроув. Отравившись незадолго до родов на поиски мужчины, соблазнившего ее, Лина с безмятежной уверенностью в своей правоте («в такое время семья должна быть вместе») совершает путешествие по всему Югу. Мысли еще одного героя романа — бывшего священнослужителя Гейла Хайтауэра, в дом которого, ища спасения, врывается загнанный расистами Кристмас, — заблудились в лабиринте воспоминаний о Гражданской войне. Теперешнее существование, по сравнению с героикой войны, в которой участвовал его дед, представляется Хайтауэру мелким и бессмысленным. И лишь гибель Кристмаса, зверски убитого оголтелыми расистами, пробуждает дремлющую совесть бывшего священника.

Деревня.— Город.— Особняк (The hamlet. 1940.— The town. 1957.— The mansion. 1959)

— трилогия о Сноупсах, которая должна была стать объединяющим произведением «йокнапатофского цикла». В округе Йокнапатофа, изображенном Фолкнером, сконцентрированы все черты американского Юга. «Деревня» с ее сказовым стилем повествования, отсутствием драматических эффектов и последовательным изложением событий стояла ближе других произведений 30-х гг. к демократической традиции устного рассказа. Фолкнер возвращается к этой книге через семнадцать лет. В романах «Город» и «Особняк» он продолжает судьбу героев «Деревни», показывает развитие намеченных там событий в период 20—40-х гг. нашего века. Одни и те же события по многу раз выносятся на поверхность повествования в разном освещении. Романы этой трилогии как бы поглощают и пересказывают по-новому и события других книг, в трилогии даются окончательные (и нередко новые) характеристики героям, досказывается недосказанное, проясняются сложные взаимоотношения персонажей и связь происшествий. В предисловии к «Особняку» Фолкнер писал:

«Мне кажется, теперь я знаю о человеческом сердце и его выборе больше, чем знал тридцать четыре года назад; я уверен, что, прожив с героями этого повествования столько лет, я знаю их теперь лучше, чем знал тогда». Сноупсы, пришедшие в деревню без всякого имущества, но обладающие огромной предприимчивостью, «завоевывают» округ Йокнапатофа, и Фолкнер характеризует «сноупсизм» как социальное явление, «новую силу» американской действительности XX в. Торжество Сноупсов — это не просто триумфальное шествие подлости, хищничества и бездушия. Борьба со «сноупсизмом» — это борьба с деморализацией общества в целом, с всевластием паразитической плутократии, с ростом фашистских сил в США. И пока эту борьбу пытается вести в одиночку, домашними методами герой «Особняка» прокурор-гуманист Гэвин Стивенс, она обречена на неудачу. Гэвин Стивенс, появившийся впервые в романе «Осквернитель праха» (1948) как рупор идей Фолкнера, в трилогии все больше отдаляется от автора. Более всего по-фолкнеровски звучит в конце трилогии голос Рэтлифа — скромного агента по продаже швейных машин, голос здравого смысла: писатель связывает это здравое начало с демократическими слоями общества. Один из решающих ударов «сноупсизму» в округе Йокнапатофа наносит коммунистка Линда, падчерица главы клана Флема Сноупса, прибравшего к рукам почти весь Джефферсон. С ее помощью Флема убивает его родной брат. Но смерть Флема — только временное поражение «сноупсизма», потому так тревожно звучит конец романа.

Рассказы

— собраны в книгах «Эти тринадцать» (1931), «Доктор Мартино» (1934), «Сойди, Моисей!» (1942) и «Ход конем» (1948). Действие большинства из них связано с событиями в округе Йокнапатофа. В них главенствует тема расового неравенства и почти неотделимая от нее тема исторического прошлого Юга. В особые тематические циклы выделяются военные рассказы о прежних обитателях округа Йокнапатофа — индейцах и детективные, объединенные фигурой Гэвина Стивенса и собранные в книге «Ход конем». Рассказы продолжают, уточняют, а иной раз и разъясняют романы. Некоторые из них можно рассматривать как дополнительные эпизоды романов, но, как правило, они резко отличаются от них по стилю. Фолкнер-новеллист чуждается риторики и пышной, метафорической образности, характерной для его романов: он подчеркнуто ясен, сух и прост. Правда, за этой кажущейся ясностью нередко скрывается умолчание, что лишь усиливает зловещий смысл происходящего. Такие рассказы, как «Поджигатель», «Роза для Эмили», «Когда наступает ночь», «Дядя Вилли», «Красные листья», «Справедливость» и ряд других, относятся к лучшим образцам американской новеллистики XX в.

Произведения

Собрание сочинений: В б т. / Редкол.: Б.Т.Грибанов, П. В. Палиевский, А.Н.Сахаров; Предисл. П. Палиевского. — М.: Худож. лит., 1985—1987; Когда я умирала; Свет в августе / Пер. В. Голышева;

Вступ. ст. Н. Анастасьева. — М.: Худож. лит., 1994.— 508 с.— (Б-ка лит. США); Свет в августе / Пер. В. Голышева; Особняк / Пер. Р.Райт-Ковалевой; Вступ. ст. Б.Грибанова.— М.: Худож. лит.,

1975. — 686 с. — (Б-ка всемирн. лит.); Собрание рассказов / Изд. подгот. А. М. Зверев. — М.: Наука, 1977.— 631 с.— (Лит. памятники); Старик / Пер. А.Михалева.— В кн.: Американская повесть, М., 1991, т. 2, с. 172—269; Статьи, речи, интервью, письма / Сост. и общ. ред. А.Н.Николюкина;

Вступ. ст. Ю. В. Палиевской. — М.: Радуга, 1985.— 488 с.— (Век XX: Писатель и время). Collected short stories: In 3 vol.— London: Chatto a. Windiis, 1958; The hamlet.— New York: Random House, 1940.— 373 p.; Light in August.— Harmondsworth: Midd'x, 1965.— 380 p.; The mansion.— New York: Random House, 1959.— 436 p.; The portable Faulkner / Ed. by M. Cowley.— New York: Viking press, 1962.— 756 p.; The sound and the fury.— New York: Cape a. Smith, 1931.— 401 p.; The town.— New York: Random House, 1957.— 371 p.

Литература

Анастасьев Н.А. Владелец Йокнапатофы: (Уильям Фолкнер) / Предисл. Н. Полка.— М.: Книга, 1991.— 413 с.; Анастасьев Н.А. Фолкнер: Очерк творчества.— М.: Худож. лит., 1976.— 221 с.;

Грибанов Б. Т. Фолкнер. — М.: Мол. гвардия, 1976. — 350 с. — (Жизнь замечат. людей); Костяков В. Трилогия Уильяма Фолкнера / Под ред. М.Н.Бобровой.— Саратов: Иэя-во Саратовск. ун-та, 1969.—102 с.; Палиевская Ю. В. Уильям Фолкнер.— М.: Высш. шк., 1970.— 79 с.; Савуренок А. К. Романы У.Фолкнера 1920-1930-х годов.- Л.: Изд-во ЛГУ, 1979.- 142 с.; Уильям Фолкнер:

Биобиблиогр. указ. / Сост. И. М.Левидова; Вступ. ст. В. И. Бернацкой. — М.: Книга, 1979.— 112 с. Blotner J.Faulkner: A biography: In 2 vol.— New York: Random House, 1974; Friedman A.W. William Faulkner.— New York: Ungar, 1984.— VIII, 220 p.; Karl F. R. William Faulkner: American writer.— New York: Weidenfeld a. Nicolson, 1989.- XVI, 1131 p.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV