ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СПОР О СНОВИДЕНИИ: ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОНО СЕГОДНЯ ПРЯМЫМ ПУТЕМ К ЦЕЛИ?

Статьи Чарльза Бреннера (Brenner, 1969), и Р.Р.Гринсона (R.R.Greenson, 1970), последняя задумана как возражение к монографии под названием «Место сновидения в клинической практике» (Waldhorn, 1967), помещены вместе как представляющие два полюса классического спора о значении сновидения в психоаналитическом процессе. С характерной ясностью Чарльз Бреннер оправдывает изгнание сновидения с центрального положения в психоаналитической практике. Соотнеся психологию сновидений со структурной моделью психики, он утверждает, что психологическое напряжение между желанием и реалистичным мышлением, более полно концептуализированное как интрапсихический конфликт между организационными структурами психики — ид, эго и суперэго, повсеместно наблюдается в психической жизни. Симптомы, остроты, социальные и эстетические переживания — все они сформированы фантазией, являются продуктом конфликта и могут быть использованы аналитиком и пациентом для получения информации о бессознательной деятельности психики.

Гринсон с этим не согласен. Он утверждает, что окна в бессознательный ум, подобного сновидению, не существует и что никакой союз между аналитиком и пациентом не сравнится с союзом, складывающимся при работе со сновидением пациента. Он считает, что эго-психологи, примером чего служит работа Уолдорна, избегают бессознательное в целях защиты, называет это прозаичным и подвергает критике. Он критичен и к интерпретации сновидения с недостаточным использованием ассоциаций пациента, фактически исключающей пациента из процесса исследования.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV