5.4. Развитие теории объектных отношений

Глава 5. Межличностные отношения как предмет терапевтического анализа

Развитие теории объектных отношений позволило прояснить множество аспектов того, как у детей и взрослых складываются взаимоотношения с себе подобными, как формируется система социальных связей индивида, а также выделить и описать различные формы деструктивного и патологического взаимодействия людей. Особенно велико значение объектной теории для терапии очень нарушенных пациентов, страдающих от тяжелых форм психических и личностный расстройств. Большинство глубинных психологов считают, что высокая степень психических нарушений связана с расстройством ранних стадий объектных отношений. Так, Анна Фрейд полагает, что шизоидная и шизофреноподобная симптоматика развивается у лиц, чье психическое развитие остановилось на стадии детского аутизма, тогда как расстройство симбиотических отношений с матерью может приводить к тяжелым формам депрессии.

Мелани Кляйн связывает с объектными отношениями два основных типа тревоги, которую может переживать личность, Персекуторная тревога (страх преследования, боязнь враждебного отношения со стороны окружающих) развивается у людей, для которых характерна описанная выше параноидно-шизоидная спутанность, а депрессивная тревога (страх потери любимого объекта) свойственна тем, кто не сумел сформировать представления о позитивном и устойчивом собственном Я (описанное выше преодоление депрессивной позиции). В первом случае человек не умеет отделять позитивные и хорошие черты и свойства от негативных, и испытывает сильный страх того, что объект (возлюбленная, начальник, приятель) в любую минуту может стать враждебным, агрессивным. Отношения с людьми выглядят пугающими в силу непредсказуемости поведения последних. Если же субъект не уверен в том, что заслуживает внимания, одобрения и любви, ему трудно ответить взаимностью на симпатию другого человека. С другой стороны, разрыв отношений оказывается совершенно невыносимым — депрессивная личность винит себя в каждой утрате и обесценивает собственное Я во всех случаях, когда имеется хотя бы малейшее подозрение, что партнер предпочел другого.

Интересную дихотомию базовых типов объектных отношений предлагает М.Балинт. В работе "Трепет и регрессия" [103] он вводит понятия окнофилии, означающей потребность держаться за надежный, устойчивый объект, гарантирующий защиту и безопасность, и филобатии40радости от оставления объекта, "трепета наслаждения, смешанной тревоги и удовольствия", который испытывает личность в пустом, лишенном объектов, но дружественном (не враждебном) пространстве.

Окнофил — это человек, который нуждается в прочных, устойчивых отношениях с объектом. Ему нужно держаться за что-то надежное, чтобы чувствовать себя в безопасности. Первоначально такую зону комфорта обеспечивает любящая и заботливая мать. Покидая ее, ребенок ощущает беспомощность и тревогу, а возвращаясь — успокаивается. Мир окнофила, по Балинту, состоит из объектов, разделенных устрашающе пустыми пространствами. Во время перехода от объекта к объекту окнофил испытывает страх, и такое же иссушающее предчувствие охватывает его вблизи любимого объекта — страх утраты, страх оказаться брошенным и покинутым.

Филобат не боится покинуть объект, он получает удовольствие от перемещения в пространстве человеческих отношений. Такой человек уверен в себе, он может свободно приходить и уходить, радуясь встрече и не особенно печалясь из-за расставания. Поэтому филобат отчасти ведет себе как нарциссический ребенок, его "героическое" поведение вдохновляется, по Балинту, инфантильной уверенностью в том, что все закончится хорошо.

В реальном человеческом поведении окнофилические и филобатические черты смешаны, в различных ситуациях могут преобладать то одни, то другие импульсы. Источником межличностных проблем являются крайности или одностороннее развитие черт. Так, у окнофила навязчивое желание безопасности приводит к тому, что ближайшее окружение оказывается вынужденным удерживать его, заранее отвечая "да" на невысказанную мольбу о любви. А такая ситуация почти всегда чревата унижением. Во всех иных случаях он страдает и, кроме того, отказывается признать самостоятельность объектов — право других на свободу выбора.

Проблемы окнофила связаны с представлением, что люди, в которых он нуждается, сами по себе надежны, могущественны и всегда обеспечивают безопасность. Окнофил путает свои потребности с объективными характеристиками социального окружения и, кроме того, страдает от скрытой амбивалентности. Он нуждается в объекте, который избавляет от страха. Но поскольку окнофил стыдится и презирает себя за слабость, то может переместить эти чувства на объект и начать презирать его, не переставая любить — ведь он по-прежнему доверяет и надеется. Такое двойственное отношение к любимому человеку встречается достаточно часто.

У филобата проблемы возникают в связи с выраженным окнофилическим отношением партнера. Независимо от этого он может сталкиваться с упреками в неверности, ненадежности, холодности и черствости. Филобатическое предпочтение безобъектного пространства нередко выглядит обыкновенным эгоизмом. Любитель "ходить по краю" родственных и дружеских привязанностей рано или поздно рискует сделать шаг за грань и остаться в полном одиночестве.

Американский психоаналитик Филлис Гринейкр рассматривает формирование чувства собственной идентичности как процесс, всецело зависящий от развития объектных отношений. По ее мнению, сознавание собственного Я развивается через понимание того, как его представляют и оценивают другие люди. Дети и взрослые присваивают, интроецируют образ собственной личности, складывающийся у значимых и близких. Другие авторы, например, Теодор Рейк и Джозеф Сандлер, полагают, что объектные отношения влияют прежде всего на формирование Супер-эго. Отто Кернберг на основе интеграции ряда объектных теорий разработал эффективную систему психотерапевтической помощи пограничным и психотическим пациентам.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV