Любовь к мудрости

VI. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ФИЛОСОФСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ

3. ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЕ ПОДХОДЫ

Рональд Д. Лэйнг

Определение

Психотерапия — это то, что называют психотерапией представители дюжин различных школ психотерапии. Все определения предполагают намерение психотерапевта помочь клиенту преодолеть те трудности, с которыми он сталкивается в жизни. Я стараюсь уделять максимальное внимание тому, что происходит в нас и между нами: как мы воздействуем друг на друга нашим обликом, нашими движениями, нашим "звучанием" (речь идет о паралингвистике: о высоте, тембре, громкости, ритме и темпе наших голосов), а также содержанием нашей речи.

Краткая характеристика

Для этой преимущественно невербальной деятельности необходимы слова и внимательное отношение к словам. Она метарациональна или парарациональна, но не иррациональна. Она требует настороженного, неусыпного осознания всей громады того, что мы не сознаем (бессознательного). Я бы назвал это "экзистенциальным", если бы это слово не ассоциировалось скорее с одной из школ философии, а не с тем, что оно обозначает в буквальном смысле: с "любовью к мудрости" — мудрости сердца, если о сердце все еще можно думать как о чем-то большем, чем насос.

Психотерапия требует, как я полагаю, установления раппорта, двустороннего общения, ведущего к общности и — если достичь ее не удается — к выявлению факторов, мешающих достижению названной цели (клиент выключается из общения, не рассказывает о себе, проявляет недоверие, злится, испытывает зависть, страх). Мои попытки умело обращаться к самой конкретике испытываемых клиентом трудностей, требуют привлечения всех ресурсов из моего арсенала наученных и усвоенных техник, общим принципом которых является "эффективность-хотя-и-безвредность".

Поэтому я без колебаний обращаюсь, например, к психоаналитической теории, экзистенциальным инсайтам или к парадоксальной коммуникации. Я не исключаю спонтанность, интуицию и творчество. Я полагаюсь на свое бессознательное в раппорте с бессознательным клиента, используя при этом фильтр своего критического сознания, поставленного на службу моему намерению быть полезным другому человеку в его стремлении вести более полную жизнь.

Я не думаю, что моя интуиция, мой внешний вид или набор технических приемов, которыми я владею, может помочь каждому из людей, надеющихся получить мою помощь. Я считаю вполне уместным факт существования столь многочисленных теорий и направлений в практике, что стало трудным делом дать теоретическое определение того общего элемента, который присущ всем им.

Критические замечания

Я не написал до сих пор о своей практике психотерапии. Она претерпела изменения за последние сорок лет, и изменения продолжаются. Рискну сделать некоторые обобщения: мне кажется, что "зона мутаций" в пространстве отношений, область, в которой происходят положительные изменения, находится на территории, где не так уж часто встречаются мины переноса и контрпереноса. Используя метафоры, можно сказать: там, где и клиент, и я можем за нашими дождем и тучами разглядеть солнце, где каждый слышит тишину, пробивающуюся через разделяющий нас шум, где мы оказываемся настроенными на ценности, цель и смысл, находимся в единении с ними; там, где имеет место эффект поля, когда изолированные друг от друга люди генерируют по схеме "мы — поле", где идентичность не теряется, а становится острее, четче, жизненнее и происходит стабилизация неопределенных, путанных, не вполне дремлющих и в то же время не вполне бодрствующих и живых, неустойчивых, расшатанных и колеблющихся личностных функций и структур.

Я намеренно использую здесь нелинейно ясный, недвусмысленно парадоксальный язык, безусловно содержащий парадоксы. Такая речь позволяет некоторым людям обрести здравомыслие, для других же она означает, что время и деньги тратятся попусту самым раздражающим образом. Эти несколько предложений служат примером тех сокрушительных трудностей, с которыми связаны мои попытки писать о своем психотерапевтическом подходе, используя дескриптивные обобщения, не способные выразить многообразие того, что можно разглядеть за страницами текста.

Биография

Рональд Д. Лэйнг закончил медицинский факультет университета Глазго в 1951 г. С 1951 г. по 1953 г. он был психиатром в армии Великобритании. Психоаналитическую подготовку получил в

Британском институте психоанализа (1957—1961 гг.). Затем работал в Королевской Гартиевелской больнице для душевнобольных, в отделении психиатрии в университете Глазго и в Тэвистокской клинике в Лондоне. С 1959 г. по 1965 г. Лейнг являлся научным сотрудником Фонда исследований по психиатрии при Тэвистокском институте межличностных отношений, где изучал семьи шизофреников и "нормальные" семьи. С 1964 г. по 1982 г. был председателем Филадельфийской ассоциации (Лондон), которая организовала ряд небольших домашних хозяйств (в том числе Кингсли Холл) для изучения возможности создания такой человеческой среды, где без применения медикаментов можно было бы облегчать состояние людей, страдающих серьезными нарушениями психики, за счет устранения серьезных помех в общении. С 1982 г. до самой смерти в 1989 г. Лейнг занимался психотерапевтической практикой без применения каких-либо медикаментозных средств. Он является автором или соавтор четырнадцати книг, среди которых "Расколотое Я" (1961), "Здоровье, безумие и семья" (в соавторстве с А. Эстерсон, 1964), "Политика опыта" (1966), "Узлы" (1970), "Факторы жизни" (1976), "Голос опыта" (1982 г.) и "Мудрость, безумие и глупость" (1984 г.). Им были написаны также многочисленные обзоры и статьи.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV