Экспериенциальная психотерапия

III. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИЕНЦИАЛЬНАЯ* ПСИХОТЕРАПИЯ

2. ЭКСПЕРИЕНЦИАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ

Томас П. Мэлон, Патрик Т. Мэлон

Определение

Экспериенциальная терапия — это не какой-то метод и не какая-то школа психотерапии. Это скорее попытка описать нелинейный процесс, лежащий в основе каждого из направлений психотерапии. Ее фундаментальная посылка такова: личностный рост происходит только в результате опыта, приобретаемого в ходе межличностных отношений, а на близость терапевтических отношений в экспериенциальной терапии влияет прежде всего личность психотерапевта, вне зависимости от того, какого направления он придерживается: поведенческого, психоаналитического, гуманистического или какого-либо еще. В процессе терапевтических отношений клиент учится учиться и воссоздает в себе естественную способность к исследованию и росту. Так преодолевается его зависимость как от своего прошлого, так и от психотерапевта.

Краткая характеристика

В экспериенциальной психотерапии проводится различие между психотерапией и консультированием — двумя компонентами любого направляемого профессионалом психотерапевтического опыта. Психотерапия способствует личностному росту. Консультирование направляет этот рост, но не пропагандирует его. Психотерапия, как мы ее понимаем, чаще всего происходит в процессе повседневных человеческих переживаний, а не в кабинете психотерапевта. Изменения и личностный рост происходят всегда, когда индивид устанавливает тесную связь с кем-нибудь или с чем-нибудь. Профессиональная психотерапия является частью этого универсального процесса. Личностный рост может происходить и спонтанно, но в профессиональной психотерапии заключается соглашение (контракт) между терапевтом — целителем и тем человеком или теми людьми, которые желают исцелиться, измениться и добиться личностного роста. (Называют их по-разному: клиентами, учениками или пациентами.)

На консультировании человека учат, как ему жить таким, какой он есть, а не таким, каким мог бы быть. Иначе обстоит дело с психотерапией: она способствует появлению у проходящего ее человека здоровой и стойкой неудовлетворенности. Эффективная терапия сочетает в себе консультирование и психотерапию. Консультируя, мы главным образом учим. Мы используем техники, которым можно научить, — инсайт, аффирмацию, катарсис, конфронтацию, советы и указания, проработку проблемы, понимание, изменение поведения, структурирование, создание жизненных сценариев и т.д. "Делая" психотерапию, мы создаем условия для того, чтобы клиент научался. Мы не ставим перед собой определенных целей, не придерживаемся каких-то идей.

Психотерапевты, работающие в русле экспериенциальной терапии, полагают, что те или иные техники и системы воздействия на клиента менее важны, чем конгруэнтность этих техник и систем с личностью психотерапевта. Техники не вызывают в клиенте коренных изменений. Они могут подвести его к таким изменениям, но глубокие личностные изменения и личностный рост происходят только в переживании терапии, а не просто в консультативно-обучающих отношениях.

Переживание, ведущее к личностному росту, включает межличностный процесс (преимущественно неинтенциональный и невербальный) между психотерапевтом и индивидом, проходящим психотерапию. Похожим образом происходит личностный рост человека на ранних стадиях его жизни в семье или в повседневной жизни. Переживание отношений выступает фактором роста, ибо рост происходит только в момент близости. Важность бессознательной коммуникации, аффективной связи между психотерапевтом и клиентом, конгруэнтности психотерапевта, клиента и системы обусловлена тем, что эти элементы благоприятствуют переживанию отношений, как это происходит в функциональных (то есть нормальных) семьях.

Переживание терапевтических отношений позволяет клиенту научиться учиться, усиливает эту его способность и дает ему возможность самостоятельно продолжать свой личностный рост. Оно способствует самостоятельному росту, в противоположность зависимости от психотерапевта или от какой-либо замкнутой системы жизни. Самообучение, в противоположность учению, осуществляемому под руководством наставника, делает личность значительно более свободной, спонтанной, аутентичной, конгруэнтной, взаимодействующей, присутствующей "здесь и сейчас". Человек становится более дисциплинированным, надежным, отвечающим за свои действия. В результате опыта, получаемого при самообучении, возрастает способность человека к близости в отношениях — иначе говоря, возрастает его способность выражать себя и быть открытым новому опыту в отношениях с теми, кто близок ему. Экспериенциальная психотерапия увеличивает способность индивида получать опыт близких отношений и тем самым способствует его росту и изменению.

Критическиме замечания

В адрес экспериенциальной терапии высказываются обычно три критических замечания. Первое сводится к тому, что ее нельзя изучить, как изучают ту или иную технику, нельзя описать в виде инструкции: "делай так-то и так-то". Второе критическое замечание формулируется так: экспериенциальная терапия представляет собой не школу психотерапии, а жизненную позицию или личностную философию и, следовательно, не поддается научной оценке. Она, по мнению критиков, относится скорее к искусству, чем к науке. И третье: экспериенциальную терапию критикуют за то, что она проходит в основном на бессознательном уровне, а, следовательно, ей не только невозможно научить, ее не только невозможно описать, но и проводить нельзя осознанно.

Отвечая на первое критическое замечание, следует сказать, что экспериенциальной терапии действительно нельзя научить, поскольку она не ориентирована на технику или стратегию. Переживание нельзя упаковать или непосредственно передать другим, "на, дескать, пользуйся". Отношения, складывающиеся в этой терапии, не могут быть конкретно описаны как набор терапевтичных форм поведения, направленных шагов, соответствующих манипуляций или конкретных стратегий и целей. И все же экспериенциальной терапии можно научиться. Ее достоинство заключается в том, что психотерапевт, обучающийся своему искусству, оказывается вовлеченным в тот же самый процесс самообучения, что и его клиенты. Он учится учиться и, следовательно, постоянно учится у тех, кто приходит к нему на психотерапию. Он растет вместе со своими клиентами, и, следовательно, профессиональное "сгорание" для него менее вероятно.

Психотерапевты — новички в данном подходе часто испытывают чувство, что они ничего не делают, и это их огорчает. Любая психотерапия, занимающаяся проблемами "бытия", т.е. уделяющая основное внимание переживанию отношений и роста и не ставящая во главу угла проблемы и их решение, будет неизбежно вызывать у осуществляющего ее психотерапевта подобные чувства. Особенно сильно проявляются они в таком обществе, где на первый план выходят поведение и цели. Другая причина испытываемых некоторыми трудностей заключается в том, что экспериенциальная терапия, по существу, контркультурна. Она ценит индивидуальное переживание, личностные отношения и семейную жизнь в большей степени, чем это может делать культурально обусловленная система. Она находится в оппозиции к культуре, зависимой от готовых ответов на волнующие вопросы, от приходящих извне исцелений и поддающихся описанию "формирующих маневров". Утверждение, что источником изменений и роста личности является внутренний опыт, получаемый в отношениях, приводит в замешательство как людей, ищущих помощи, так и психотерапевтов, предлагающих ее в условиях нашей механистической культуры.

Одно из достоинств экспериенциальной терапии, основными понятиями которой являются "бытие", "отношения" и "опыт близких отношений с другими", заключается в том, что клиенты, проходящие ее, вряд ли будут подвергаться манипуляциям, эксплуатации, плохому обращению, совращению, принуждению или наказанию. В результате отношения в психотерапии становятся более симметричными, чем просто отношения между учителем и учеником. Основная посылка экспериенциальной терапии такова: если индивид, сидящий в кресле напротив вас, имеет больше отличий, чем сходства с вами, то это значит, что вы не имеете морального или профессионального права работать с ним.

Другое достоинство экспериенциальной терапии заключается в том, что при подготовке психотерапевтов большое значение придается научению психотерапевта учиться. Вы помните традиционное правило: "Для того чтобы заниматься психотерапией, вы должны пройти психотерапию"? Согласитесь, что у нас несколько иной подход. Опыт самонаучения ориентирован на процесс, а не на индивида. Этот процесс, т.е. опыт, получаемый в отношениях и связях, более важен, чем присущие данному индивиду особенности. Такой процесс составляет сущность экспериенциальной терапии. Он происходит независимо от субъективных особенностей, независимо от того, что нам известно на уровне сознания. В большинстве направлений психотерапии, ориентированных на техники, доверяют фактам человеческого опыта. В экспериенциальной психотерапии полагаются на включение в паттерны человеческого опыта — процесс движения и роста, происходящий на более глубоком, "сущностном" уровне.

Биографии

Томас П. Мэлон является одним из основателей Психиатрической клиники в Атланте и в настоящее время работает в ней. Степень доктора медицины он получил в 1953 г. Во время Второй мировой войны он был клиническим психологом в армии США. Затем несколько лет преподавал на факультете психиатрии в Университете Дьюка. Написал свыше 300 статей по психотерапии и девять книг в соавторстве с другими специалистами.

Патрик Т. Мэлон в настоящее время проходит практику в Психиатрической клинике в Атланте. Степень доктора медицины он получил в 1968 г. в Университете Северной Каролины. С 1964 по 1976 гг. служил в Военно-морском флоте США. Написал ряд статей и вместе с отцом является автором книги "Искусство интимности" ("The Art of Jutimacy").

Литература

Felder, R. Е. (1967). The use of self in psychotherapy. In D. S. Arbuckle (Ed.), Counseling and psychotherapy: An overview. New York: McGraw-Hill.

Felder, R. E., Malone, T. P., Warkentin, J., & Whitaker, C. (1961). Rational and non-rational psychotherapy: A reply. American Journal of Psychotherapy, 15(2), 212—220.

Felder, R. E., Malone, T. P., Warkentin, J., & Whitaker, C. (1963). Experiential psychotherapy: Evaluation of relatedness. The Journal of Existential Psychiatry, 3(2), 247-254.

Malone, К., Malone, Т., Kuckleburg, R., Cox, R., Barnett, J., & Barstow, D. (1982a). Experiential psychotherapy: Basic principles, Parti. Pilgrimage, 10(2).

Malone, K., Malone, Т., Kuckleburg, R., Cox, R., Barnett, J., & Barstow, D. (1982b). Experiential psychotherapy: Basic principles, Part II. Pilgrimage, 10(2).

Malone, T. P. (1980). Self in psychotherapy. Pilgrimage, 8 (2), 93—104.

Malone, Т. Р., & Malone, Р. Т. (1987). The art of intimacy. New York: Prentice-Hall.

Malone, T.P., & Whitaker, C. (1969). Experiential or non-rational psychotherapy. In W. S. Sahakian (Ed.), Psychotherapy and counseling: Studies in technique. Chicago: Rand-McNally.

Malone, T. P., & Whitaker, C. (1980). Roots of psychotherapy. New York: Brunner-Mazel.

Warkentin,J., & Whitaker, C. (1967). The therapist as prototype. In A. Burton (Ed.), Challenges of humanistic psychology. New York: McGraw-Hill.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV