4. ПРАВИЛЬНОЕ И НЕПРАВИЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СНОВИДЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПРОСТРАНСТВО СНОВИДЕНИЯ

М.МАСУД КАН

Психоаналитическая теория интерпретации сновидения, или психоаналитическая теория сновидения недавно обсуждалась Полем Тикером в его монументальной книге «Философская интерпретация (Paul Ricoeur, 1965). Ричард М.Джонс в своей книге «Новая психология сновидений» (Richard M.Jones, 1970) тщательно обсудил значение последних открытий в области психофизиологии сна и сновидения для классической теории сновидения.

Основываясь на переписке Фрейда с Флиссом я предположил, выше (сс. 45-70) [этот сборник]):

Что позволило Фрейду трансформировать свой героический субъективный опыт самоанализа в терапевтическую процедуру, — так это его гениальная способность к абстракции, благодаря ей он воссоздал все существенные элементы ситуации сновидца в психоаналитической обстановке, так что во время сеанса психоанализа человек, находясь в бодрствующем сознательном состоянии, мог физически, через невроз трансфера, вновь переживать бессознательные психические тревоги и блокирующие состояния, нарушающие функционирование его эго и ограничивающие его аффективную свободу. Далее я предложил концепцию «хорошего сновидения» и детализировал необходимые условия интрапсихического состояния сновидца, делающего возможным формирование такого сновидения. Я повторю здесь лишь две из четырнадцати характерных черт, рассмотренных выше, ибо они имеют отношение к моему обсуждению:

1. Нарциссическая способность эго получать удовлетворение из мира снов вместо чистого нарциссизма сна или конкретного удовлетворения реальностью. Это подразумевает способность эго переносить фрустрацию и допускать символическое удовлетворение.

2. Способность эго к символизации и работа сновидения, поддерживающая достаточное количество направленных против первичного процесса катексисов, необходимых для того, чтобы сновидение стало событием интрапсихической коммуникации.

Моя десятилетняя клиническая работа со времени написания статьи позволяет утверждать, что для врача-психоаналитика поиск значения сновидения так же важен, как и восприятие пациентом сновидения как вещи в себе. Противоположностью «хорошего сновидения» является не «плохое сновидение», а сновидение, разрушающее интрапсихическую актуализацию процесса в жизни или в ходе психоанализа. Поэтому я представлю свои доводы с точки зрения двух аспектов сновидения: первый связан с неспособностью использовать символические процессы, задействованные в формировании сновидения, а второй касается пространства сновидения, в котором сновидение реализуется.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV