Экзистенциально-гуманистическая психотерапия

VI. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ФИЛОСОФСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ

2. ЛИЧНОСТНЫЙ СМЫСЛ

Джеймс Ф.Т. Бьюдженталь

Определение

Психотерапия представляет собой процесс, в ходе которого два человека стремятся разрешить вопросы, связанные с жизнью в этом мире и в это время. Данные вопросы актуальны для каждого из них, но именно интересам и потребностям клиента постоянно отдается приоритет. Психотерапия представляет собой попытку раскрыть клиенту, какими способами он удерживает себя от полноты существования, а также дает возможность гарантировать, что он будет делать свои выборы с максимальным осознанием этих паттернов.

Краткая характеристика

Быть экзистенциальным означает принимать в качестве отправной точки мыслительной и практической деятельности удивительный факт собственного бытия. Этот факт по-разному трактуется различными наблюдателями и в жизни каждого человека неизбежно проявляется неповторимым образом.

Что означает быть живым человеческим существом? Отвечая на этот вопрос, я считаю полезным привести пять характеристик. Каждый из нас облечен в плоть и кровь; имеет конечное существование; способен действовать; обладает определенной свободой выбора; отделен от всех остальных людей и в то же время связан с ними. Каждое из этих условий бытия конфронтирует нас с обстоятельством, с которым нам приходится как-то иметь дело: соответственно, это изменение, случайность, ответственность, отказ от каких-то возможностей и "частичность" (бытие в качестве неотъемлемой части целого и в то же время отдельно от этого целого). Конфронтации с перечисленными обстоятельствами порождают экзистенциальную тревогу, и каждый человек находит способы, позволяющие, как ему кажется, их избежать. Но следствием таких попыток становится возникновение новой, на этот раз невротической, тревоги.

Жизненная сила приходящего к нам клиента снижена вследствие попыток избежать аутентичного бытия в мире. Недостаточная полнота жизни может проявляться в различных формах, включая знакомые паттерны, на обычном языке называемые "симптомами" или "невротическими симптомами". Но возможны и такие формы ее проявления, которые обычно считаются патологическими в меньшей степени, — преувеличенная добросовестность, самоотрицание, чрезмерные амбиции, навязчивая потребность угождать другим и тому подобные способы расходования энергии, направленные на создание определенного образа или на другие внешние обстоятельства. Это не болезни, а сопротивление полноценному бытию, которое клиент научился оказывать, чтобы отвратить то, что представляется ему всепоглощающей опасностью.

Предельно упрощая, можно сказать, что перед психотерапией стоят три задачи. Во-первых, выяснить, какими способами клиент ограничивает свое присутствие в психотерапевтической работе, а затем показать ему, как эти же паттерны ограничивают его в жизни вообще. Во-вторых, оказать поддержку клиенту в его конфронтации с различными видами тревоги, которой он так долго пытался избежать. (Поскольку только через эту конфронтацию он может восстановить свою потерянную аутентичность.) В-третьих, помочь клиенту обрести такое новое понимание себя и своего мира, которое позволило бы ему в большей степени быть самим собой в различных жизненных обстоятельствах, и в результате ощутить большую полноту бытия.

Крайне важно понять, что названные задачи не могут быть решены с помощью когнитивных упражнений. Речь здесь идет, скорее, об организменных восприятиях, благодаря которым клиент приходит к глубокому внутреннему осознанию способов, ограничивающих его жизнь. Подобные ощущения не поддаются вербализации, несут аффективный заряд и имеют неповторимый личностный характер. Вербальные инсайты имеют такое же отношение к этим восприятиям, как коробка, в которую упакованы, например, овсяные хлопья, — к питательным веществам, содержащимся в самом продукте.

Последователи данного подхода имплицитно исходят из следующего: определение, даваемое себе индивидом, и его способ постигать природу мира представляют собой его творения. Такое конструктивистское понимание бытия не означает отрицания реальности существующего мира, но означает, говоря словами Джорджа А. Келли, что "ключом к судьбе человека является способность дать новую интерпретацию тому, что нельзя отрицать".

Критические замечания

Основным понятием в теории и практике нашего направления психотерапии является понятие присутствия (Dasein). Во многих направлениях психотерапии вниманию и мотивации клиента придается большое значение, большинство же экзистенциалистов твердо убеждены в том, что названные факторы не просто желательны, а являются абсолютно необходимым условием подлинной глубинной психотерапии.

Человек "присутствует" постольку, поскольку его познавательные способности, эмоциональность и воля мобилизованы и сфокусированы в непосредственной ситуации. Это не состояние "все или ничего"; способность быть полностью присутствующим требует от человека больших внутренних обязательств и самоотреченной практики. И клиент, и психотерапевт должны постоянно стремиться к достижению такого состояния присутствия. Присутствие подразумевает также то, что обычно называют серьезным отношением к работе, высокой мотивацией и созданием психотерапевтического альянса. Такой альянс оказывается следствием интенсивного взаимного присутствия: два человека, полностью вовлеченных в совместно выполняемую работу, обязательно подлинно доступны и восприимчивы по отношению друг к другу.

Однако, как уже отмечалось, на присутствие не распространяется принцип "все или ничего". Интенсивность присутствия каждого из участников психотерапевтического процесса постоянно меняется. Для психотерапевта наблюдение за степенью присутствия клиента является главным источником информации о том, насколько успешно идет работа (содержание, невербальная коммуникация, эмоции и т.д.). И обратите внимание на следующее: главными условиями, позволяющими психотерапевту осуществлять такое наблюдение, являются его полное присутствие, а также флуктуации и содержание, лежащие в основе терапевтической интуиции.

Трудности, испытываемые клиентом в его попытках добиться полного присутствия, мы называем сопротивлениями. Они позволяют нам увидеть также невротические процессы, ограничивающие жизнь клиента вне процесса психотерапии. Клиент нуждается в осознании помех его стремлению полностью включиться в процесс самоисследования (то есть добиться полноты присутствия в психотерапевтической ситуации). Осознание должно быть организменным и трансвербальным*, а не всего лишь психодинамическим объяснением.

Именно здесь проявляются важные различия между нашим подходом и другими направлениями психотерапии, где целью работы служат словесные формулировки, касающиеся причин и динамики. Полагают, что такие формулировки, называемые инсайтами, оказывают лечебный эффект. Когда они являются результатом когнитивных процессов, а не полного присутствия, то вызывают разочарование и оказываются преходящими. Внутреннее видение или осознание возможно только в результате глубокого присутствия и выходит далеко за пределы того, что может быть выражено словами.

Такое внутреннее видение означает, что клиент более полно осознает свое "живое—бытие—в жизни" и, следовательно, свои глубинные интенции и способы, какими он невольно мешает себе добиться этих целей. Более глубокое осознание помогает клиенту открыть существование альтернативных возможностей, которых он не сознавал прежде, и обнаружить, что он способен изменить свой способ бытия в мире и более полно осуществить себя и испытывать меньший дистресс.

Биография

Джеймс Бьюдженталь получил степень доктора философии в 1948 г. в университете штата Огайо. В 1987 г. он стал лауреатом премии Ролло Мэя. Бьюдженталь является членом редакционных советов восьми журналов по психотерапии, автором шести книг и около 150 статей, обзоров и глав в книгах.

*Не передаваемым с помощью одних лишь слов. — Примеч. переводчика.

Литература

Bugental, J. F. Т. (1976). The search for existential identity: Patient-therapist dialogues in humanistic psychotherapy. San Francisco: Jossey-Bass.

Bugental, J. F. T. (1978). Psychotherapy and process: The fundamentals of an existential-humanistic approach. Reading, MA: Addison-Wesley.

Bugental, J. F. T. (1981). The search for authenticity: An existential-analytic approach to psychotherapy, (enlarged ed.). New York: Irvington.

Bugental, J. F. T. (1987). The art of the psychotherapist. New York: Norton.

Kelly, G. A. (1955). The psychology of personal constructs. New York: Norton.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV