Наши партнеры

Odessa.cdcopy.com.ua - печать на упаковке.

II. Метафизические направления

ТРЕТИЙ ОТДЕЛ. Главные философские направления

§38. Три основные метафизические направления.

1. Гносеологическое и метафизическое направления не стоят друг к другу в таком прямом отношении, чтобы определенной теории познания соответствовало определенное миросозерцание. Однако, общий характер метафизической системы уже обычно заранее предначертывается гносеологическими взглядами автора. Так, существуют гносеологические направления, исключающие вообще даже самую постановку метафизических вопросов, например, скептицизм и чистый эмпиризм; последний в том случае, если он остается вполне верен самому себе. Существуют также другие направления, которые находятся во внутреннем родстве с известными метафизическими системами: например, сенсуализм" с материализмом, субъективизм с идеализмом. В иных же случаях, хотя характер теории познания и определяет метафизические взгляды, однако, в свою очередь, теория познания очень часто испытывает влияние со стороны тех самых метафизических воззрений, которым служит в качестве основы; наконец, иногда между обеими областями устанавливается такое тесное соотношение, что едва ли можно решить, где лежит исходный пункт целого направления; остается несомненным лишь то, что гносеологическое направление способствует выработке определенного метафизического миросозерцания, и наоборот.

2. Вследствие отрицательного положения, занимаемого некоторыми направлениями, скептицизмом и чистым эмпиризмом, по отношению к метафизическим проблемам, метафизика безусловно занимает второстепенное по сравнению с теорией познания положение потому, что нет ни одной философской системы, которая бы не заключала какой-либо теории познания, наоборот, существуют философские системы, которые намеренно исключают метафизику. Однако, метафизика под влиянием двух факторов всегда вновь и вновь пытается выдвинуться на сцену. Первый фактор кроется в общем философском стремлении к законченному миросозерцанию; второй — в разнообразных гипотетических построениях, предпринимаемых уже в отдельных эмпирических дисциплинах с целью, насколько возможно, полнее понять факты. Эти оба корня метафизики, философский и эмпирический, большей частью так тесно переплетаются друг с другом, что их трудно обособить один от другого, и это тем более, что философия и частные эмпирические дисциплины первоначально еще сливались друг с другом. Поэтому, принимая с самого начала известные метафизические взгляды, отдельные эмпирические науки переносят их опять на философию; таким образом, в общих миросозер-цаниях преимущественно играет роль взаимодействие науки и философии, благодаря которому в общем метафизические системы являются верным изображением научного движения мысли, хотя в них нередко развивается до ясных различий или даже до противоположностей то, что в развитии прочих наук отчасти сливается. Для оценки значения метафизических взглядов в ходе общего развития научного мышления, впрочем, очень важно заметить, что антиметафизические направления, или намеренно отрицающие возможность теоретического познания вообще, или, по крайней мере, отказывающиеся от всех принципов, выходящих за область частных дисциплин, вообще получили свое происхождение только в философии и через нее уже оказывали известное влияние на отдельные науки, не достигая в них самих никогда продолжительного господства. Если бы поэтому метафизика и исчезла даже когда-нибудь из философии, то она вновь, вероятно, появилась бы в ней через посредство положительных наук. Это явление свидетельствует, что наука не может обойтись без известных последних принципов, под которые она подводит фактический материал своих исследований, и что такие принципы всегда содержат гипотетические и постольку, вместе с тем, метафизические элементы.

3. В действительности фундаментальные понятия, над определением которых с древних времен трудится метафизика, возникли уже внутри обычного житейского опыта, и отсюда сначала проникли в философию, а затем в частные научные дисциплины. Таких фундаментальных понятий — три\ они уже потому играют выдающуюся роль, что все прочие общие принципы каким-либо образом зависят от них, и они поэтому преимущественно и налагают свой отпечаток на общее миросозерцание. Эти понятия — понятия субстанции, материи и души. Если их наименования частью и возникли сначала в науке, то сами понятия зародились до появления науки. Уже мифологическое мышление, переступив примитивную ступень, на которой оно схватывало только отдельные явления, достигло идеи единства мира, принципа, выражающего связь явлений, хотя этот принцип здесь, конечно, еще представлялся в какой-либо чувственно-созерцательной форме. Философия преобразует потом эту идею в понятие субстанционального основания вещей, в каковом преобразовании она руководится частью общими интеллектуальными и этическими требованиями, частью эмпирическими основаниями. В такой же мере понятия материи и души уже были подготовлены пред-научным и мифологическим мышлением. Потом они были перенесены в науку и этой последней обычно ставились в соотношение с независимо от них возникшим понятием субстанции. С этого времени метафизическая конструкция понятий как в философии, так и в отдельных науках вращается в существенных чертах вокруг этих трех основных понятий, в которых находят свое выражение три самые общие идеи, выдвигаемые изучением мира явлений: идея универсального единства мира, идея субстрата телесного мира и идея последнего основания духовных процессов, которые человек частью находит в самом себе, частью открывает в поступках других ему подобных существ. Эти три основные понятия с самого начала носят гипотетический и, следовательно, чрезвычайно изменчивый характер. На мифологической ступени мышления характер указанных понятий можно видеть в изменчивых фантастических представлениях, в которые они воплощаются. В научном мышлении такое непостоянство обнаруживается преимущественно в изменяющихся отношениях трех указанных понятий друг к другу. Но так как эти понятия, в собственном и самом тесном смысле слова, —метафизичны: они прямо возникают из стремления понять мир в единстве и сообщают свое направление всем другим конструкциям, служащим той же тенденции, то всякая метафизика необходимо гипотетична и, наоборот, всякая объяснительная гипотеза, т. е. гипотеза, не являющаяся простым предположением факта, который может быть доказан эмпирически, метафизична и ведет всегда в последней инстанции к одному из трех основных гипотетических понятий, к субстанции, материи или душе.

4. Различие основных метафизических направлений с самого зарождения философии определяется отношением, в котором стоят два более специальные из указанных понятий, непосредственно примыкающие к опыту, материя и душа, к более общему, субстанции. Из трех таких возможных основных отношений возникли, таким образом, три самые общие миросозерцания, между которыми возможны, в свою очередь переходы. Если материя, мыслимая как основа телесного мира, вместе с тем, принимается за общую субстанцию, то возникает материализм. Если, наоборот, духовное или в форме индивидуальной души, или в форме общего духовного принципа, мыслимого по аналогии с душевными дея-тельностями, делается субстанцией, то возникает идеализм. Наконец, при попытке удовлетворить равномерно различным сторонам действительности возникает направление, называемое вообще реализмом. При этом, конечно, следует принять во внимание, что эти термины получили значение, прилагаемое им в вышеприведенных определениях, большей частью в новой философии; сказанное особенно касается реализма: это слово при его первом применении к определенному направлению средневековой схоластики употреблялось в смысле, расходящемся в существенных чертах с его настоящим применением, именно, судя по выражению «universalia sunt realia», оно характеризовало своеобразную форму идеализма (см. выше, стр. 134).

Подобно гносеологическим, метафизические направления развивались постепенно, что особенно обнаруживается из той последовательности, в которой они выступили в античной философии. Первоначально появились на сцене материалистические миросозерцания. Из них развился потом идеализм, выступивший после ряда подготовительных попыток в первый раз в платоновской философии в резко очерченной форме, сообщив свое название и более поздним направлениям подобного же рода. К идеализму, наконец, через аристотелевскую систему примыкает в существенных чертах реалистическое направление. Позднее эти направления очень часто сменяют друг друга, нередко выступая рядом и в борьбе между собой, как проявления враждующих одновременных научных течений.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV