Наши партнеры

Terek-live.ru - По материалам: http://www.terek-live.ru/pasulko-ordabasy-sumel-sozdat-tereku-problemy.html.

8.3. ФИЛОСОФИЯ ПРАКТИКИ

РАЗДЕЛ 2. СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ КУРС ФИЛОСОФИИ

8. ФИЛОСОФИЯ КАК АКСИОЛОГИЯ

Что такое практика?

Греческое слово «практикос» означает деятельный, активный. При этом имеется в виду деятельность, всегда направленная на достижение цели. Практика есть деятельность человека по достижению цели.

Практика обладает структурой, строением. Составляющими структурами являются: 1) субъект практики (один человек или группа людей, цели которых определяют смысл совершаемого); 2) сама цель как субъективный образ желаемого будущего; 3) целенаправленная деятельность; 4) средства практики; 5) объект практического действия; 6) результат практики.

Положим, Иван и Степан делают вместе табуретку. Здесь субъектами практики являются они оба, цель практики — заиметь табуретку, деятельность — пиление, строгание, средства практики — пила, рубанок, молоток, объект делания — древесный материал, результат действия — табуретка. Наш пример очень прост. Ясно, что могут быть куда более сложные практические ситуации, когда, например, субъектом практики являются огромные социальные общности людей, а средствами практики — сложные машинные комплексы. В то же время возможны весьма вырожденные случаи практики.

Допустим, студент на экзамене взял билет и готовится к ответу, но делает это несколько странным образом, ничего не пишет, думает. Это тоже практика, ибо у студента есть цель и он стремится ее достичь. Необычность рассматриваемой ситуации заключается в том, что здесь объектом практического действия является сам субъект практики, нет каких-либо материальных внесубъектных средств практики, а результатом ее является подготовленный на экзаменационный вопрос ответ.

В практике принимает участие и студент, и рабочий, и инженер, и деятель искусства, и ученый, короче, каждый человек. Непрактикой является не умственная или какая-либо другая интеллектуальная деятельность, а отсутствие деятельности в ее специфически человеческих чертах. Если природные процессы не вовлечены в среду деятельности человека, то они не относятся к сфере практики.

Что касается форм практики, то их в соответствии со структурой человеческой деятельности достаточно много. Есть практика экономической, политической, социальной, научной, культурной жизни. Философия ищет смыслы практики, причем наиболее фундаментальные.

Заметим, что философский термин «практика» не следует отождествлять с так называемой учебной практикой, которая понимается как непосредственное применение добытых знаний. С философской точки зрения приобретение знаний в учебной аудитории тоже есть практика.

Обзор: в чем состоит ценность, смысл практики?

Выше практика определена как целенаправленная деятельность. Кажется, что этим уже дан ответ на вопрос «Что такое практика?». Но это впечатление весьма обманчиво. Ведь мы еще не дали ценностной оценки практике. А без этого предыдущие разъяснения следует расценивать как всего лишь введение в тему практики. Но ценностное измерение достигается не иначе, как в процессе философской интерпретации. Поэтому нам предстоит отправиться в поход по дорогам философских интерпретаций. Философ — это неугомонный путник со времен зарождения философии, т.е. от античности и до наших дней.

• В античном обществе тяжесть физического труда была уделом прежде всего рабов. К физическому труду и даже иногда к искусству культивировалось пренебрежительное отношение. Наивысшей формой деятельности считалось созерцание мудрецом смысла космоса. Учение о практике (праксиология) выступает как этика. Этика — характерная черта как античной, так и древнекитайской и древнеиндийской философии. Через всю мировую философию проходит традиция этической интерпретации практики.

Древние греки считали, что все существа активны в соответствии со своим предназначением. Человек не является исключением, он также обладает активностью, которую греки называли добродетелью (делать добро, благо). Часто говорят поэтому, что античная этика — это этика добродетелей. Современный известный американский этик А. Маккинтайр определяет добродетель следующим образом: «Это качество, усвоенное личностью, обладание и пользование которым дает ей возможность достичь благ, внутренне ей необходимых, заложенных в ее практической деятельности. Поэтому отсутствие данного качества лишает личность возможности добиться хотя бы одного из этих благ». Возвратимся к античности.

Смысл добродетелей человека здесь видят не в них самих, а, как это делает Платон, в космической идее блага — благо превыше всего. Главная добродетель человека — мудрость, ибо она есть проявление идеи блага и, будучи задействованной, приближает к ней. В списке аристотелевских добродетелей на первом месте стоит опять же разумная мудрость. Человек счастлив, если ему удалось эффективно задействовать свои добродетели.

Итак, этика добродетелей соответствует философии идей Платона и философии форм Аристотеля. Ценность, смысл практики состоит в том, что она объединяет человека в гармоническое целое с космосом. Достигнув этого, человек счастлив.

• В средние века христианство первоначально рассматривало труд как проклятие, наложенное Богом на человека. Впоследствии труд в качестве благородной деятельности был отчасти реабилитирован. Тем не менее главной формой деятельности считается служение Богу, а это прежде всего молитва и все, что с ней связано. С этих позиций как раз и оценивается всякая практическая деятельность, а именно, выясняется ее богоугодность. Смысл практики — ее богоугодность.

На новой основе культивируется этика добродетелей. На одной стороне Господь, на другой — причастный к его царству индивидуум с соответствующими добродетелями, среди которых наиважнейшие — вера, надежда и Любовь. Это этика божественного откровения. Счастье человека определяется его близостью к Богу.

• Этика Нового времени по преимуществу рационалистична. Она стремится избавить человека от потусторонних сил. На стороне человека признаются изначально данные природой две силы: разум и чувственность. Решение вопроса о смысле практической деятельности берет на себя разум. Смысл практики, деятельности человека состоит в ее разумности. Декарт, Спиноза, Гоббс недовольны хаосом страстей, который они мечтают упорядочить рациональным путем. По-другому рассуждают мыслители, которые склонны отдавать должное чувственности человека. Принципом морали (нравственности человека) провозглашается правильно понятый интерес (Мандевиль, Гельвеции). Но что значит правильно понять интерес человека? Это значит подключить к его оценке разум. По возможности надо все посчитать.

• Гений Нового времени И. Кант считается основателем этики долга. Человек должен быть моральным, потому что существует абсолютный нравственный закон, неподчинение которому лишено каких бы то ни было оснований. Кант также много пишет о добродетелях, но они имеют у него по сравнению с абсолютным нравственным законом вторичный характер. Смысл действий человека состоит в их причастности к абсолютному нравственному закону.

Эпоха Нового времени заканчивается Марксом и Ницше. Маркс приходит к выводу, что «... всякой об-

щественной форме собственности соответствует своя мораль...». Смысл практики он видит в ценностях экономических (общественный труд измеряется деньгами).

Ницше разгадывает основную тайну всякой этики и морали: они представляют собой интерпретации. Толково распорядиться этим открытием он не смог (может быть, помешала болезнь).

Подведем итоги. Ценность практики всегда выясняется в процессе некоторой философской интерпретации. Интерпретация эта состоит в том, что человек объявляется добродетельным, а сами эти добродетели оцениваются с позиций определенного, выработанного соответствующей философией идеала добра. Нетрудно составить таблицу идеалов добра и основных добродетелей.

Философские направления

 

Идеалы добра

 

Основные добродетели человека

 

Платонизм

 

Благо

 

Мудрость, справедливость

 

Христианская философия

 

Триединый Бог

 

Любовь к Богу

 

Нововременная философия до Канта

 

Рассудок

 

Рассудочность, свобода

 

Кантианство

 

Абсолютный нравственный закон

 

Следование абсолютному нравственному закону

 

Марксизм

 

Экономика, диктатура пролетариата

 

В максимальной степени способствование развитию экономики

 

Ницшеанство

 

Воля к власти

 

Быть сверх волевым

 

В чем состоит ценность практики? Наши дни

Мы продолжаем анализ ценности практики, вовлекая теперь в него новейшие философские направления.

Феноменология. Как известно, феноменологи первостепенное значение придают выработке феноменологических смыслов. Феноменологов часто обвиняют в том, что они непрактичны, зацикливаются, мол, на созерцаниях. Эти обвинения не вполне правомерны. Феноменолог не говорит, что не надо действовать, он утверждает, что смысл действий заключен не в их природных качествах, а в феноменологических смыслах.

• Герменевтика. Герменевтики действительно настроены более практично, чем феноменологи. Они считают, что смысл практики заключен в ней самой и может быть выявлен лишь в процессе осуществления практики. Здесь-то и раскрывается сущность вещей, с которыми человек контактирует, осуществляя свое бытие в мире. Ценность практики — в разрешении напряженности вопрошания, в реализующемся ответе на зов самих вещей. Практика соединяет человека с миром, в этом и состоит ее смысл.

• Что касается аналитиков, то они все согласны в том, что смысл практики выясняется при анализе высказываний о практике. Но дальше появляются разногласия. Одни, их называют натуралистами, склонны приписывать моральные ценности фактуальному миру, а другие, ненатуралисты, полагают, что мораль есть чувство. Для наших целей достаточно сделать вывод, что для аналитиков смысл практики выясняется в процессе интерпретации высказываний о ней. Многие аналитики — сторонники этики последствий поступков. Они считают, что главное — оценить последствия поступков.

Постмодернисты, оценивая практику, также заняты интерпретацией текстов. Они стремятся устоявшиеся этические ценности окончательно предоставить истории. Но их собственные этические концепции не формируются сколько-нибудь ясным образом. Видимо, эстетика возвышенного должна одновременно служить заменой прежних как эстетических, так и этических воззрений.

• В отличие от постмодернистов представители так называемой коммуникативной этики готовы говорить о практике и этике с утра до вечера, это их главный интерес. Свою философию они (Ю. Хабермас, К.-О. Апель) часто называют практической философией. Как приходят к этическим ценностям? В процессе дискуссий и выработки общего мнения (все это называется дискурсом). Кант не объяснил, откуда берутся нравственные законы, а они являются итогами дискурса. Маркс считал, что общество построено на общественном труде, в действительности же его фундаментом является достигнутое в дискуссии согласие, сам общественный труд нуждается в интерпретации.

Итак:

Смысл практики во всех современных философских направлениях видят в этических ценностях (все реже используются выражения «этика добродетелей», «этика долга», все чаще говорят и пишут об «этике ценностей»).

Этическая (моральная) ценность понимается как интерпретация, выработанная посредством определенного философского метода.

Что такое добро? Как его измерить?

Предыдущий анализ позволяет ответить на вопрос о природе добра, признающийся остродискуссионным, довольно кратко. Добро — это положительная ценность поступка, действия. Как и в случае с красотой, можно построить шкалу моральных оценок, используя лингвистические или цифровые переменные.

Мы преднамеренно добавили к словам «доброе» и «злое» лингвистические переменные. Можно было использовать другие слова. Так, о добром говорят: отличное, первоклассное, достойное восхищения, бесподобное, неоценимое, лишенное недостатков, блестящее, великолепное, редкое, несравненное, совершенное, первостепенное и т.д. Соответственно и для злого (зла) нетрудно привести слова ряда семейного сходства, оценивая их затем только положительными или положительными и отрицательными числами. Можно ли измерить добро? Разумеется, можно, но, как и в случае с эстетическими ценностями,

не с помощью какого-либо прибора. Его должна заменить интерпретационная деятельность. Еще лучше, если это делается в процессе дискуссии. Один ум хорошо, а два лучше.

О том, что этические ценности можно подсчитывать, впервые высказались английские философы-утилитаристы А. Смит, И. Бентам, Дж. С. Милль. Латинский термин «утилитас» означает пользу, выгоду. В рамках утилитаризма важнейшим критерием добра оказывается достижение пользы. Бентам сформировал такое требование: «Наибольшее счастье для наибольшего числа людей». Саму полезность Бентам понимал как наслаждение при отсутствии страданий.

Утилитаристов очень много критиковали. Маркс назвал Бентама «оракулом пошлого буржуазного рассудка XIX века». Критики были недовольны тем, как утилитаристы трактовали полезность, часто сводя ее к сугубо эгоистическому интересу. Но каждый волен по-своему понимать добро. Если вы не согласны с Бентамом, дайте свою собственную интерпретацию добра.

Важно понимать, что представления о добре являются различными и могут быть различными. Но если вы их имеете, а каждый человек действительно их имеет, то добро можно измерить и, думается, во многих случаях это как раз и надо делать.

Возьмем простой пример: у вас есть 2 часа свободного времени и вы решаете, как их провести: то ли пойти в гости к приятелю, то ли выполнить полученное от кого-либо задание. Вы начинаете сопоставлять и приходите к решению: «сделаю это, ибо оно для меня важнее». Что, собственно, вы проделали? Сравнили два возможных поступка, подвели их под одну и ту же ценность, определили, как выражаются, вес этих поступков, отклонили тот поступок, у которого вес меньше. Если бы у вас были не две, а, например, десять возможностей, то вы могли бы поочередно сравнивать по два возможных поступка до тех пор, пока не остался бы один претендент на действительное осуществление.

Есть теории, которые позволяют математически осмыслить ситуацию выбора решений. Такова, например, теория игр. Но ни одна математическая теория не может объяснить, какие именно ценности должны быть признаны в качестве приоритетных. Вот тут-то и заключена главная проблема. Какие ценности мы выбираем? Те, которые мы способны выработать, а это зависит от философского потенциала личности.

Всякие надежды на то, что можно раз и навсегда определить, что такое добро, неизменно посрамляют себя. Нравственность, как и все в этом мире, имеет историю, одни представления сменяют другие. Мы всегда знаем, что такое добро, но вместе с тем ищем его снова. Такова наша жизнь. Ниже, рассматривая этику ответственности, еще раз обратим внимание на историю проблемы добра.

Справедливость или Свобода? Лучше Ответственность!

Вся многовековая история развития этических ценностей развивалась под знаком противопоставления справедливости и свободы. Платон и Аристотель мечтали о справедливо устроенном государстве. Несправедливо, если правителями являются не самые мудрые, т.е. не философы. Маркс через всю свою жизнь, начиная с двенадцатилетнего, возраста, пронес убеждение о несправедливости буржуазного общества, где тот, кто работает, либо вообще беден, либо далеко не самый богатый. Современный либерал американец Ролз видит несправедливость в отказе богатых помогать бедным.

О свободе (независимости и самостоятельности) также мечтали с незапамятных времен. Многочисленные восстания в Древнем мире были направлены на приобретение независимости. Эпикурейцы, киники, стоики, скептики стремились обосновать самодостаточность человека, т.е. его свободу. Идея свободы не чужда и христианской философии. Бог не навязывает свою волю человеку: греши, грешник. Подлинный триумф этики свободы наступает в Новое время. Развитие капитализма вплоть до наших дней сопровождается требованием обеспечения для личности разнообразных «свобод». Свобода часто интерпретируется как основная этическая ценность буржуазного общества. Показательна в этом смысле позиция французского философа Ж.-П. Сартра: «Мы приговорены к свободе». Настоящим певцом свободы был наш соотечественник Н.А. Бердяев.

Против требования справедливости и свободы мало кто отваживается выступать — оно имеет многовековую традицию. Вместе с тем хорошо известно, что попытки последовательно осуществить идеал справедливости неожиданным образом приводят к всеобщей уравниловке. Но даже вне этих крайностей ясно, что идеалы справедливости и свободы трудно согласовать друг с другом.

Опять же, через всю историю этики тянется шлейф попыток органически согласовать требования свободы и справедливости. Своеобразный прорыв в этой области наступил после появления в 1979 г. книги немецко-американского философа Ганса Йонаса «Принцип ответственности. Попытка разработки этики для технической цивилизации». Как-то сразу многим стало понятно: а ведь этика ответственности — это и есть объединение этики справедливости с этикой свободы.

Йонас, безусловно, учел уроки герменевтики Хайдеггера: бытийствуя в мире, человек уже в силу самого факта своего существования вынужден вопрошать и не только находить ответы на вопросы, но и ответствовать. То есть быть ответственным перед миром. Йонас особенно энергично требовал ответственности людей перед живыми организмами.

Чтобы лучше понять проблематику ответственности, обратимся к проблемам техники. Физики, руководствуясь идеалами свободного творчества, открыли, что в ядрах атомов заключена большая энергия. Она находится там в связанном состоянии, но ее можно извлечь с помощью цепных ядерных реакций. Так возникла идея создания атомной бомбы. Политики, стремясь прекратить войну, приказали летчикам сбросить бомбу на Хиросиму и Нагасаки (заметим также, что уже простое испытание ядерного заряда в силу радиоактивного загрязнения среды несет смерть десяткам тысяч людей). Не правда ли, странная ситуация: все умны, все справедливы, все свободны, а в результате смерть и разрушение. В этой связи как раз и возникло представление о том, что на место этики справедливости и свободы следует поставить этику ответственности, а уже в ней учесть достоинства как этики справедливости, так и этики свободы. Добро — это ответственность.

Обзор: этика ответственности

Философы установили, что период стремительного развития этики ответственности всецело относится к XX веку (последние 20 лет — это уже нечто вроде бума в области представлений об ответственности), но истоки этого процесса надо искать в древности. Весьма показательно, как проходили становление и развитие этики ответственности. Для дальнейшего важно понимать, что ответственность есть трехчастное отношение: 1) носитель ответственности; 2) адресат ответственности; 3) инстанция ответственности.

Платон еще допускал ответственность животных. Если, например, корова зашла на чужое поле и там натворила бед, то она достойна наказания (не так ли рассуждают многие воспитатели кошек и собак?). Аристотель считает человека ответственным только за его собственные действия, но не за стихийные силы. Древние римляне создают образцовое право и начинают решать проблемы ответственности преимущественно юридическим путем.

Это направление мысли было унаследовано от римлян католицизмом, а также протестантизмом. Адресат ответственности — Бог, ему противостоит человек. Бог всегда прав, виновным оказывается человек, обвиняемый. Насколько человек виновен, решается судом (святым или светским). В Новое время вину понимают светским образом в соответствии с юридическим мировоззрением.

Именно в Новое время складывается классическая концепция ответственности. Субъект действия, поступка несет ответственность перед обществом за его последствия. Субъект действия должен быть в состоянии предусмотреть последствия своих поступков, а это возможно лишь при его полной самостоятельности. Вся картина кажется ясной и простой.

Но там, где субъект выступает участником группы, где разделение функций крайне многозвенно, а такие ситуации встречаются в технической цивилизации на каждом шагу, классическая концепция ответственности теряет свою привлекательность, ибо вся требуемая ею ясность отсутствует. В этой связи получает развитие неклассическая концепция ответственности.

Неклассическая концепция ответственности рассматривает человека в мире, наполненном случайностями, риском, неопределенностями, мириадами взаимосвязей, участием в общих делах. Складывается сверхпроблематичная ситуация. В рискоемком мире отказ от ответственности был бы равносилен самоубийству, поэтому требование ответственности и осуждение безответственности звучат как никогда ранее громко. В то же время очень трудно выделить ответственность отдельного человека (кто виноват? все виноваты — никто не виноват). Налицо проблемная ситуация. Люди не могут пройти мимо нее, они вынуждены постоянно ею заниматься. Здесь опять ощущается острая потребность в эффективной философии.

Неклассическая концепция ответственности ставит вопрос так: сумейте выделить ответственность всякого отдельного человека и подсчитайте ее. По результатам подсчета станет ясно, следует ли и в какой степени вознаграждать или же наказывать человека. Методику измерения добра мы знаем. Что же касается природы ответственности, то она устанавливается в процессе философской интерпретации, другого пути нет. При этом всегда руководствуются некоторыми стандартами, но философски настроенные люди никогда не довольствуются ими, а подвергают их основательной критике. Так рождается смысл добра, который никому не дан раз и навсегда.

Сотворение добра (увы, порой и зла) — это повседневное занятие всех людей, всякой личности. В одних случаях природа добра достаточно очевидна (согрей замерзшего, помоги пострадавшему), в других — до его смысла надо добираться.

Итак, в наши дни в его самом глобальном, емком значении добро понимается как ответственность, которая предполагает поиск и нахождение самых эффективных ценностей. Ищите добро, дорогу к нему осилит идущий.

Основные выводы

• Ценность — это интерпретация, в которой субъект выражает свои предпочтения.

• Ценность можно измерить.

• Эстетическое (художественное) — это чувство-ценность, направленное на возбудитель этого чувства и достигшее необходимой степени совершенства.

• Красота есть эстетическая интерпретация.

• Многообразию философий соответствует многообразие эстетик.

• Практика есть деятельность человека по достижению цели.

• Ценность практики определяется в процессе ее нравственной интерпретации.

• Добродетели человека понимаются в свете нравственных идеалов.

• Многообразию философий соответствует многообразие этик.

• Добро — это ценность поступка.

• Ответственность — это наиболее емкое современное понимание добра.

• Ответственным является тот, кто изобретает и сопоставляет ценности и руководствуется в своих действиях самыми эффективными из них.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV