Наши партнеры

Excimerclinic.ru - Лечение близорукости к клинике Эксимер: очки, линзы, лазерная коррекция близорукости.

Биологическая обратная связь и аргументы в пользу чисто эмпирической валидизации

IV. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

1. ЭМПИРИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ

Джон Дж. Фереди

Определение

Психотерапия является психологической процедурой, цель которой — улучшение функционирования клиента. Эта процедура может включать и непсихологические аспекты, но основной ее компонент психологический. Процедура, имеющая научную основу, должна включать набор операций, поддающихся объяснению, которые можно воспроизвести. Кроме того, необходимо иметь доказательства того, что улучшение состояния клиента вызывается именно этой процедурой, а не какими-то другими неспецифическими факторами (например, эффектом плацебо). Так, в случае терапии с использованием метода биологической обратной связи необходимо доказать, что польза, приносимая терапией, хотя бы в какой-то мере связана с предоставлением клиенту информации, основанной на биологической обратной связи. С другой стороны, нельзя требовать, чтобы механизм улучшения состояния был какого-то определенного типа (например, когнитивная переработка, произвольность, выработка условных рефлексов или самоактуализация).

Краткая характеристика

Теоретическая предпосылка, лежащая в основе моего подхода, такова: все виды терапии (психологические, физиологические или являющиеся сочетанием взаимодействующих психологических и физиологических элементов) должны оцениваться с использованием так называемой логики специфического эффекта. Примером подобной логики могут служить методы, используемые в фармакологии для оценки специфических эффектов лекарственных средств и позволяющие проводить различие между эффектом плацебо и специфическими последствиями применения лекарств.

Важно подчеркнуть, что различие между эффектом плацебо и специфическим эффектом бывает не абсолютным, а скорее относительным к тому, что оценивается. В фармакологии оцениваются фармакологические последствия и, следовательно, психологические последствия применения того или иного медикаментозного средства будут здесь эффектом плацебо, хотя эти психологические последствия столь же реальны, в равной мере заслуживают изучения в других обстоятельствах и в отдельных случаях могут даже превосходить по эффективности медикаментозные средства.

Подобным же образом, при оценке биологической обратной связи нас интересует увеличение контроля непроизвольных функций, достигаемое с помощью информации, передаваемой клиенту при использовании аппаратуры, основанной на принципе обратной связи. Другие факторы — такие как информация, получаемая с помощью прямой связи, техники релаксации и раппорт между психотерапевтом и клиентом — могут оказывать очень сильное воздействие, но если мы оцениваем обратную связь, то они играют роль плацебо.

Отличительной особенностью технологии, основанной на научных положениях, является то, что она опирается в первую очередь на специфические эффекты, а не эффекты плацебо и что ее эффективность оценивается по первым, а не вторым (хрупким и культурально обусловленным) результатам. В случае биологической обратной связи альтернативный подход характеризуется отказом от сколько-нибудь точного определения понятия "обратная связь" и использованием эффектов плацебо при оценке результатов лечения методом биологической обратной связи. Примерами намеренного использования такой ненаучной логики могут служить терапевтические подходы без обратной связи, но с использованием лучшей из альтернатив, и даже подходы с двумерными контрольными состояниями. Следует подчеркнуть, что подходы, где осуществляется такой псевдоконтроль, применяются не только клиницистами, но и большинством ученых-исследователей, которые, изучая другие феномены, используют значительно более изощренные методологии контроля. Даже в литературе, посвященной фундаментальным исследованиям, число публикаций, свидетельствующих об улучшении понимания феномена обратной связи, крайне незначительно. Важно, однако, понять, что клиническая оценка биологической обратной связи может быть осуществлена только в клинике. В условиях лаборатории можно лишь выдвигать гипотезы, касающиеся клинических методов, а затем их следует подвергнуть проверке с использованием научных методов.

Неудачи при использования научного подхода применительно к технологии биологической обратной связи свидетельствуют о том, что бихевиоральная медицина в настоящее время не способна определить, работает биологическая обратная связь той или иной системы или нет. Более того, даже в тех случаях, когда биологическая обратная связь дает, как представляется, заметные результаты (например, при лечении мышечной дисфункции), невозможно выяснить, в какой степени успех связан с использованием альтернативных методов лечения, в которых применяется биологическая обратная связь. Это серьезная проблема, потому что биологическая обратная связь отнюдь не является процедурой, которую можно проводить по определенному шаблону, ведь следует учитывать такие аспекты, как густота обратной связи, сенсорные модальности (слуховая или визуальная) и т.д. С другой стороны, многие клиницисты полагают, что научно обоснованный контроль, подобный тому, который осуществляется в фармакологии, где используется "двойной слепой метод" и учитываются специфические эффекты (контроль "ложной" обратной связи), неосуществим. Существует, однако, возможность облегчить контроль за специфическими эффектами при помощи процедур, которые являются практичными и в то же время позволяют клиническому сообществу оценить терапию путем биологической обратной связи с позиций науки.

Критические замечания

Существует точка зрения, что контроль за биологической обратной связью с учетом специфических эффектов неосуществим. Кроме того, клиницисты критикуют метод биологической обратной связи, считая его неэтичным, поскольку на его основе некоторым клиентам отказывают в терапии. Но эти критики игнорируют тот факт, что сравнение ситуаций с применением данного контроля и без него можно проводить для одного и того же испытуемого, так что этические проблемы, возникающие в случае ориентации на специфические эффекты, при условии освоения метода биологической обратной связи нельзя считать сколько-нибудь серьезными. С другой стороны, я хотел бы отметить, что для тех групп профессионалов, которые хотели бы представить используемые ими технологии как основанные на научных принципах, этически важно использовать научные методы оценки.

Что касается осуществимости, то недавно мы провели обсуждение возможностей использования данного метода в пяти конкретных, важных для клиники областях (регуляция а-воли, снижение пульса, контроль за мышечной системой, контроль головной боли и лечение близорукости с помощью аккомодационной обратной связи), где исследования, посвященные оценке специфических эффектов, осуществлялись или планировались так, чтобы оценка лечения основывалась на фактах, а не на субъективных мнениях (Furedy, Shulhan & Levy, 1989).

Когда я выступаю за устранение факторов плацебо при оценке той или иной терапии, я имею в виду их устранение в аспекте контроля за экспериментом. Так, при фармакологических контрольных испытаниях лекарственных препаратов с помощью вдвойне слепой процедуры устраняется дифференциальный эффект плацебо, а не сам фактор плацебо. Утверждение, что факторы, не имеющие отношения к биологической обратной связи, такие, например, как энтузиазм, должны быть полностью исключены из обратной связи, — не является моей позицией, это скорее пародия на нее. Такая пародия абсолютно абсурдна. Я целиком и полностью за то, чтобы психотерапевт проявлял энтузиазм, но необходимы доказательства того, что благотворный эффект биологической обратной связи объясняется не только энтузиазмом, который в равной мере должен проявляться как при использовании биологической обратной связи (в условиях эксперимента), так и без ее применения (в контрольной группе, контрольном контингенте), что, очевидно, требует использования вдвойне слепой процедуры.

Другое важное различие существует между психотерапией, осуществляемой отдельными специалистами (и представляющей собой искусство, где с успехом может использоваться все, что психотерапевт считает полезным), и оценкой того или иного вида психотерапии сообществом клиницистов (которая должна быть научной). Только используя научные методы оценки, мы можем продолжать совершенствовать различные направления психотерапии с учетом особенностей как этих направлений психотерапии (продолжительности, интенсивности и т.д.), так и популяции клиентов (определяя, каким клиентам этот вид психотерапии подойдет больше всего).

В краткосрочной перспективе может оказаться целесообразным использование факторов плацебо, таких, например, как энтузиазм. Возможно даже, что голоса малочисленных и не пользующихся признанием сторонников строго научного подхода потонут в хоре голосов энтузиастов из числа представителей нашей профессии. Но в долгосрочной перспективе подход, строящийся на энтузиазме, антипродуктивен для психотерапии как профессии. На то есть две причины. Во-первых, среди адептов этого подхода шарлатаны превосходят числом настоящих психотерапевтов; во-вторых, искусством демагогии шарлатаны владеют лучше квалифицированных психотерапевтов.

Биография

Джон Дж. Фереди является профессором психологии в университете Торонто (Канада). Степень доктора психологии он получил в 1966 г. в Сиднейском университете (Австралия). Фереди— лауреат многочисленных премий, в том числе премии за выдающиеся исследования, присуждаемой Североамериканским обществом имени И.П. Павлова. Он выступал с лекциями в Австралии, Венгрии, Израиле, Японии, Норвегии, Великобритании, США, Германии, Швеции и Швейцарии. Входит в редакционные советы трех журналов и является консультантом еще двадцати пяти других. Фереди написал около 300 статей и обзоров, посвященных психофизиологии, формированию условных рефлексов, мотивации и философии науки. В последнее время он написал несколько теоретических статей, посвященных применению психофизиологии в двух областях: первая из них — биологическая обратная связь, вторая — детекторы лжи.

Литература

Furedy, J.J. (1980). Conditioning of phasic but large-magnitude heart-rate decelerations in humans: Methods and applications. In Biofeedback and Meditation: Proceedings of the Biofeedback Research Society Meetings, 1977 (in Japanese), K. Ishakawa (Ed.), Seishin Shobo, Japan.

Furedy, J.J. (1983). Attaining autonomic calming through behavioral control. A response-learning approach. In A. Krakowski and C. Kimball (Eds.), Psychosomatic medicine: theoretical, clinical, and transcultural aspects (pp. 765—772). New York: Plenum.

Furedy, J.J. (1987a). On some research-community contributions to the myth and symbol of biofeedback. International Journal of Psychophysiology, 4, 293—297.

Furedy, J. J. (1987b). Specific versus placebo effects in biofeedback training: A critical lay perspective. Biofeedback and Self-Regulation, 12, 169—182.

Furedy, J. J., & Riley, D. M. (1981). Review of A. J. Yates, Biofeedback and the modification of behavior. Biological Psychology, 14, 149—152.

Furedy, J. J., & Riley, D. M. (1982). Classical and operant conditioning in the enhancement of biofeedback: Specifics and speculations. L. White and B. Tursky (Eds.), Clinical biofeedback: efficacy and mechanisms. New York: Guilford. Invited paper for closed-sessions research symposium on Clinical Biofeedback-Efficacy and Mechanisms, State University of New York at Stony Brook, May 1980.

Furedy, J. J., & Scher, H. (1985). On the decline of audience participation at SPR: The unexamined session is not worth attending. Psychophysiology, 22, 369.

Furedy, J. J; & Shulhan, D (1987). Specific versus placebo effects in biofeedback: Some brief back-to-basics considerations. Biofeedback and Self-Regulation, 12, 211—215.

Riley, D. M., & Furedy, J. J (1982). A reply to Mulholland. In L. White and B. Tursky (Eds.), Clinical biofeedback: Efficacy and mechanisms. New York: Guilford.

Riley, D. M., & Furedy, J. J (1982). The theoretical and practical of making distinctions in psychophysiology. Paper presented at the International Organization of Psychophysiology meeting, Montreal.

Furedy J J., Shulhan,D., & Levy, B. (1989). The. specific-effects logic of evaluation: Some examples analyzed. Medical Psychotherapy , 2, 103—113.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV