Обзор: интерпретации природы техники

РАЗДЕЛ 2. СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ КУРС ФИЛОСОФИИ

11. ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

Рассмотрим теперь интерпретации техники профессиональными философами. Любое понимание техники есть своеобразная интерпретация, универсального понимания техники не существует.

• Начнем, как обычно, с античности. Когда на вопрос Херефонта жрица-прорицательница Пифия в храме Аполлона в Дельфах ответила: «Сократ превыше всех мудростью», и это было доведено до Сократа, то тот, как бы проверяя жрицу, пошел смотреть на работу ремесленников. Убедившись, что ремесленники превосходят его в конкретном знании, Сократ, однако, отметил свое преимущество в отвлеченном знании, т.е. в знании общего, идей. Аристотель придерживался также точки зрения Сократа: «наставники более мудры не благодаря умению действовать, а потому что они обладают отвлеченным знанием и знают причины». Для греков технэ (искусство, умение) ниже мудрости и ключом для понимания его, технэ, является знание общего.

• В средние века техника считается отблеском божественного творчества, с чем ее и сопоставляют. Техника по-прежнему сохраняет вторичное значение.

• В Новое время человек видит в технике преимущественно силу своего собственного разума и своих инженерных способностей. Техника выступает как прямое продолжение науки и желания человека господствовать над природой. Техника сама приобретает характер силы, господствующей над человеком. Маркс приходит к выводу, что самым изначальным базисом общества оказываются производительные, силы, средства производства, а это — техника.

• Особый интерес представляет для нас интерпретация техники в XX веке — ведь только в то время философия техники стала самостоятельной философской дисциплиной.

Испанский философ Ортега-и-Гассет указывал в связи с анализом техники на двойственность человека — он отличен от природы и вместе с тем посредством техники он с ней сливается.

Вот здесь-то и скрыта одна из проблем: человеку надо опасаться того, что он «потеряется» в технике, забудет о себе. Эту важную мысль очень ясно формулировал Карл Ясперс: «...техника двойственна... Поскольку техника сама не ставит перед собой целей, она находится по ту сторону добра и зла или предшествует им. Она может служить во благо или во зло людям. Она сама по себе нейтральна и противостоит тому и другому. Именно поэтому ее следует направлять».

Итак, и Ортега-и-Гассет и Ясперс считают, что содержание технике придает сам человек. Вопрос в том, какое именно содержание человек придает технике, не готовит ли он сам себе катастрофу?

• Лидер феноменологов Гуссерль считал, что человек придает технике негативное содержание. Происходит это следующим образом: богатый жизненный мир человека переводится в научные понятия, затем на основе этих понятий создают технику. В итоге забывают о жизненном мире человека. Так развивается кризис человека и его науки, и его техники. Есть ли выход из этого затруднительного положения? Да, наверно, есть, но для этого и наука, и техника должны сотворяться как полноценные знаки жизненного мира человека. Техника — это обычно бедный знак нашей жизни, его следует наполнить этой жизнью. Для этого нужна хорошая, по Гуссерлю, феноменологическая философия.

• Лидер герменевтиков Хайдеггер не меньше Гуссерля недоволен современным состоянием техники. Он считал, что человек, создав технику, поставив ее перед собой, не удосужился продумать вопрос о ее природе. Между тем «сущность техники вовсе не есть что-то техническое...». Хайдеггер предлагает вновь и вновь возвращаться к углубленному анализу природы техники. Его мечта состоит в том, чтобы техника была сродни искусству. Человек использует в искусстве природные материалы, но таким образом, что именно истинно человеческое определяет лицо искусства.

Философы-аналитики обычно рассматривают технику не саму по себе, а в цепочке: наука—логика—язык— техника—техническая рациональность—информационная интерпретация. Это означает, что техника рассматривается как прямое продолжение той рациональности, которая заключена в науке, логике, языке. Сама эта рациональность понимается в русле информационных наук. Философы-аналитики смотрят на будущее техники намного более оптимистично, чем феноменологи и герменевты.

• Из русских философов конца XX века интересный подход к пониманию техники разработал Г.П.Щедровицкий. Суть развиваемой им философии он называл мыследеятельностью. Это означало, что сначала нужно выработать правильную мысль (что достигается в процессе проведения многодневных семинаров), а затем разработать, причем непременно, программу действий. Щедровицкий был единственным, кто прямо и без обиняков заявлял, что современная философия должна быть организована так же, как технические науки.

В таком случае она действительно приобретает практический характер.

• Итак, все философы техники едины в одном: техника есть знак самого человека, но далеко не всегда удачный знак. В философии все видят ключ к гармонии техники и человека. Человек не должен в технике забывать самого себя. Будь человеком, и никакая техника тебе не страшна.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV