ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЯВНОЕ

- определение, имеющее форму равенства двух понятий. Напр.: «Манометр - это прибор для измерения давления» или «Графомания — это болезненное пристрастие к писанию, к многословному, пустому, бесполезному сочинительству». В О. я. отождествляются, приравниваются друг к другу два понятия. Одно из них - определяемое понятие, содержание которого требуется раскрыть, другое - определяющеепонятие, решающее эту задачу. В определении манометра определяемым понятием является «манометр», определяющим — «прибор для измерения давления».

О. я. имеет структуру: «S = Df Р», где S - определяемое понятие, Р— определяющее понятие и знак «=Df» указывает на равенство понятий S и Р по определению.

Важным частным случаем О. я. является определение классическое, или родо-видовое определение.

К О. я., и в частности к родо-видовому, предъявляется ряд достаточно простых и очевидных требований, называемых правилами определения. Прежде всего, определяемое и определяющее понятия должны быть взаимозаменимы. Если в каком-то предложении встречается одно из этих понятий, всегда должна существовать возможность заменить его другим. При этом предложение, истинное до замены, должно остаться истинным и после нее. Для О. я. через род и видовое отличие это правило формулируется как требование соразмерности определяемого и определяющего понятий: совокупности предметов, охватываемые ими, должны быть одними и теми же. Соразмерны, напр., имена «гомотипия» и «сходство симметричных органов» (скажем, правой и левой руки). Соразмерны также «голкипер» и «вратарь», «нонсенс» и «бессмыслица». Встретив в каком-то предложении имя «нонсенс», мы вправе заменить его на «бессмыслицу», и наоборот. Если объем определяющего понятия уже объема определяемого, имеет место ошибка слишком узкого О.я. Такую ошибку допускает, в частности, тот, кто определяет «ромб» как «плоский четырехугольник, у которого все стороны и все углы равны». Если объем определяющего понятия шире, чем объем определяемого, имеет место ошибка слишком широкого О. я. Такую ошибку допускает, к примеру, тот, кто определяет «ромб» просто как «плоский четырехугольник». Второе правило О. я. запрещает порочный круг: нельзя определять имя через само себя или определять его через такое другое имя, которое, в свою очередь, определяется через него. Содержат очевидный круг О. я. «Война есть война» и «Театр — это театр, а не кинотеатр». О. я., содержащее круг, разъясняет неизвестное через него же; в итоге неизвестное так и остается неизвестным. Третье правило говорит, что О. я. должно быть ясным. Это означает, что в определяющей части могут использоваться только понятия, известные и понятные тем, на кого рассчитано О. я. Желательно также, чтобы в ней не встречались образы, метафоры, сравнения, т. е. все то, что не предполагает однозначного и ясного истолкования. Можно определить, напр., пролегомены как пропедевтику, но такое О. я. будет ясным лишь для тех, кто знает, что пропедевтика — это введение в к.-л. науку. Не особенно ясны и такие О. я., как «Дети — это цветы жизни», «Архитектура — это застывшая музыка», «Овал — это круг в стесненных обстоятельствах», и т. п. Они образны, иносказательны, но ничего не говорят об определяемом предмете прямо и по существу, каждый может понимать их по-своему.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV