Эволюционная когнитивная психотерапия

V. КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Майкл Дж. Махони

Определение

Психотерапия представляет собой обусловленный культурой особый вид отношений между профессионалом сферы помощи и клиентом или группой клиентов. Имея соответствующую теоретическую базу, включающую основные представления о человеческой природе и процессах психологического развития, психотерапевт в своей работе с клиентом стремится создать надежный, устойчивый альянс, в котором клиент, испытывая заботливое отношение со стороны психотерапевта, исследует — часто с помощью ритуализованных техник — прошлые, настоящие и также потенциально возможные способы познания себя, мира и их динамической взаимосвязи.

Краткая характеристика

Приведенное выше определение берет начало в концепции продолжающегося всю жизнь развития, а также в эволюционной эпистемологии — исследовании познающих систем и хода их развития. Эволюционная эпистемология, основанная на трудах философа Карла Р. Поппера и психолога Доналда Т. Кемпбелла, показала, что организмы (1) представляют собой воплощенные теории жизни, (2) активно участвуют в естественных процессах отбора, формирующих и ограничивающих их адаптацию и развитие. Проводится важное различие между пассивным дарвинизмом, где приоритет отдается воздействиям со стороны окружения, ведущим к отбору, и активным дарвинизмом, признающим активное и проактивное участие организма в выборе и модификации своего окружения. В формах разумной жизни, особенно человеческой, давления отбора в большой мере интернализованы и передаются в виде символов, что делает возможным разнообразные умственные процессы (осознаваемые и неосознаваемые), выполняющие адаптационные функции. Данные утверждения эволюционной когнитивной психотерапии созвучны со многими положениями современных школ психотерапии.

Основной формой активности, позволяющей добиваться успешной адаптации и прогрессивного развития, является исследовательская активность, обычно проявляющаяся в виде новых вариантов и творчески переработанных стилей существования в этом мире. Обращение к психотерапии является наглядным проявлением такой исследовательской активности. Первоначально индивид может обратиться к психотерапевту в надежде найти решения своих острых или хронических проблем, но, если осуществленный анализ правилен, то наибольшую пользу клиент получает от психотерапевта, поощряющего и стимулирующего исследовательскую активность в целом. Чаще всего это достигается с помощью того, что Джером Д. Франк метко назвал "3R" психотерапии. Это несущие эмоциональный заряд и атмосферу доверия отношения (Relationship), в которых есть место доступным клиенту рациональным объяснениям (Rationales) и ритуалам (Rituals), используемым для того, чтобы побудить клиента к исследованию себя, мира и развивающихся отношений между ними. Любое важное психологическое изменение, происходящее в рамках психотерапии или вне их, включает изменение личностного смысла, заключающего в себе индивидуальную реальность. Изменения восприятия индивидом самого себя, реальности, ценностей, статуса (контроля) редко бывают быстрыми, легкими или приятными. В тех случаях, когда индивида подталкивают (психотерапевт, значимый другой или обстоятельства жизни) идти в своих изменениях слишком быстро или слишком далеко за пределы его теперешней личностной реальности, возникает процесс сопротивления в целях самозащиты, направленный на поддержание целостности и жизнеспособности индивида как живой системы. Обычно мы добиваемся больших успехов в достижении психотерапевтических изменений, если действуем в согласии с таким сопротивлением, а не против него. Осуществляемая в подобной манере психотерапия бывает эволюционной по своей сути, центрированной на клиенте (феноменологической) и внутри- и межличностной одновременно. Открытый акцент в ней делается на процессах переживания, динамической комплексности, на силах, порождаемых эмоциональной интенсивностью и активным (поведенческим) экспериментированием.

Критические замечания

Основные достоинства определения и разработки, которые я предложил, заключаются в признании того, что (1) психотерапия представляет собой особого рода отношения, санкционированные обществом, в которых участвует и профессионал сферы помощи;

(2) эти отношения составляют основу, или контекст, позволяющий клиентам исследовать старые и новые способы переживания и экспериментировать с ними; (3) процессы эволюции, с которыми связаны психологические изменения, требуют от клиентов активного участия; (4) важные психологические изменения часто бывают трудными, медленными и порождают процессы самозащиты, оказывающие сопротивление таким изменениям. Я полагаю, что отмеченные мною моменты учитывают и отражают вклад основных направлений психотерапии (психодинамического, поведенческого, гуманистического, когнитивного и системно-стратегического). Следовательно, сделанные мною замечания могут способствовать более глубокой интеграции этих различных традиций, а также диалектическому обмену, который, возможно, будет способствовать новым разработкам в концепции и практике психотерапии.

Возможные критические замечания к изложенному здесь подходу обязательно отражают иное понимание человеческой природы, сущности оказываемой людям помощи и формальных требований, которым должны соответствовать теории и модели психологических изменений. Подход, о котором я рассказал в общих чертах, не предусматривает широкого использования предписательных или разрозненных, нескоординированных интервенций, охотно применяемых в некоторых формах поведенческой психотерапии. Точно так же большое внимание, уделяемое мной влиянию терапевтических отношений, и признание их важной роли, не разделяется представителями многих других подходов, отдающих приоритет техникам. При этом хотелось отметить, что моя позиция согласуется с полученными к настоящему времени данными, касающимися процесса и результатов психотерапии.

Данный подход может подвергнуться критике также за то, что в нем признаются сопротивление, неосознаваемые процессы, трудность некоторых форм изменений, действие естественных механизмов самозащиты и важная роль процессов переживания в осуществлении изменений. Представители рационалистических направлений психотерапии (в том числе и некоторые когнитивные психотерапевты) могут критиковать мой подход за то, что в нем не придается большого значения "рациональным обсуждениям" и "корригирующим когнитивным схемам", в относительной ценности которых я и в самом деле сомневаюсь. И наконец, сторонники ортодоксального психоанализа могут оспаривать мое утверждение о значимости высокой включенности профессионала помогающей профессии (в интерактивном, экспрессивном, аффективном аспектах).

Сам же я вижу основной недостаток эволюционной когнитивной психотерапии в некоторой ее неконкретности. Чтобы облегчить всеобъемлющую интеграцию, авторы, излагающие эволюционную когнитивную психотерапию, используют понятия и концепции, дающие лишь общее представление о ней, но не четкую концептуализацию. В нашей культуре и в нашу эпоху наибольшей популярностью пользуются конкретные, прагматические модели оказания помощи типа "делай так-то и так-то", и некоторым практикам изложенный здесь подход может показаться непривлекательным. Выступая в течение нескольких последних лет с лекциями об эволюционной когнитивной психотерапии, я выслушивал также упреки в том, что наш подход не представляет ничего нового и содержит лишь несколько иначе сформулированные положения известных школ психотерапии, к которым мои оппоненты относились по-разному. Назывались, например, психоанализ, гуманистический подход, гештальт и т.д.). Эти факты вновь свидетельствуют о том, что люди отдают предпочтение четким, вполне определенным и неизменным категориям и могут сопротивляться интегративным или новым точкам зрения. И последнее: если подход, изложенный мною, применять на практике и оценивать, руководствуясь принципами эволюционизма, то он неизбежно претерпит изменения в испытаниях будущего, — подвергаясь как критике, так и одобрению за свою гибкость. Так что посмотрим.

Биография

Майкл Дж. Махони является профессором психологии в Калифорнийском университете (Санта-Барбара). Степень доктора он получил в Стэнфордском университете. Он автор двенадцати книг и многочисленных научных статей, участник "когнитивной революции" в психологии. Махони способствует установлению связей между когнитивным и клиническим подходами. Он лауреат нескольких премий, одну из которых получил за вышедшую в 1974 г. книгу "Когнитивные процессы и изменение поведения" ("Cognition and Behavior Modification").

Махони является членом редакционных советов двенадцати научных журналов. С 1978 г. он сотрудничает с Олимпийским комитетом США, разрабатывая проблемы психологии спорта. Круг его интересов включает основные процессы психологического развития и психотерапии, теоретические и философские вопросы, психологию науки, психологию здоровья и психологию спорта. В своей книге "Процессы изменения человека: как способствовать развитию индивида" ("Human Change Processes: Notes on the Facicitation of Personal Development") он предпринимает попытку интеграции результатов исследований, осуществленных в ряде научных дисциплин и касающихся понимания психологических изменений и методов, способствующих им.

Литература

Mahoney , M . J . (1990). Human change processes: Notes on the facilitation of personal development. New York: Basic Books.

Radnitzky, G., & Bartley, W. W. (Eds.). (1987). Evolutionary epistemology, theory of rationality, and sociology of knowledge. LaSalle, IL: Open Court.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV