Когнитивная психотерапия

V. КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Кеннет Гач

Определение

Психотерапия — психологически обусловленной процесс терапии, в ходе которого прошедший профессиональную подготовку специалист-психотерапевт использует знания в области психологии и осуществляет психологические интервенции, для того чтобы понять своего эмоционального нарушенного клиента, оказать на него определенное влияние и изменить его поведение. Этот процесс основывается в первую очередь на искусстве отношений и на науке, позволяющей понять изменения в поведении. Конечная цель заключается в уменьшении когнитивных искажений.

Краткая характеристика

Когнитивная модель психотерапии основывается на идее, согласно которой эмоциональные нарушения являются следствием как определенной предрасположенности человека к ним (наследственность, а также приобретенный в раннем детстве опыт), так и обстоятельств его теперешней жизни (испытываемые им воздействия, на которые он реагирует). Таким образом, когнитивная теория своими корнями уходит как в динамическую теорию, объясняющую психопатологию и описывающую индивидуальные черты, по которым можно идентифицировать эмоциональное расстройство, так и в бихевиоральную теорию, объясняющую, как люди научаются реагировать на те или иные стимулы.

Приверженцы когнитивной теории полагают, например, что эмоциональные расстройства являются, как правило, базисным следствием расстройств настроения, а развитие расстройства настроения, в свою очередь, — следствием первичного расстройства мышления. Они утверждают: если клиент оценивает какой-либо свой опыт как неприятный, то следствием будет и соответствующая аффективная реакция неудовольствия. Таким образом, когнитивные установки (готовность определенным образом реагировать на те или иные мысли и идеи) переносятся на поведенческие установки (готовность действовать определенным образом в ответ на ситуационный стимул). Следовательно, депрессия клиента может быть выявлена путем обращения как к его когнитивным структурам (выражение чувств отчаяния, беспомощности, безнадежности и сожаления), так и к определенным поведенческим структурам (физические проявления нервозности, повышенная утомляемость, уход от ответственности или попытки суицида). Можно утверждать, что организующие наше мышление и определяющие стратегию наших мыслей когнитивные структуры составляют основу наших поведенческих реакций. Это обстоятельство следует принимать во внимание при планировании психотерапии.

Поскольку мыслительные процессы клиентов с эмоциональными нарушениями лишь в редких случаях основываются на реальных фактах, такие клиенты должны научиться различать адекватные и реалистические выводы и произвольные умозаключения, сверхобобщения и грубо преувеличенные искажения. Для решения этой задачи мы побуждаем их осознать присущие им схемы мышления и философски проанализировать те из составляющих данные схемы идей, которые им было бы легче всего изменить. Мы побуждаем клиента создавать образы, тематически связанные с этими идеями. Когда он это делает, психотерапевт "наводняет" его сознание сообщением о возможных эмоциональных трудностях, связанных с изменением. Применение метода "наводнения" помогает психотерапевту осуществить десентизацию клиента по отношению к угрозе изменения, а также понять необходимость создания надежной системы "дублирования" (реальных альтернативных образов действия) на тот случай, если они понадобятся для предотвращения неудачи. Этот прием когнитивной психотерапии помогает клиентам развить философское понимания того, как им действовать в жизни личностно приемлемыми путями.

Данный метод, ведущий к изменениям поведения, предусматривает осуществление двухэтапной процедуры: на первом этапе клиент исследует свои ошибочные когнитивные схемы, а затем внимательно рассматривает тот риск, с которым связаны изменения. Поскольку риск, связанный с изменениями, может быть уменьшен с помощью тренинга, направленного на формирование новых умений, навыков, а также с помощью соответствующей реструктуризации и создания надежной резервной системы, клиенты, научившиеся использовать такие приемы, оказываются в состоянии уменьшать свои когнитивные искажения.

Критические замечания

Хотя когнитивная теория, возможно, и имеет ряд слабостей, психотерапевты других направлений более всего критикуют положение, согласно которому когнитивное структурирование определяет то, как перерабатывается опыт, а также те выводы, которые клиенты делают для себя на будущее на основании подобной переработки.

В психологическом отношении эта идея отчасти напоминает концепцию тематической экстраполяции. Она основывается на убеждении в том, что установки — присущие индивиду схемы мышления и поведения, сложившиеся в прошлом и обусловливающие его готовность реагировать определенным образом, — будут действовать и в будущем. Некоторые теоретики считают эту идею детерминистской. Они утверждают: заниматься психотерапией, полагая одновременно, что когнитивные структуры клиента не могут быть изменены, не является теоретически,здравым. Очевидно, некоторые из этих теоретиков главным критерием эффективности психотерапии считают немедленные изменения поведения. Они, похоже, путают процесс мышления и поведения с его последствиями. Из их трактовки следует вывод: психотерапевты, не добивающиеся немедленных и доступных наблюдению изменений поведения, не могут считаться успешными.

Подлинная сила когнитивной теории проявляется, вероятно, при ее систематическом применении. Помогая клиентам сначала изменить их мыслительные процессы, а затем проверить правильность данных процессов с помощью конкретной поведенческой деятельности, дополняющей их новый образ мышления, психотерапевт выступает в роли промежуточного звена, "катализатора" перемен на границе между прошлым клиента и его будущим. Достоинство такого подхода заключается в том, что клиенты могут в условиях реальности проверить свои изменившиеся когнитивные схемы и претворить их в реальность, что даст удовлетворение им самим и принесет пользу обществу.

Второе критическое замечание: при когнитивном подходе в отношениях между психотерапевтом и клиентом не бывает эмпатии и тепла. Критики когнитивного подхода утверждают, что клиенты, не испытавшие в ходе психотерапии эмпатического и теплого отношения к себе, имеют лишь ограниченные возможности узнать об этих вещах. Критики считают данное положение серьезным недостатком психотерапии.

С другой стороны, теоретики-когнитивисты утверждают, что достоинство их подхода заключается в его тесной связи с реальностью. Психотерапевт не должен размышлять об эмпатии или теплых отношениях (трудно точно определить, что это такое), но может заняться непосредственным применением психологических принципов к решению проблем, с которыми клиент сталкивается в данное время. Теоретики-когнитивисты полагают: то, что один индивид считает добротой, другой может воспринимать как жестокость. Они утверждают, что степень, в которой один индивид способен разделять чувства другого или переживать такие чувства, — дело спорное. Концепцию эмпатии в лучшем случае можно назвать слишком субъективной; в худшем же она дезорганизует процесс эффективной психотерапии.

Биография

Кеннет У. Гач — дипломированный психолог-консультант, член Американской психологической ассоциации. Степень доктора педагогики он получил в университете штата Флорида. Он является автором или соавтором восьми книг и более чем семидесяти статей.

Когнитивно-объясняющая психотерапия Ричард Л. Уэсслер

Определение

Под "психотерапией" мы понимаем использование принципов психологии, для того чтобы изменить в желательном направлении эмоциональные межличностные паттерны индивидов, находящихся в состоянии дистресса. Каждая форма психотерапии имеет ограниченную сферу применения. Мы разработали свой подход — когнитивно-объясняющую психотерапию, — потому что нам не удалось корректировать определенные нарушения личности с помощью методов традиционной когнитивной психотерапии. Когнитивно-объясняющей психотерапии присущи три основных положения:

(1) обработка информации, поступающей из социального окружения, осуществляется индивидом посредством неосознаваемых алгоритмов; (2) в качестве одного из мотивирующих факторов выступает потребность индивида в том, чтобы вновь и вновь испытывать знакомые ему чувства, подтверждающие сохранение им своей идентичности; (3) стыд играет важную роль в поддержании когнитивных, аффективных и поведенческих паттернов, а также паттернов межличностного общения.

Краткая характеристика

Психотерапия представляет собой применение принципов психологии для того, чтобы вызвать желательные изменения паттернов эмоций и взаимодействия с другими. Психологические принципы весьма разнообразны и, соответственно, существуют многочисленные направления психотерапии. Сферы применения каждой из них ограничены. Так, например, поведенческий и когнитивный подходы, основанные на принципах обусловливания и социального научения, подходят для работы с некоторыми тревожными и аффективными расстройствами. Однако они применимы для работы лишь с клиентами, готовыми выполнять домашние задания. Выполнение таких заданий — необходимое условие эффективности психотерапии.

Решение клиента не сотрудничать с психотерапевтом в ходе психотерапии само по себе требует понимания, достигаемого благодаря использованию психологических принципов. Поиск подобного понимания привел нас сначала к осознанию значения расстройств личности (ось II в принятой в США диагностической классификации DSM—IIIR) при терапии симптомов оси I, для чего и были разработаны когнитивные и поведенческие методы, а затем к переосмыслению так называемого невротического парадокса: почему люди продолжают использовать пораженческие паттерны поведения — казалось бы, это находится в противоречии с гедонистическими принципами, лежащими в основе теории подкрепления. В обычной когнитивно-поведенческой психотерапии немногое применимо к расстройствам личности, где речь идет уже не о тревожности и депрессии, а об аспектах самой личности.

В наших поисках мы воспользовались достижениями когнитивной психологии, особенно исследованиями, посвященными бессознательным процессам — альтернативе психодинамическому бессознательному. Бессознательный алгоритм является сохраняемым порядком автоматической обработки социальной информации. Такие алгоритмы, обычно усваиваемые в ранние периоды жизни, поддерживаются благодаря присущему данному индивиду способу интерпретации данных. Они участвуют в аффективных процессах и в реакциях, основанных на принятой индивидом системе ценностей. В когнитивно-объясняющей психотерапии они называются личными правилами жизни и определяют аффективные и поведенческие реакции индивида на различные ситуации. Следовательно, один из аспектов нашего подхода заключается в выявлении таких правил и сознательном принятии им альтернатив.

Вторая отличительная посылка когнитивно-объясняющей психотерапии связана с проблематикой мотивации. Когнитивные процессы дают карту, а аффект — мотивацию. Ребенок некритически впитывает определенные паттерны знания, действия и эмоционального переживания, существующие в его семье, и получает подкрепление в рамках субкультуры данной семьи. Мы называем такие характерные паттерны эмоционального переживания "персонотипическим аффектом" и предполагаем, что люди развивают характерные способы переживания, которые считают естественными, и в определенной степени используют для подтверждения своего чувства "Я". И в самом деле, эти привычные чувства дают людям ощущение безопасности, и они ищут и даже придумывают способы вызывать у других реакции, подтверждающие их когнитивную концепцию "Я" и позволяющие испытать знакомые чувства. Подобные маневры, связанные со стремлением обрести чувство безопасности, объясняют то, что с позиций рационализма и гедонизма представляется таинственным: желая вновь испытать знакомые чувства, люди могут действовать таким образом, что негативный аффект будет скорее усиливаться, чем ослабевать. В когнитивно-объясняющей психотерапии эти маневры выявляются и получают объяснение, а затем индивид учится действовать иначе. Рецидивы трактуются в психотерапии как неосознаваемые индивидом попытки восстановить привычные негативные аффективные состояния.

И, наконец, о стыде. Эта широко распространенная эмоция часто проявляется не только сама по себе, но и в сочетании с гневом. Стыд и гнев являются компонентами большинства личностных расстройств. Люди не только стремятся защитить себя от стыда и избежать его. Если стыд является частью персонотипического аффекта индивида, то такой индивид стремится испытывать данное чувство.

Цель когнитивно-объясняющей психотерапии заключается в том, чтобы изменить пораженческие паттерны клиента и дать ему возможность испытывать большее чувство эмоционального благополучия. Мы добиваемся этого с помощью психотерапевтического диалога, в ходе которого описываются паттерны развития клиента (когнитивные, аффективные и межличностных отношений). Их понимание позволяет затем составить планы новых, отличающихся от прежних, действий и противостоять выявленным тенденциям.

Критические замечания

Большинство людей в состоянии дистресса изменяются без помощи психотерапевтов. Они, вероятно, делают нечто такое, что действительно следует делать, и мы могли бы поучиться у них. Вместо этого мы учимся у людей, которых лечим и которые не изменяются. Психотерапевты различных ориентаций извлекают из опыта работы со своими клиентами различные уроки; ориентация психотерапевта определяет воспринимаемую им информацию. Труднее бывает воспринимать информацию, не соответствующую принятой ориентации, и осуществлять соответствующие изменения в себе. И тем не менее, для получения информации о том, как поступать в той или иной актуальной ситуации, часто приходится выходить за пределы того направления, к которому относишься. Мы так и поступали при работе с клиентами с личностными расстройствами. В когнитивной и поведенческой литературе, за малыми исключениями, данная проблематика не представлена, и нам пришлось обратиться к литературе по психоанализу.

Результатом стало создание интегративного подхода, в котором когнитивный элемент занимал меньше, а аффективный больше места, чем в традиционной когнитивно-поведенческой психотерапии. В нем открыто признавались бессознательные процессы и давалась нетрадиционная трактовка мотивации. В отличие от других когнитивно-поведенческих подходов, наш подход сложился на основании опыта работы с клиентами в рамках терапевтического сеттинга, а не университетской программы исследований. Таким образом, прямое эмпирическое подтверждение достаточно слабо, но все же имеется много фактов, косвенно подтверждающих наши основные гипотезы. Об изучении неосознанных процессов сообщал Левицки, тщательное исследование теории самоподтверждения провел Эндрьюс (он дал также обзор литературы по этому вопросу), а роль стыда изучал Льюис. Итак, начиная свою работу в рамках традиционного когнитивно-поведенческого подхода, мы скоро вышли за их пределы.

Когнитивно-объясняющая психотерапия может применяться лишь при определенных личностных расстройствах и не предназначена для лечения таких симптомов, как депрессия или тревожность, за исключением тех случаев, когда они проистекают из определенных аспектов личности. Поскольку мы изучаем мотивационные паттерны, неизбежно явное сходство нашего подхода с психодинамической теорией. Поскольку мы придаем большое значение самооценке и аффекту, наш подход близок принципам К. Роджерса. Мы побуждаем к сознательному осуществлению изменений в отношениях с другими людьми, поэтому наш подход близок интерперсональной психотерапии.

Когнитивно-объясняющая психотерапия не располагает достаточно разработанной системой, чтобы ее методы можно было четко сформулировать и описать в учебнике. Невозможно также следовать принципу психотерапии, центрированной на клиенте, и при этом игнорировать жалобы клиентов, не соответствующие концепциям, принятым в нашем подходе. Мы можем потратить недели или месяцы на создание психотерапевтического альянса, обсуждая вопросы, которые клиент считает важными. Здесь не годится жесткий, заранее составленный план; приоритет отдается клиенту, вопрос подхода — вопрос не первой важности.

Биография

Ричард Л. Уэсслер является профессором Университета в городе Плезантвиль, штат Нью-Йорк, и ведет частную практику в Нью-Йорке. Степень доктора он получил в 1966 г. Уэсслер — автор многочисленных статей и глав в книгах, а также соавтор двух книг по психотерапии. Он делает обзоры для нескольких психотерапевтических журналов и проводит тренинги по различным формам когнитивно-поведенческой психотерапии во многих странах Европы и Северной Америки.

Первоначальную подготовку Уэсслер получил по рационально-эмотивной психотерапии, но затем пришел к выводу, что в работе со многими клиентами она не может быть использована без существенных модификаций. Осуществленные модификации оказались весьма значительными, и то, что получилось, рационально-эмотивной психотерапией называть было уже нельзя. Уэсслер пришел к выводу, что не существует такого психотерапевтического подхода, который можно было бы использовать в работе со всеми клиентами. Эту точку зрения однажды он выразил так: "Без эклектики нет этики".

Литература

Andrews, J.D.W. (1990). The active self in psychotherapy. New York: Gardner.

Lewicki, P. (1986). Nonconscious social information processing. Orlando, FL: Academic Press.

Lewis, H.B. (1987). The role of shame in symptom formation. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum.

Wessler, R.L., & Hankin, S. (1986). Cognitive appraisal therapy. In W. Dryden and W. Golden (Eds.), Cognitive-behavioral approaches to psychotherapy. New York: Hemisphere.

Wessler, R.L., & Hankin, S. (1988). Rational-emotive and other cognitively oriented therapies. In S. Long (Ed.), Six group therapies. New York: Plenum.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV