Взгляды некоторых других авторов на значение интерпретации манифестного сновидения

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ

10. ЗНАЧЕНИЕ ЯВНОГО СОДЕРЖАНИЯ СНОВИДЕНИЯ ДЛЯ ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Пауль Федерн (Federn, 1914, 1932, 1933, 1934) внимательно изучает сновидения в отношении открыто проявляющихся в них ощущений эго, разделяя при этом физические и психические ощущения и особо выделяя значимость первых. Позднее, когда он начинает выражать свое мнение в соответствии с различиями, вытекающими из структурной теории, его взгляды приобретают большую ясность, но одновременно становится очевидно, что его идеи относительно эго немного иные и более или менее феноменологически обусловлены (Jacobson, 1954; Fliess, 1953; Kohut, 1966). Так или иначе, он подчеркивает роль манифестного сновидения в процессе интерпретации и именно ощущению эго (нам предпочтительнее назвать это «ощущением «я»; Fliess, 1953) он отводит весьма существенную функцию. Он считает его указателем «модальности», то есть позиции, занимаемой эго и выражающейся такими вспомогательными глаголами, как: «быть способным», «иметь разрешение», «хотеть» и так далее. По моему мнению, это абсолютно правильно, но все же принимать во внимание только психические или физические ощущения эго — значит сильно ограничивать аналитическую работу: потенциальными отправными точками для заключений должны быть и другие аспекты роли сновидца в сновидении.

Френч (French, 1937a,b, 1952; French и Fromm, 1964; см. также обзоры Kanzer, 1954; Joffe, 1965; Noble, 1965) в своих работах демонстрирует поразительное развитие идеи становления собственной позиции в отношении интерпретации сновидений. В своих ранних статьях он еще твердо придерживается обычных психоаналитических взглядов, хотя и проявляет большой интерес к явному содержанию сновидения и демонстрирует, как появляющиеся в нем образы раскрывают отношение сновидца к выражаемым проблемам. Он считает изменения представлений ключевой фигуры в ходе анализа индикаторами процесса излечения, например, если такая фигура вначале представлена неодушевленным предметом, а позднее появляется в образе самого пациента. Однако в дальнейшем развитии своих представлений Френч все больше отходит от общепринятых психоаналитических мнений. Самая выдающаяся его идея состоит в том, что работу сновидения следует понимать как форму разрешения проблем, а этот взгляд совершенно отличен от формулировки Фрейда (1925а: 127).

Говорится, что работа сновидения олицетворяет такой тип «практического и эмпатического мышления», который мы не должны путать с вербальным мышлением. Френч (French, 1964: 163 и далее) считает, что свободные ассоциации являются «продуктом дезинтеграции вербального мышления сновидца». Он полагает, что способен понять значение сновидения посредством другого типа мышления: интуиции, здравого смысла и эмпатии. Иоффе (Joffe, 1965), комментируя Френча и Фромма (French и Fromm, 1964), правильно отмечает, что «читатель может забыть, что сновидение является образом восприятия,... а также галлюцинацией, возникающей во время сна». Френч пытается втиснуть все явления в рамки рационального (то есть понятного на языке повседневного мышления), свести их к «когнитивной структуре»; при этом он пренебрегает примитивными и эксцентричными характеристиками, показанными еще Фрейдом. Упускается из виду произвольный, случайный характер явного сновидения, роль «дневных отпечатков» в его формировании (см. также Fisher, 1957; Fisher и Paul, 1959; Kubie, 1966).

Хотя подход Френча включает многие элементы, с которыми я согласен — в том числе его точку зрения на роль участия сновидца в сновидении (1964 :38 и далее), — по моему мнению, он напрасно игнорирует многие руководящие принципы и интуитивные представления психологии сновидений Фрейда и сводит интерпретацию к функции эмпатии, интуиции и здравого смысла. Знаменательно также, что в обоих описываемых им случаях (Френч 1952, 1953; French и Fromm, 1964) представлены довольно грубые личности. Однако следует признать, что он приложил немало усилий, чтобы обосновать свой метод интерпретации (French и Fromm, 1964).

Хотя Саул (Saul, 1953, 1966; Saul и Curtis, 1967; Saul и Fleming, 1959; Sheppard и Saul, 1958) провел весьма проницательный анализ манифестного содержания сновидения, обращая наше внимание на связь роли «я» в сновидении с эго-функциями (включая защиты) — а именно, того, каким образом эта роль отражает структуру личности пациента — впечатления о том, что его наблюдения использовались для формулировки правил методики интерпретации, не создается.

Однако можно сказать, что мысли этих трех авторов — особенно Федерна, но также и Френча, и Саула, — в значительной мере близки моим целям.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV