Обсуждение

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ

11. КОНТИНУУМ СНА В ПСИХОАНАЛИЗЕ: ИСТОЧНИК И ФУНКЦИЯ СНОВИДЕНИЯ

Соединив данные психоаналитических сеансов с записанными в лаборатории по изучению сна сновидениями, мы попытались определить источник явного содержания сновидений и посмотреть, не поможет ли эта информация понять функцию сновидения. Мы обнаружили, что манифестное содержание сновидения содержит в себе множество значимых отпечатков предшествующих сну аналитических сеансов. Это открытие согласуется с работами Уиткина (Witkin, 1969: 285-359), Брижера и др. (Breger, 1971) и Уитмена (Whitman, 1873), обнаруживших прямое включение предшествовавших сну эмоциональных переживаний в явное содержание сновидения. Так как анализ пробуждает эмоциональные конфликты, то едва ли удивительно, что материал аналитических сеансов появляется в сновидениях пациентов. Однако более важным явилось открытие, что эти отпечатки регулярно представляли эмоционально значимый материал, а не индифферентное содержание. Отпечатки давали ясную картину основных проблем, с которыми боролся пациент, и его усилий справиться с ними. Это открытие подтверждает высказывания Фрейда (1923) и Шарпа (Sharpe,1937) и более недавнее заявление Лангса (Längs, 1971) о том, что находка «отпечатка дня» обычно ведет к немедленному пониманию сновидения.

Кроме того, изучение последовательности сновидений в течение ночи позволило оценить степень успешности, с которой пациент справлялся с тревожащим его материалом. Различные последовательности сновидений (показывающие разрешение конфликта или задержку на одной и той же проблеме) сходны с таковыми, описанными Оверкранцем и Рехштаффеном (Offenkrantz и Rechschaffen,1963). Наши оценки защитного напряжения для аналитического сеанса, следующего за каждой серией сновидений, указывают на обоснованность рассмотрения сновидения как механизма адаптации, иногда успешной, а иногда нет. Тот факт, что и содержание сновидения, и физиологические измерения в ходе сновидения (латентность БДГ и время БДГ) отражают эти данные, дополнительно подтверждает взаимосвязь психологических и физиологических аспектов сновидения.

Эти открытия проливают свет на теории функции сновидения. Какое это имеет значение для клинического использования сновидений? Четкая взаимосвязь важных переживаний в бодрствующем состоянии и манифестного содержания снова выдвигает сновидение на передний план. Рассматривая сновидение с этой точки зрения, можно составить сравнительно ясную картину психологических проблем пациента. Конечно же, следует отметить, что не все люди проходят курс психоанализа или испытывают сильное психическое напряжение. Поэтому не стоит ожидать, что психодинамические конфликты будут в равной мере очевидны во всех сновидениях. Просто следует сказать, что БДГ и механизмы сновидения при необходимости всегда доступны для использования. Возможно, у здоровой части населения этот механизм служит для ассимиляции новых переживаний индивидуально значимым образом.

Утверждая, что манифестное сновидение содержит неискаженные важные отпечатки дня, мы не считаем, что дневные впечатления полностью неизменны. Безусловно, наблюдаются изменения в субъективном представлении или внутреннем языке. Френч и Фромм описывают этот процесс как переход от чисто логического мышления к конкретному, практичному языку, похожему на язык детства. Служит ли это изменение языка целям искажения и защиты, или просто представляет особый незнакомый язык системы — по-прежнему спорный вопрос (Piaget, 1951; E.Jones, 1916: 87-144). Байнес (цитируется по Faraday, 1972, с.121) сравнил утверждение Фрейда о маскирующей функции сновидений с анекдотом об англичанине, приехавшем в Париж и решившем, что парижане говорят тарабарщину (французский язык), чтобы выставить его дураком. Так, в сновидении, где «три человека в комнате» были представлены «тремя мужчинами в одной лодке», язык сновидения не маскирует, а действительно дает графическое изображение ощущений пациента и того, какой он хочет видеть ситуацию. Таким образом, язык сновидения можно назвать метафорическим, временами изощренным и отличным от языка бодрствующего состояния, но не обязательно более примитивным.

Таким образом, защита посредством искажения может происходить при вторичной переработке, в то время, как человек пытается понять смысл своего сновидения. Видимое искажение может быть обусловлено недостатком информации об отпечатке дня. Историческим примером последней возможности является сновидение об инъекции Ирме Фрейда. Используя это сновидение, Фрейд продемонстрировал многие механизмы, участвующие, по его мнению, в формировании сновидений. На основании своих ассоциаций Фрейд сформулировал латентное содержание данного сновидения и продемонстрировал различные искажения этого содержания, произошедшие в ходе развития манифестного сновидения. Однако Фрейд на включил в свое обсуждение важных «отпечатков дня», которые были описаны Шуром (Schur, 1966: 45-88). Сравнительно неискаженное включение этих пронизанных аффектом событий в явное содержание сна впечатляюще. С предоставленной Шуром дополнительной информацией теперь можно видеть, что фрейдовская формулировка латентного содержания связана с вытесняемыми чувствами Флиссу. Но, поскольку он, видимо, «забыл» о важном отпечатке дня сновидения об Ирме, то формулировка оказалась весьма приблизительной к тому, что описывает Шур. Однако сновидение действительно указало ему верное направление.

Из этого примера мы можем лучше оценить ход мышления таких теоретиков сновидения, как Штекель (Stekel, 1943), Юнг (1934: 139-62), Адлер (1936) и Бонейм (Bonime, 1962), не соглашавшихся с Фрейдом в том, что касается степени маскировки в сновидениях. Концепция маскировки необходима, если сновидение служит для разрядки угрожающих подавленных желаний (R.Jones, 1965). Фрейд также предостерегал об опасности принимать манифестное содержание сновидения за чистую монету, чреватой метафорическим или аллегорическим подходом к интерпретации. Однако, как показал Спаньярд (Spanjaard, 1969), Фрейд имел склонность не обращать внимания на собственные предостережения. Он и многие другие теоретики больше сосредотачивались на персональном значении манифестного сновидения. Тогда ассоциации к сновидению становились, иногда без ведома сновидца, ассоциациями к эмоционально значимым событиям (отпечаткам дня, включенным в сновидение). Когда по этим ассоциациям обнаруживается отпечаток дня, значение сновидения часто сразу же оказывается понятным. Однако, даже если отпечаток дня не обнаружен, в сновидении пациент смотрит на материал, имеющий для него важное значение, материал, который необходимо попытаться интегрировать в сновидение.

В целом данное исследование продемонстрировало неразрывность психической жизни в состоянии бодрствования и сна (сновидения). Рассмотрение БДГ-сна (сновидения) как адаптивного механизма помогло организовать изучение материала сновидений, собранного в ходе психоанализа. Результаты привели к некоторым предложениям, касательно клинического анализа снов. Мы обнаружили, что важно изучить язык сновидения пациента, используемый в манифестном содержании. Тогда последнее предоставляет яркую субъективную картину текущих адаптивных задач пациента — указание на то, что активно в психоанализе.

Наша концепция адаптации сходна с таковой, описанной Яффе и Сандлером (Joffe и Sandler, 1968), согласно которой эго пытается создать новые организации идеального состояния «я» для того, чтобы сохранить чувство безопасности и избежать ощущения травматического ошеломления. Успешная адаптация включает отказ от идеалов (желаний), не соответствующих реальности. То, что предыдущие идеальные состояния нелегко оставить, вносит свой вклад в появление инфантильных желаний и аспекта сновидения, касающегося удовлетворения. Мы предполагаем, что сновидения изображают борьбу, присущую взаимодействию между желаниями прошлого и потребностями настоящего, и отражают процесс интеграции, по-видимому, происходящий во время БДГ-сна (Greenberg и Pearlman, 1975b).

Список литературы

Adler, А. (1936). On the unteipretation of dreams. Int. J. indiv. Psychol. 2, 3-16.

Bonime, W. (1962). The Clinical Use of Dreams. New York: Basic Books.

Breger, L., Hunter, I. and Lane, R.W. (1971). The Effect of Stress on Dreams. New York: International Universities Press.

Brenner, C. (1969). Dreams in clinical psycho-analytic practice. J. nerv. ment. Dis. 149, 122-32.

Faraday, A. (1972). Dream Power. New York: Coward, McCann and Geoghegan.

Ficher, C. (1965). Psychoanalytic implications of recent research on sleep and dreaming. J. Amer, psychoanal. Ass. 13, 197-303.

French, T.M. and Fromm E. (1964) Dream Interpretation: A New Approach, New York: Basic Books.

Freud, Sigmund (1900). The Interpretation of Dreams. SE 4/5.

__ (1924) The Ego and the Id, SE 19.

р.п.: Зигмунд Фрейд. Я и Оно. В кн.: З.Фрейд. Психология бессознательного. М., Просвещение, 1989.

Greenberg, R., and Leiderman, P.H (1966). Perceptions, the dream process and memory: an up-to-date version of 'Notes obn a Mystic Writing Pad'. Compr. Psychiat. 7, 517-23.

Greenberg, R., Pearlman, C.A., Fingar, R., Kantowitz, J. anfd Kawliche, S. (1970). The effects of dream dervation: implications for a theory of the psychological function of dreaming. Brit. J. med. Psychol. 43, 1-11.

Greenberg, R., Pillard, R and Pealrman, C.A. (1972a). The effect of dream (stage REM) deprivation on adantation to stress. Psychsom. Med. 34, 257-62.

Greenberg, R., Pearlman, C.A. and Gampel, D. (1972) War neuroses and the adaptive function of REM sleep. Brit. J. med. Psychol. 45, 27-33.

Greenberg, R., Pearlman, C.A. (1975a) REM sleep and the analytic process: a psychophysiologic bridge. Psychoanal. Q. (in press).

Greenberg, R., Pearlman, C.A. (1975b) Cutting the REM nerve: an approach to the adaptivee function of REM sleep. Persp. Biol. Med.

(in press).

Greenson, R. (1970). The exceptional position of the dream in psychoanalytic practice. Psychoanal. Q. 39, 519-49.

ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ

[281]

Hawkins, D. R. (1966). A review of psychoanalytic dream theory in the right of recent psychophysiological studies of sleep and dreaming. Dr. J. med. Psychol. 39, 85-104.

Joffe, W.G. and Sandier, J. (1968). Comments on the Psychoalanytic psychology of adantation. Int. J. Psycho-Anal. 49, 445-54.

Jones, E. (1916), The theory of symbolism. In E.Jones, Papers of Psycho-Analysis. 2nd ed. London: Balliere, Tindall and Cox, 1918.

Jones, R. (1965). Dream interpretation and the psychology of dreaming.

J. Am. psychoanal. Ass. 13, 304-19.

__ (1970). The New Psychology of Dreaming. New York: Grune & Stratton.

Jung, C.G. The practical use of dream analysis. In The Collected Works of C.G.. Jung, vol 16. New York: Pantheon, 1954.

р.п.: К-Г.Юнг. Практическое использование анализа сновидений. В кн.: К.Г.Юнг. Психология переноса. М., Рефл-бук, К., Ваклер, 1997.

Knapp, Р. (1969) Image, symbol and person; the strategy of psychological defence. Archs. gen. Psychiat. 21, 392-407.

Knapp, P., Greenberg, R., Pearlman, C.A., Cohen, М., Kantrowitz, J. and Sashin, J. (1975). Clinical measurement in psychoanalysis: an approach. Psychoanal. Q. (in press).

Längs, R. (1971). Day residues, recall residues, and dreams; reality and the psyche. J. Am. psychoanal. Ass. 19, 499-523.

Offenkrantz, W. and Rechtschaffen, A. (1963) Clinical studies of sequntial dreams. Archs. gen. Psychiat. 8, 497-508.

Piaget, J. (1951). Play, Dreams and Imitation in Childhood. New York: Norton, 1962.

Schur, М. (1966). Some additional «day residues' of the 'specimen dream of psychoanalysis'. In R.Loewenstein et al. (eds.), Psychoanalysis — A General Psychology. New York: Int. Univ. Press.

Sharpe, Ella Freeman (1937) Dream Analysis, London: Hogarth (1978).

Spanjaard, J. (1969). The manifest dream content and its significance for the interpretation of dreams. Int. J. Psycho -Ana1 50, 221-35.

Stekel, W. (1943) The Interpretation of Dreams; New Developments and Technique. New York: Liveright.

Whitman, R., Kramer, М. and Baldridge, B. (1963). Which dream does the patient tell? Arch. gen. Psychiat. 8, 277-82.

Whitman, R., Kramer, М., Ornestein, P. and Baldridge, B. (1967). The phyciology, psychology and utilization of dreams. Am. J. Psychiat.

124, 287-302.

Whitman, R. (1973). Dreams about the group: An approach to the problem of group psychology. Int. J. Grp. Psychother. 23, 408-20.

Wirkin, A. (1969). Influencing dream content. In M.Kramer (ed.). Dream Psychology and the New Biology of Dreaming. Springfield: Thomas.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV