Народное целительство

VI. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ФИЛОСОФСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ

1. ПОДХОДЫ, ОРИЕНТИРОВАННЫЕ НА КУЛЬТУРУ

Стенли Криппнер

Определение

Психотерапия представляет собой целенаправленную попытку изменить те виды поведения и переживаний, которые клиенты или социальные группы считают нефункциональными, то есть мешающими установлению межличностных отношений, препятствующими высоким достижениям или проявлению талантов и способностей. Народное целительство направлено на изменение нефункционального поведения и переживаний с помощью серии определенных контактов между имеющим социальную санкцию целителем и испытывающими дистресс, но послушными клиентами, признающими статус и способности целителя.

Краткая характеристика

Народное целительство (называемое также туземным целительством, традиционным целительством) должно быть включено в любой претендующий на полноту обзор современных видов психотерапии, поскольку к нему (в различных его формах) в масштабах всей планеты прибегает больше людей, чем к какой-либо другой форме психотерапии. Народное целительство можно считать психотерапией, поскольку оно представляет собой целенаправленную попытку изменить дисфункциональное поведение и переживания с помощью взаимодействия между людьми, осуществляемого в соответствии с формально заключенным или подразумеваемым контрактом или соглашением.

Крах отношений, дефектное функционирование, неполноценная самоактуализация — со всеми этими проблемами люди сталкиваются повседневно. Когда находящиеся в состоянии дистресса клиенты испытывают побуждение измениться и приходят к выводу, что ни их собственных ресурсов, ни поддержки друзей и членов их семей недостаточно, они часто ищут возможность получить помощь. В культурах промышленно развитых стран санкцию на оказание подобной помощи имеют психотерапевты, в традиционных культурах ее получают шаманы, знахари, жрицы, медиумы и т.д. Те, кому та или иная культура дает право проводить психотерапию, вести людей к просветлению или изгонять нечистую силу и т.д., выражают мировоззрение и основополагающую мифологию данной культуры. Они используют методы и ставят задачи, соответствующие такому мировоззрению и сопутствующим ему мифам. То, что считается ненормальным в одной культуре (например, слуховые галлюцинации, встречи с призраками, вовлеченность в соревновательное поведение), в другой культуре может восприниматься как нечто совершенно непредосудительное. Проблемы, с которыми постоянно сталкиваются люди в одной культуре (сглаз, одержимость дьяволом, нервная анорексия), могут быть совершенно неизвестны в других культурах.

Кросскультурное сопоставление базовых элементов психотерапии показывает, что между психотерапевтами в промышленно развитых странах и народными целителями в традиционных обществах больше сходства, чем различий. Изменение дисфункционального поведения и переживаний специалистами (психотерапевтами или целителями), имеющими на это общественную санкцию, бывает более успешным если: (1) клиенту и специалисту присуще одно и то же видение мира; (2) если личные качества специалиста вызывают у клиента положительные реакции; (3) если клиент надеется на то, что лечение даст положительные результаты; (4) если в результате взаимодействия со специалистом у клиента возникает ощущение контроля и это придает ему дополнительные силы. Проведенные сравнительные исследования показали, что народные целители бывают в той же мере успешными (или неуспешными), что и западные психотерапевты. Следовательно, народные целители заслуживают уважения со стороны своих коллег-психотерапевтов и представляют интерес для них.

В некоторых случаях та или иная культура предписывает скорее процесс, чем специалиста (аффирмации, магические ритуалы, медитацию, молитву, запись своей речи на магнитофонную кассету, создание зрительных образов или пеший туризм). Для того чтобы быть эффективным, такой процесс должен отражать присущее данному клиенту (как и данной культуре) видение мира; содержать элементы, способствующие изменениям и закрепляющие их; вызывать конструктивное предвидение изменений; развивать у клиента способность заявлять и сохранять свою новую жизненную тенденцию. Шансы на то, что изменения произойдут, возрастают в тех случаях, когда специалисту или процессу присущи все четыре упомянутые выше компонента. Известно, однако, что одних позитивных ожиданий достаточно для того, чтобы способствовать росту внутренней силы клиента; обладающие высокой мотивацией клиенты могут поехать за границу, щедро заплатить неумелому целителю или психотерапевту и избавиться от симптомов. Интенсивное участие целителя (а часто и общины, к которой относится клиент) в сочетании с оказывающей эмоциональное воздействие музыкой нередко приводят в действие культуральные ценности и с их помощью вовлекают даже скептически настроенного и апатичного клиента. С другой стораны, кожные язвы и выделения — симптомы некоторых венерических заболеваний — редко поддаются заклинаниям и ритуалам харизматического целителя, даже когда клиент верит в них. В таких ситуациях иногда достаточно укола пенициллина, чтобы восстановить у клиента чувство благополучия. Однако даже в этом случае, несмотря на очевидное излечение, клиент останется озадаченным, обеспокоенным и будет подозревать колдовство, если невежественный практик позволит себе проигнорировать взгляд на мир, присущий культуре, к которой принадлежит клиент.

Критические замечания

Специалист, занимающийся сравнительным изучением различных культур, мог бы назвать психотерапию попыткой изменения мифологии клиентов. Мифы, существующие в различных культурах, объясняют явления природы, способствуют установлению гармонии в обществе, облегчают перемены и создают значимую структуру, в которой могут существовать люди, относящиеся к данной культуре. Те же функции в жизни индивида выполняют "персональные мифы". Когда кто-то испытывает смятение и растерянность, чувствует себя отчужденным или переживает моральную деградацию, то это значит, что один или несколько мифов, которыми он руководствуется в жизни, стали дисфункциональными. В монистических обществах целители руководствуются верой в истинность присущей данной культуре мифологии и в то, что клиента следует вернуть в его социальную сеть и восстановить его связь с космосом. В плюралистических обществах психотерапевт скорее акцентирует "персональные мифы" индивида и будет выяснять, какие паттерны поведения, мышления и переживаний не отвечают подлинным интересам клиента. Целью психотерапии становится замена дисфункциональных мифов такими мифами, которые способствуют межличностной и внутриличностной интеграции, позволяют получать удовлетворение от работы и игры и усиливают ощущение смысла жизни. Психотерапевт может не отдавать себе отчет в том, что занимается мифотворчеством и мифокоррекцией, но и западную психотерапию, и народное целительство можно рассматривать как процессы создания мифов.

Трактовка психотерапии как мифотворчества позволяет нам лучше понять четыре компонента эффективной психотерапии, перечисленные выше. Так, например, мифология, принятая в промышленных обществах, объясняет возникающие у индивида нарушения деятельности биологическими факторами (генетика, инфекция, физические травмы, процесс старения) или факторами, связанными с его историей жизни (стресс, неосознаваемые конфликты, психологические травмы, неправильные методы воспитания, применявшиеся в детстве). Лишь в редких случаях во внимание принимаются матафизические факторы, часто находящиеся в центре внимания традиционных систем целительства (последствия нарушения табу; воздействия колдунов; утраты человеком души; судьбы иди кармы). В результате некоторые диагностические категории, существующие в других культурах, не имеют эквивалентов в психотерапии в промышленных странах. Не существует, например, эквивалента для "сусто" — болезни, которая, как считают в большинстве стран Латинской Америки, вызывается нарушением священного правила. И среди народов промышленно развитых стран имеются определенные различия: "вагамама" — особый вид нарушений в поведении, встречающийся в Японии, не имеет точного соответствия в Северной Америке. Даже внутри той или иной культуры обычно встречаются мировоззренческие различия, затрудняющие диагностику и лечение. Такие различия существуют, например, между клиентами из высших и низших слоев общества или между практиками и клиентами, принадлежащим к различным этническим группам или к разному полу. Так, в силу плюралистического состава населения Соединенных Штатов, психотерапевтам в этой стране необходимо иметь некоторое представление о мировоззрении их потенциальных клиентов из числа индейцев, афро-американцев, американцев азиатского происхождения, а также американцев, происходящих из испаноязычных стран вообще и Мексики, в частности.

Личные качества, необходимые целителю для успеха в работе, неодинаковы в различных культурах с разной мифологией. Индейские шаманы утверждают, что они общаются с духами; они демонстрируют поведение, которое может быть названо истеричным. Такие утверждения и такое поведение в Северной Америке, в соответствии с преобладающими там мифами, считается симптомами психического заболевания. И тем не менее, подобное поведение высоко ценится индейскими племенами. Даже психологическое тестирование, проводившееся по методике, составленной без учета особенностей индейцев, выявило, что показатели здоровья у шаманов племени апачей выше, чем у других представителей этой этнической группы. Социологам понадобилось несколько десятилетий для того, чтобы пересмотреть свое представление о поведении шаманов как о "патологическом". В основе их первоначального представления лежал конфликт и борьба между мифами, относящимися к различным культурам.

"Персональные мифы" могут пониматься как когнитивные структуры, выполняющие функцию объяснения. Вера, надежда, доверие и позитивные ожидания, с которыми клиенты приходят на психотерапевтическую сессию, сами по себе могут играть важную роль, способствуя изменению поведения. Примерно так же можно объяснить эффективность различных растений, корней и ягод, о психотропных свойствах которых ничего не известно, но которые, тем не менее, с успехом применяются на протяжении столетий, что, вероятно, объясняется верой клиентов в их целительный эффект. Психиатры-аллопаты критикуют лечение травами, но эти критики редко упоминают исследования, показавшие, что примерно 20% помещенных в психиатрические больницы клиентов испытывают вредные побочные эффекты (и даже умирают) от употребления прописанных им лекарств.

Чувство контроля, возникающее у клиента, снабжает его знанием о том, как в дальнейшем справляться с превратностями жизни. И здесь снова следует подчеркнуть, что преобладающие мифологии являются теми рамками, в которых организуется новая сила клиента. Он может выучить определенные молитвы, позволяющие противостоять злым духам, освоить приемы толкования сновидений, позволяющие жить в гармонии с природой, выполнять ритуалы, с помощью которых в трудное время получит помощь от могущественного животного из потустороннего мира, может делать упражнения на визуализацию, останавливающие или замедляющие рост злокачественных опухолей, или научиться приемам релаксации, позволяющим справляться со стрессом. Любая из основных психотерапевтических техник имеет эквивалент в одной или нескольких системах народного целительства. В ходе поездок к народным целителям, проживающим на шести континентах, я убедился в том, что они используют приемы, которые могут быть отнесены к таким категориям, как модификация поведения, когнитивная психотерапия, семейная терапия, терапия средой, толкование сновидений и использование психотропных веществ. В своих худших вариантах народное целительство несет в себе черты предрассудков, этноцентризма и сексизма. Лучшим вариантам народного целительства, согласно полученным мною данным, присущ интегративный подход (стремление установить единство между телом и разумом, индивидом и общиной, человечеством и природой), а его представители открыты для диалога с врачами-аллопатами и западными психотерапевтами.

"Персональные мифы" объясняют мир, помогают ориентироваться в обществе, направляют развитие индивида и удовлетворяют духовные потребности так же, как это делают мифы в масштабах всего общества. Мифологии обоих типов представляют собой набор убеждений, чувств и образов, организованных вокруг ядерных тем. Народное целительство сохраняет тесные связи со своими корнями в мифах. Другие формы психотерапии не обращают внимания на эти корни. Тем хуже для них.

Биография

Стенли Криппнер является профессором психологии в Сан-Франциско. Степень доктора он получил в 1961 г. в Северо-Западном университете. В прошлом Криппнер был президентом Ассоциации гуманистической психологии, Ассоциации парапсихологии и Секции гуманистической психологии Американской психологической ассоциации. Он является членом Общества научных исследований в области секса и Американского общества клинического гипноза. Криппнер — автор или соавтор свыше 500 статей, глав в книгах и обзоров, а также двенадцати книг. Криппнер проводил семинары в Академии педагогических наук СССР в Москве и в Академии наук в Пекине, а также многократно выступал с лекциями в странах Латинской Америки.

Литература

Воуеr, L. В. (1961). Remarks on the personality of shamans. Psychoanalytic Study of Society, 2, 233-254.

Feinstein, D., & Krippner, S. (1988). Personalmythology: The psychology of your evolving self. Los Angeles: Jeremy P. Tareher.

Krippner, S. (1980). Psychic healing. In R. Herink (Ed.), The psychotherapy handbook (pp. 503—506). New York: New American Library.

Krippner, S., & Colodzin, B. (1981). Folkhealing and herbal medicine: An overview. In G. G. Meyer, K. Blum, &J. G. Gull (Eds.), Folk medicine and herbal healing (pp. 13—29). Springfield, IL: Charles C. Thomas.

Schimmel, Е. М. (1964). The hazards of hospitalization. Annals of Internal Medicine, 60, 100-110.

Torrey, Е. F. (1986). Witchdoctors and psychiatrists: The common roots of psychotherapy and its future. New York: Harper & Row.

Villoldo, A., & Krippner, S. (1987). Healing states. New York: Simon & Schuster.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV