Личная мифология: анализ, трансформация и реинтеграция

VI. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ФИЛОСОФСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ

3. ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЕ ПОДХОДЫ

Дэвид Файнштейн

Определение

С точки зрения эволюционирования индивидуальной мифологии, психотерапия представляет собой процесс, помогающий человеку: (1) войти в больший контакт со своим уникальным внутренним представлением о реальности, называемым здесь личной мифологией; (2) оценить способы, которыми мифология обслуживает или не обслуживает его психологическую адаптацию и развитие; (3) инициировать изменение в сферах мифологии, признанных ограничивающими; (4) интегрировать обновленную мифологию в повседневную жизнь.

Краткая характеристика

Личный миф есть констелляция образов, аффектов и концепций, организованная вокруг ядерной темы и обращенная к одной из сфер, внутри которых мифология традиционно функционирует. Согласно Джозефу Кемпбеллу, такие сферы связаны со следующими аспектами психической жизни индивида: стремление осмыслить свой мир значимым образом; поиск ясно различимой путеводной нити, ведущей сквозь последовательные этапы человеческой жизни; потребность устанавливать стабильные и удовлетворяющие отношения внутри ближайшего социума; стремление познать свое место в необъятной, чудесной и таинственной шири космоса. Личные мифы объясняют мир, направляют индивидуальное развитие, дают социальную направленность и отвечают на духовные запросы таким же образом, как культурные мифы выполняют эти функции для целых сообществ.

Личный миф берет свое начало из четырех взаимосвязанных источников. Наиболее очевидные из них — биология (способности к символизации и к повествованию укоренены в структуре мозга;

информация и установки нейрохимически кодируются; темперамент и гормоны влияют на систему убеждений); культура (в определенной степени индивидуальная мифология представляет собой выражение культурной мифологии на уровне микрокосма) и личная история (каждое эмоционально значимое событие оставляет отпечаток на постоянно развивающейся личной мифологии). Четвертый источник берет начало в трансцендентном опыте — эпизодах, инсайтах и видениях, расширяющих индивидуальные горизонты и вдохновляющих к более продвинутому поведению. В таком виде описанная структура рассмотрения дает место биологическим, психодинамическим и культуральным подходам, позволяя при этом интегрировать их в контексте более широкой духовной перспективы.

Методы работы с индивидуальной мифологией обусловливаются пониманием пути естественного развития личных мифов. Интервенции должны быть соразмерены с этим естественным процессом, стимулировать его и привносить в него осознание. В центре внимания при этом находится диалектическое напряжение между доминирующими и зарождающимися способами конструирования реальности. Для работы с этим процессом сформулирована следующая пятишаговая модель.

1. Определение ведущих мифов и распознание среди них тех, что не соответствуют текущим обстоятельствам, нуждам и уровню развития.

2. Достижение эмоционально-интеллектуального осознания источников этих дисфункциональных мифов и обнаружение новых тенденций, в которых психика ищет выражения ("контр-мифов").

3. Стимулирование синтеза, сплавляющего элементы старого мифа и контрмифа в новый мифологический образ, сочетающий в себе наиболее конструктивные аспекты обоих мифов.

4. Формирование внутреннего императива действий на основе гипотетической реальности этого расширенного и заново интегрированного мифологического образа.

5. Укоренение обновленной мифологии в повседневной жизни.

Интересно, что сновидения имеют тенденцию отражать эти прогрессивные стадии примирения нового опыта с развивающейся индивидуальной мифологией. Конкретный сон может служить:

(1) поддержке существующей мифологической системы; (2) созданию или укреплению рождающегося контрмифа; (3) катализации мифологического образа более высокого порядка, разрешающего конфликт между двумя исходными; (4) укоренению этого нового мифологического образа в бытии индивида; (5) сообщению рекомендаций относительно вплетения новой мифологии в ткань повседневной жизни.

На протяжении долгих исторических эпох жизнь людей регулировалась такими относительно четкими ориентирами, как обряды перехода из одной стадии жизни в другую. Ныне это уже невозможно — по ряду причин, в том числе вследствие индивидуального разнообразия, характеризующего современную западную культуру. Однако потребность в таких ориентирах сегодня еще более насущна, чем в прежние эпохи, поскольку мифы современной культуры, вместо того чтобы направлять и обеспечивать психологический комфорт, сами находятся в постоянном изменении. Описанная здесь пятишаговая модель может быть использована на любом этапе развития взрослого человека. Она реализуется как последовательность личных ритуалов, ведущих к созданию обновленной индивидуальной мифологии, основанной на просвещенном синтезе индивидуальной истории и импульсов развития, вкупе с культуральными и архетипическими образами, требующими своего выражения. Вплетение этой обновленной мифологии в реальную жизнь, питая ви-тальные функции, более не находящие пищи в культурных обрядах и ритуалах, способствует рождению новых смыслов и целей.

Критические замечания

Привнесение в психотерапию мифологической перспективы изымает клиническую практику из медицинской модели и помещает ее внутрь метафоры, фокусирующейся на культурном и духовном контексте человеческого развития. Осмысление собственного прошлого, настоящего и будущего в понятиях развертывающейся личной мифологии позволяет увидеть повседневные заботы в облагораживающей рамке вечных дилемм человечества. Оно приводит индивида в контакт с силами, трансцендентными по отношению к личной идентичности, и помогает прояснению взаимосвязей между внутренней жизнью и внешним опытом. Следует добавить, что эта модель, не выдвигая новой психотерапевтической системы, обусловливает подход, в котором могут найти место многие современные психотерапевтические модальности. Например, на ранних стадиях работы с индивидуальной мифологией естественным фокусом для терапевтических интервенций является дооперациональный уровень мышления по Пиаже. Мифологический план помогает погружению в дооперациональный материал. Зачастую это осуществляется посредством направленного фантазирования и катартических техник (1-я и 2-я стадии модели). После того как осуществлен доступ к конфликтам мифа, они прорабатываются с помощью некоего сплава психодинамических, когнитивных и медитативных подходов (3-я и 4-я стадии). И наконец разрешающие конфликт образы укореняются в почве дооперациональной системы мышления посредством методов, соответствующих логике этого уровня. К их числу относятся эмоциональные нагруженные визуализации, физическое позиционирование и репетиции, приятное подкрепление и повторение (5-я стадия). Таким образом, на разных стадиях работы наиболее уместными оказываются техники различных модальностей — психодинамические, когнитивные, бихевиоральные и медитативные.

Преимущество мифологической перспективы определяется тем, что мифология представляет собой ближайший из существующих аналогов незримой работы человеческой психики. Личные мифы восходят к естественному языку индивидуального внутреннего мира. Более того, мифологическое мышление способно охватить весь спектр человеческой природы — от первичных импульсов до эстетических чаяний. Согласно Джозефу Кемпбеллу, "не будет преувеличением сказать, что миф является тем тайным отверстием, через которое изливаются неистощимые энергии космоса, насыщая культурные манифестации человечества". Теперь, когда в нашей культуре все шире признается потребность в обновлении наших связей со своими духовными корнями, мифологические символы принимают на себя освященную временем роль проводников в священную страну.

Теории личности в психологии часто критикуют за то, что в них недостаточно учитывается социальный и культурный контекст индивида. Поскольку личный и культурный мифы находятся в рефлексивной взаимосвязи, любая система рассмотрения индивида должна позволять здравое понимание методов, при помощи которых достигается согласованное функционирования личности и общества. И теперь, когда под громадным давлением социальных перемен произошло крушение культурных мифов, период полураспада валидного руководящего мифа никогда еще не был столь краток. Теперь одним из наиболее эффективных и доступных средств противостояния судорожной хватке мира, бьющегося в мифологической агонии, является ясно сформулированная, тщательно исследованная личная мифология. Следует добавить, что, в силу динамического равновесия между личными и культурными мифами, основанное на мифологии понимание личностного развития помогает распознать их влияние, позволяет опираться на одни и противостоять другим, и наконец, творчески участвовать в их изменении.

Биография

Дэвид Файнштейн является директором центра "Внутренний источник" ("Innersource") в Эшланде, штат Орегон. Он получил докторскую степень по клинической и социальной психологии от института "Единение" ("Union") в 1973 г. Файнштейн преподавал в Медицинской школе университета Джона Хопкинса, и в Калифорнийской школе профессиональной психологии. Файнштейн является (вместе со Стенли Крипнером) соавтором книги "Личная мифология: психология вашего эволюционирующего "Я" и (вместе с Пег Эллиот) книги "Ритуалы жизни и смерти". Читает лекции и консультирует по вопросам применения мифологического подхода в целях осуществления личностных, организационных и социальных перемен.

Литература

Campbell, J. (1968). The hero with a thousand faces (2nd ed.). Princeton, NJ: Princeton University Press.

Feinstein, D. (1979). Personal mythology as a paradigm for a holistic public psychology. American Journal of Orthopsychiatry, 49, 198—217.

Feinstein, D. (1990). Myth-making activity through the window of your dreams. In S. Krippner (Ed.), Language of the night: A dream anthology. Los Angeles: Jeremy P. Tareher.

Feinstein, D., & Krippner, S. (1988). Personal mythology: The psychology of your evolving self. Los Angeles: Jeremy P. Tarсher.

Feinstein,D., Krippner, S., & Granger, D. (1988). Mythmaking and human development. Journal of Humanistic Psychology, 2(9(3), 23—50.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV