Примеры и обсуждения

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ

10. ЗНАЧЕНИЕ ЯВНОГО СОДЕРЖАНИЯ СНОВИДЕНИЯ ДЛЯ ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Незамужней женщине, примерно сорока лет, живущей со своей матерью, с которой у нее противоречивые взаимоотношения, снится, что она провожает мать на поезд. Стоя на перроне, женщины разговаривают. Пациентка уговаривает мать подняться в вагон, потому что поезд вот-вот отправится, и, кроме того, та не слишком уверенно держится на ногах. Однако мать считает, что времени еще достаточно, и продолжает разговаривать. Пациентка неоднократно просит мать поторопиться, и в тот самый момент, когда пожилая женщина собирается подняться в вагон, поезд начинает двигаться, и она падает между поездом и платформой!

Я не буду пытаться представить полную интерпретацию сновидения — здесь различные слои накладываются друг на друга — но, как и следовало ожидать, амбивалентность тут поразительна. Я указываю пациентке на то, как она устроила, чтобы ее мать упала под поезд, на что она возражает — и именно этот момент я хочу здесь отметить: «Что вы говорите! Она сама во всем виновата. Она бесцельно тянула время, а я изо всех сил старалась, чтобы она зашла в вагон вовремя!» С подобного рода любопытными примерами каждый аналитик встречается снова и снова. В «Толковании сновидения» Фрейд излагает ситуацию следующим образом (1900: 534): «Здесь мы имеем наиболее общую и наиболее замечательную психологическую характеристику процесса сновидения: мысль и, как правило, мысль о чем-то желательном, объектифицируется в сновидении, представляется как сцена или, как нам кажется, переживается». И

«сновидения используют настоящее время ... в котором желания представлены удовлетворенными» (1900: 535).

Здесь, несомненно, наблюдается ослабление принципа реальности, как его объяснял Фрейд в своих «Метапсихологических приложениях и теории сновидений» (см. также Arlow и Brenner, 1964). Но Фрейд пишет (1917: 229): «Желание сновидения, как мы говорим, галлюцинирует, и в качестве галлюцинации встречается с убеждением в реальности его удовлетворения»; и (1917: 230): «Таким образом галлюцинация приносит с собой убеждение в реальности». Так сохраняются остатки восприятия реальности вместе с ощущением непрерывности «я» — каким бы отличным и регрессивным оно ни было по сравнению с «я» бодрствующего состояния (см. Federn, 1932; Grotjahn, 1942). Фрейд заявляет, что видеть сон — фактически означает быть отчасти бодрствующим (1900: 575): «Следовательно, необходимо признать, что всякому сновидению присуще пробуждающее действие»; и в «Основных принципах психоанализа» (1940: 167) он говорит:

«Организация эго еще не парализована, и его влияние можно видеть в искажении, которому подвергается бессознательный материал, и в том, что часто оказывается весьма неумелыми попытками придать общему результату форму не слишком неприемлемую для эго (вторичная переработка)».

Связанная с этим проблема четко представлена в «Мета-психологических приложениях к теории сновидений» (1917: 234, пр.2).

Сновидение следует рассматривать (1917: 223) «кроме всего прочего, [как] проекцию [курсив Фрейда], экстернализацию внутреннего процесса». Еще в 1894 г. Фрейд (1892-9: 209), обсуждая паранойю, говорит о злоупотреблении механизмом проекции в целях защиты». Но в этом же тексте мы находим и упоминание о проекции как о психическом механизме, очень часто использующемся в нормальной жизни. «Всегда, когда происходит внутреннее изменение, у нас есть выбор — предположить либо внутреннюю, либо внешнюю причину». По-видимому, во время сна ничто не мешает нам, прибегнув к механизму проекции, создать собственный внешний мир по своим законам. Отсюда понятно, почему упомянутая выше пациентка чувствовала себя абсолютно невиновной.

Я считаю, что подобные аспекты почти всегда можно отыскать в сновидениях невротиков или, скорее, в конфликтных сновидениях, которые фактически любой человек видит каждую ночь. Их не будет в немаскированных, простых сновидениях, рисующих прямое удовлетворение желания. Но при выражении импульсов, ощущений или мотивов, от которых нужно отгородиться, ибо они не могут появиться даже в самых безумных сновидениях, наилучший способ — позволить таким вещам произойти вне (пассивного) «я». Как писал Фрейд еще в 1894 г., это можно сделать очень легко и, скорее всего, с самого раннего детства нас учат, что наша роль в каком-либо конкретном событии определяет, в какой мере мы можем быть ответственны за него. Таким образом, позиция, действие и реакция сновидца во время сновидения — а это, подчеркиваю, продукт, в котором именно сновидец определяет, что происходит — ясно очерчивают его собственную связь с ним. Эту ситуацию можно сравнить со структурой греческой трагедии, обсуждавшейся Ван дер Стерреном (Van der Sterren, 1952: 344): «Существует представление, что побуждение совершить все эти ужасные деяния приходит извне: так повелели боги и предсказал оракул»; и «греческое слово chrao означает 'желать', 'жаждать' и 'советоваться с оракулом'». Другими словами, здесь также явно присутствует тенденция проецировать свое желание.

Теперь мне хотелось бы представить более подробный пример анализа с ассоциациями.

У мужчины, примерно пятидесятилетнего возраста, наблюдались трудности с пассивными желаниями и выраженная склонность к промискуитету, в чем просматривалась его эксгибиционистская защитная позиция. Однако внебрачные взаимоотношения, завязываемые им с этой целью, обычно были кратковременными. Во время одной такой связи, когда он находился со своей любовницей, ему приснилось:

Затем я начал демонстративно летать, скорее рисуясь. Я хотел показать, что умею это делать, но не мог набрать достаточной высоты и оказался летящим мимо корабельных мачт... самолет был ДС-4.

Его ассоциации выявили, что ДС-4, кроме обозначения типа самолета, являлось также маркой насоса, известного пациенту по его работе. Этот насос представлял собой удивительное приспособление, выкачивающее твердые взвеси посредством движения по спирали. Данный способ разработчики скопировали у одного вида змей, способных подобным образом добывать воду в пустыне. Мачты кораблей: недавно он отремонтировал свою яхту, чтобы в ближайший отпуск провести там время с любовницей. Он считал это рискованным делом по отношению к жене. Что касается любовницы, он сказал: «Я чудесно с ней сожительствовал, три раза за одну встречу. Последние два были особенно прекрасными. Она просто околдовывала мой пенис». Затем он рассказал об эпизоде из своей юности, путешествии на каноэ, фактически бывшем проявлением бесстрашия: он перевернулся и был спасен после того, как чуть не утонул. А теперь давайте посмотрим, что происходит в манифестном сновидении с точки зрения сновидца. Он хочет продемонстрировать пример бесстрашия, стремительно подняться ввысь на самолете, но натыкается на трудности и чуть не врезается в мачты кораблей. Перед лицом надвигающегося крушения он ясно ощущает, что все происходит вопреки его желаниям. Ассоциация с кораблями в сновидении приводит к рискованному плану провести отпуск на яхте вместе с любовницей и к рискованному предприятию в прошлом, когда он едва не погиб. Самолет ДС-4 мы без колебаний должны интерпретировать как символ пениса, но в то же самое время ДС4 — это марка насоса, способного чудесным образом добывать воду в пустыне, то есть, его любовница. Сквозь его показуху ясно просматривается пассивность.

Сознательно выражается идея: «Я хочу быть способным» (см. Federn, 1914, 1932; Saul и Fleming, 1959). Однако «боги» предостерегают: «Будь осторожен, ты не можешь добиться успеха!» — другими словами, бессознательно он больше не желает довести до конца начатое, ибо оно его слишком сильно тревожит. Вскоре после пересказа данного сновидения в его жизненную ситуацию вовлекаются друзья, и в итоге он, как обычно, позволяет «вернуть себя» обратно к жене. В реальной жизни он проигрывает ту же ситуацию, что в своем сновидении: представляет ее как объективное событие, происходящее без его активного участия (см. Roth, 1958). Точная интерпретация этого сновидения должна звучать примерно так: «Вам бы очень хотелось быть настоящим мужчиной и убежать со своей любовницей. Однако ваша тревога оказывается сильнее желания, и ваше стремление к безопасности и защите преобладает». Я хочу отметить, что здесь снова одно желание используется для того, чтобы отвергнуть другое!

Другой пример:

Пациент, уже немолодой холостяк, идет с девушкой по семинарии св.Павла. Их сопровождает гид, но пациент теряет его из виду. Он очень нервничает по этому поводу и в конце концов отстает и оказывается в маленькой комнатке.

Ассоциации пациента показали, что рядом с местом рождения пациента действительно находилась семинария с таким названием; но и его самого звали Павлом. С маленькой комнаткой у него тут же возникла ассоциация: она напомнила ему маленькую спальню, где он обычно лежал на кровати со своей сестрой. Если мы изучим сновидение в свете обретающего здесь форму инсайта, то должны сделать вывод, что он хочет остаться без гида, но не сознательно. Мы можем предположить, что этот праведный Павел, воспитанный в очень набожном окружении, хотел бы скрыть некоторые вещи, связанные с его контактом с сестрой. Когда я высказал ему это предположение, оказалось, что он хотел утаить связанные с мастурбацией фантазии. Его беспокойство в манифестном сновидении должно выражать его конфликт с положительным переносом из-за необходимости рассказать об этом запрещенном материале: он хочет удовлетворить отягощенную чувством вины сексуальную фантазию, но в то же самое время избегает секретности vis - a - vis с аналитиком-отцом — что является для него необходимым предварительным условием для удовлетворения сексуального желания — представляя это в форме нежелательного исчезновения гида.

Я могу дополнить эти примеры множеством других. Постоянно поражает, как сновидец, тем или иным образом, отделяет себя в своем рассказе от происходящего. Достаточно будет нескольких коротких примеров: брат пациента обращает его внимание на тот факт, что он, пациент, интересуется сексуально возбуждающими вещами, что несвойственно их семье. Это замечание явно усиливает тревогу пациента, и ему снится, что он очень неуклюже и по-детски выполняет разного рода дела и воспринимает это с большой досадой. Другими словами, он против своей воли уступает брату. Эта тревога кастрации у пациента особенно выражена.

Пациентке, бывшей ребенком родителей среднего возраста, братья и сестры которой были намного старше ее, и очень тяжело взрослевшей, приснилось, что я ставлю ее в один ряд со своими детьми и она сильно сердится из-за этого. Интерпретация: она не хочет видеть, что на самом деле желала бы остаться ребенком.

Из сновидений, описанных Фрейдом для иллюстрации роли этого аспекта явного сновидения, можно просто отметить типичные эксгибиционистсткие сновидения и сновидения желания смерти: первое сновидение Доры (1905а) и сновидение о званом ужине.

Механизм замены на противоположное, рассматриваемый Фрейдом как обычная часть первичного процесса работы сновидения и предлагаемый им как технический прием в тех случаях, когда четкая интерпретация не вырисовывается (1900: 327), является не просто случайной процедурой искажения сновидения, а, скорее, способом защиты, потенциально всегда многозначным; к примеру, присутствие в сновидении большого числа людей в комнате для аналитических сеансов указывает на желание что-то утаить, и, как правило, особенно часто наблюдается в случаях, когда направленные на аналитика сексуальные желания вызывают сильную тревогу. Кроме того, просто поразительно, как часто в ходе анализа в сновидениях в замаскированной или открытой форме рисуются разного рода нежелательные сложные взаимоотношения с аналитиком (см. также Harris, 1962). Все это, несомненно, продукты невроза переноса.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV