Психотерапия, ориентированная на эмоции Доналд Л. Натансон

II. ПСИХОДИНАМИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Определение

Психотерапия представляет собой формальный, структурированный процесс, в ходе которого психотерапевт-профессионал работает с индивидами, нуждающимися в его помощи, для того чтобы справиться со своей эмоциональной жизнью. Направление психотерапии, в котором основное внимание уделяется эмоциям пациента, называемое в буквальном переводе "Психотерапия, ориентированная на эмоции" (Emotion-Based Psychotherapy), ведет свое происхождение от теории развития, основывающейся на понимании аффекта, физиологического базиса эмоций. В дополнение к самонаблюдению, поощряемому всеми направлениями психодинамической психотерапии, в нашем направлении в процессе терапии создается некий лексикон эмоций, разделяемый обоими участниками процесса психотерапии, что позволяет им достичь нового понимания и создает благоприятные условия для изменений.

Краткая характеристика

Несмотря на утверждения психотерапевтов о том, что они лечат болезни эмоций, они редко касаются тех специфических эмоций, которые выражают клиенты, обращающиеся к ним за помощью. Эти эмоции также редко рассматриваются психотерапевтами в контексте развития индивида. Фрейд объяснял происхождение всех эмоций тем, что блокируются инстинктивные импульсы, отведенные таким образом в сторону от непосредственной цели. Несмотря на то, что современной науке не удалось доказать существование подобных гипотетических сил или механизмов, посредством которых их энергия продуцирует эмоции, психоаналитики (и те психотерапевты, которые исходят в своей работе из психоаналитической теории) продолжают избегать вопросов, касающихся природы эмоций.

Существует и другое понимание эмоций. В начале своего научного пути Дарвин обнаружил, что новорожденный младенец способен выражать все эмоции, которые можно увидеть на лице взрослого человека. Основываясь на этих наблюдениях, Томкинс предположил, что врожденные аффекты являются частью нашего генетического наследия, набором программ, содержащихся в подкорке. Первоначально аффекты бывают реакциями на форму и интенсивность стимуляции нервной системы, а затем они "запускаются" условными раздражителями. Объединив теорию аффектов Томкинса с психоанализом, Бэш предложил использовать термин "аффект" для физиологических явлений, термин "чувство" — для нашего осознания аффекта, а термин "эмоция" — для обозначения сочетания аффекта с нашими ассоциациями с предыдущими переживаниями данного аффекта. Эмоциональное переживание имеет пять уровней действия: структурные эффекторы и химические медиаторы, будучи первоначально "запущены" находящимися в подкорке "организаторами врожденного аффекта" и соединяясь в зрелые эмоции посредством сложных корковых функций, воздействуют на различные поля действий (наиболее заметно это отражается на лице, но также на голосе, запахах, осанке и поведении). А их сочетания, определяющие эмоции взрослого человека, формируются под воздействием комплекса неокортикальных функций (Натансон, 1988). Переживание может "запустить" эмоцию, и каждое проявление эмоции само по себе является переживанием, включающим все пять названных уровней. Таким образом, мы склонны интерпретировать как "истиные" эмоции чувства, возникающие в результате биологических нарушений. "Тревога", возникающая в результате приема кофеина или как следствие избытка гормона щитовидной железы, а также наша "депрессивная" реакция на лекарства, принимаемые для снижения кровяного давления, не что иное, как предпринимаемые корой полушарий головного мозга попытки объяснить чувства, вызываемые химическим путем, на основе предшествующего эмоционального опыта.

Эмоции, выражаемые в ходе любой психотерапевтической сессии, могут быть подвергнуты анализу в соответствии с приведенными выше положениями. В тех случаях, когда эмоция усиливается или возникает в результате повреждения структур нервной системы, внимание следует уделить восстановлению этих структур или уменьшению последствий такого повреждения. Эмоции, вызванные непорядками в биологии, требуют биологического подхода. Однако у нормального человека врожденные аффекты должны претерпеть изменения в результате научения. Если у младенца в отношении аффектов действует принцип "все или ничего", то у взрослого задействовуются значительно более сложные механизмы. Каждый из нас рос в двух культурах: "макроскопической" и "микроскопической". И каждая из этих культур требовала весьма специфических схем выражения эмоций. Путь развития, который мы проходим, накладывает на нас свой отпечаток. И хотя все мы вышли из общего для всего человечества биологического прошлого и, следовательно, всем нам присущи одинаковые механизмы аффекта, мы не можем знать, что чувствует другой человек, пока нам не известен опыт, на основании которого этот индивид создал свой личный лексикон эмоций.

Когда клиент и психотерапевт, разговаривая об эмоциях, пользуются одним языком, становится возможным их эмпатическое взаимодействие, а это позволяет осуществить важные изменения необходимой глубины. Наше направление (emotion-based psychotherapy) возникло в ходе эволюции психотерапии, позволившей осуществить интеграцию всех существовавших направлений психотерапии на базе доступного ныне спектра знаний.

Критические замечания

Неэффективность психотерапии в большинстве случаев можно объяснить неудачей в исследовании эмоций как таковых. Я обратил внимание на удивительное несоответствие между широким распространением в нашей культуре стыда и тем незначительным вниманием, которое уделяется этому чувству в психотерапии. Тогда я собрал многих из тех, кто серьезно занимается этой "скрытой" эмоцией, и мы совместными усилиями написали книгу "Многоликий стыд" ("The Many Faces of Chame", 1987 г.). До тех пор, пока психотерапевты психодинамического направления вслед за Фрейдом полагали, что младенец не будет испытывать стыд, пока не избавится от своего "нормального нарциссизма" в ходе эдиповой фазы развития (что происходит существенно позже окончательного формирования большинства других психических структур), стыд считали значительно менее важным, чем чувство вины. В нашей культуре стыд определяется как внутреннее наказание, которому подвергает себя индивид за нарциссизм, как дефект в структуре "Я", в то время как чувство вины трактуется как родственное внутреннее наказание, накладываемое на себя индивидом за действия, причинившие вред другому или нарушающие определенные правила поведения. У взрослого стыд связан с самим индивидом, а чувство вины — с его действиями.

Однако изучение врожденного аффекта выявило наличие стыда как механизма аффекта уже в самый ранний постнатальный период. Томкинс предположил, что функцией врожденного аффекта стыда является ограничение аффектов интереса — возбуждения и удовлетворения (наслаждения-радости) — в тех случаях, когда организм оказывается неспособным сделать это произвольно. Развивая эту теорию врожденного стыда, я постулировал, что в таких ситуациях механизм обратной связи, предназначенный для исправления ошибок, приводит в действие подкорковый центр аффекта. Это приводит к выделению нейро-гуморального сосудорасширяющего вещества, эволюционировавшего (и структурно, и филогенетически) так, чтобы вызывать специфический кортикальный шок, ассоциированный с переживанием стыда. Аффект стыда вызывает резкое снижение тонуса в голове и шее, индивид отводит взгляд от ситуации, которая теперь предстает проблематичной, и краснеет. По мере того как младенец взрослеет, каждое переживание аффекта врожденного стыда находит свое место в его большом лексиконе эмоциональных переживаний, и таким образом создается сложная группа когнитивных единиц, связанных с различными переживаниями взрослого человека, называемыми смущением, унижением или стыдом, и являющихся следствием таких пагубных межличностных взаимодействий, как измена, презрение и пренебрежение. На каждой стадии развития организм аккумулирует новые "спусковые устройства", приводящие в действие механизм стыда.

Вермсер указывает, что эмоция стыда взрослого бывает ответом на "разоблачение", на раскрытие каких-то в высшей степени интимных сведений об индивиде, на обнаружение чего-то такого, что данный человек хотел бы держать в секрете. Психодинамическую психотерапию обычно называют "раскрывающей психотерапией";

уже в силу своего характера такое лечение должно вызывать стыд. Если психотерапевт не отдает отчета о внешних проявлениях врожденного аффекта, то признаки испытываемого клиентом стыда — отведение взгляда, застенчивость, молчание, уходит в себя — могут ложно интерпретироваться как сопротивление, что порождает дополнительные трудности. Часто или даже в большинстве случаев то, что люди в ходе психотерапии называют гневом, представляет собой защиту от стыда.

Когда клиент и психотерапевт могут свободно обсуждать эмоции как таковые и помещать эмоциональные переживания в контекст, включающий все известные данные о человеческом бытии, тогда и психотерапия находит свое место в континууме где-то между искусством и наукой.

Биография

Доналд Л. Натансон является старшим ординатором-психиатром Института при Пенсильванской больнице и профессором психиатрии университета Ханеманна в Филадельфии. Степень доктора медицины он получил в 1960 г. в Университете штата Нью-Йорк. Натансон — член Американской ассоциации психиатров. В своей клинической практике он уделяет основное внимание психотерапии психотерапевтов. Натансон написал более двадцати пяти статей, глав в различных книгах и обзоров. Он является также редактором-составителем двух книг. С лекциями, посвященными работе со стыдом в психотерапии, он выступал во многих странах. В своей последней работе Натансон выступает за изменения в психотерапии, заключающиеся в том, что данные, полученные в нейрофизиологии, психофармакологии, эндокринологии и в результате наблюдения за младенцами, следует включить в язык и практику психодинамической психотерапии и психоанализа.

Литература

Basch, M. F. (1976). The concept of affect: A re-examination. Journal of the American Psychoanalytic Association, 24, 759—778.

Basch, M. F. (1988). Understanding psychotherapy: The science behind the art. New York: Basic Books.

Nathanson, D. L. (Ed.). (1987). The many faces of shame. New York: Guilford.

Nathanson, D. L. (1988). Affect, affective resonance, and a new theory for hypnosis. Psychopathology, 21, 126—137.

Tomkins, S. S. (1962—1963). Affect/imagery/consciousness (Vols. 1 and 2). New York: Springer.

Wurmser, L. (1981). The mask of shame. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV