Систематическая эклектическая психотерапия

VII. ЭКЛЕКТИЧЕСКАЯ И ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

2. МОДЕЛИ ОЦЕНКИ

Ларри Бойтлер

Определение

Психотерапия представляет собой процесс влияния в ходе межличностных отношений или, выражаясь точнее, процесс убеждения. Консультант или целитель побуждает или убеждает клиента изменить восприятия, чувства, убеждения и поведение. Поскольку в ходе этой деятельности психотерапевты руководствуются своими собственными взглядами, убеждениями и системами ценностей, то эти убеждения и ценности определяют направленность их усилий. Хотя клиенты не всегда согласны с точкой зрения психотерапевта, именно эта точка зрения определяет намечаемую психотерапевтом цель работы. И все же, будучи процессом убеждения, психотерапия не является процессом принуждения. Психотерапевт дает модели и поддержку, он также устанавливает критерии изменений и пытается подвигнуть пациента к соответствию этим критериям. По существу, отношения между психотерапевтом и пациентом, а также производные от них техники психотерапии полностью поставлены на службу процессу убеждения.

Краткая характеристика

В ходе процесса психотерапевтического убеждения клиента перед психотерапевтом стоят две задачи. Во-первых, держать в фокусе зрения клиента конечные цели и промежуточные задачи (психотерапевтический фокус), которые контрактом о сотрудничестве признаны важными и желательными. Во-вторых, поддерживать активность клиента в границах, благоприятных для сохранения мотивации и движения в выбранном направлении. Теоретическая философия психотерапевта помогает установить психотерапевтический фокус, а применяемые психотерапевтические процедуры и техники являются средствами поддержания фокуса и оптимальной активности.

Предельно упрощая, можно сказать, что задача психотерапевта заключается в определении того, чего пациент пытается избежать, и способа, каким он это делает. Следовательно, психотерапевтические процедуры представляют собой попытку подвергнуть клиента воздействию того, чего он пытается избежать. Достигается это, по крайней мере отчасти, за счет исключения метода, с помощью которого клиент осуществляет избегание. Цель данного процесса — вызвать когнитивный диссонанс. Подвергать клиента воздействию того, что он пытается избежать, следует с определенной интенсивностью, чтобы поддерживать его активность с помощью когнитивного диссонанса и мотивировать, но не вызывать слишком сильную активизацию, которая сделала бы непродуктивными усилия, направленные на решение проблемы. Этот процесс облегчается, если учтены три аспекта соответствия применяемой психотерапии клиенту.

Первый аспект касается того, что происходит между клиентом и психотерапевтом. Следует различать два момента. Первый из них связан с совместимостью жизненных историй и мировоззрений клиента и терапевта. Проведенные исследования показали, что демографическое сходство между клиентом и психотерапевтом устанавливает базис отношений, в то время как определенные различия в позициях способствуют осознанию клиентом потенциала изменений (например, когнитивный диссонанс). Второй момент связан со способностью психотерапевта улучшить качество отношений в случае недостаточно хорошего соответствия историй жизни и опыта клиента и психотерапевта. Психотерапевт может улучшить качество отношений с помощью процедур общения и слушания, увеличивающих доверие и силу убеждения.

Второй аспект касается соответствия между психотерапевтической техникой и уровнем сложности проблемы клиента, стилем "совладания" и чувствительностью в межличностных отношениях. Существует несколько сторон этого процесса. Так, например, некоторые техники и процедуры способствуют разрешению повторяющихся паттернов поведения, питаемых внутренними конфликтами, в то время как другие направлены на облегчение симптомов. Устанавливая сложность проблем клиента, а также их объем, мы можем выбрать процедуры, соответствующие сложности проблемы клиента.

Психотерапевтические техники различаются также уровнем осуществляемых интервенций — от уровня неосознаваемых переживаний, через аффекты и автоматические мысли вплоть до доступного наблюдению поведения. Разнообразны и стили "совладания" клиентов: от изоляции аффекта до вытеснения конфликтов, экстернализации и отреагирования в ситуациях стресса. Последователь систематической эклектической психотерапии выбирает психотерапевтические процедуры, соответствующие уровню переживания клиента, который обычно отражает характерный для клиента "совладающий" стиль. Процедуры, предназначенные для обращения к эмоциональному и сенсорному уровням переживания, могут быть использованы в работе с клиентами, изолирующими и отрицающими свои эмоции. Процедуры, направленные на осознание бессознательных конфликтов, могут быть применены в работе с клиентами, вытесняющими и отрицающими конфликт. Процедуры, рассчитанные на когнитивный уровень переживания, могут подойти тем, кому не хватает когнитивного контроля. И наконец, процедуры, предназначенные для поведенческого уровня переживания, оказываются полезными тем, чей внешний стиль "совладания" проявляется в разрушительном поведении.

Другой момент "подгонки" техники к клиенту связан с теми промежуточными задачами, которые психотерапевт намечает в ходе достижения конечных целей, связанных с устранением конфликтов или симптомов. Некоторые из промежуточных задач заключаются в осознании поведения, когнитивных элементов, эмоций или конфликтов. Другие задачи касаются изменений в структуре личности или в межличностных отношениях или же поддержания уже достигнутых успехов. Уровень, на котором клиент прилагает усилия для решения проблем, соответствует характеру данных промежуточных задач и определяет их.

Еще один момент, касающийся соответствия психотерапевтической техники потребностям клиента, связан с отношением клиента к внешнему контролю и руководству. Клиенты с повышенной чувствительностью к такому контролю или остро реагирующие на него, могут испытывать трудности, стараясь приспособиться к психотерапевту, направляющему и структурирующему усилия, направленные на изменения. И наоборот, те, у кого внешние требования не вызывают протеста, могут успешно сотрудничать с психотерапевтом, дающим определенные указания и намечающим структуру действий. Следовательно, уровень реактивного сопротивления клиента может определять выбор психотерапевтом степени директивности применяемых им интервенций.

Третий аспект соответствия психотерапии особенностям клиента касается изменений, происходящих с течением времени. В этой связи представляют интерес два вида изменений. Первый касается изменения уровня, или фазы решения проблемы. Эта перемена фазы может быть использована для изменения промежуточных задач психотерапевтической работы. Второй же связан с изменениями, происходящими от сессии к сессии, когда психотерапевт наблюдает постоянные изменения в уровне реактивного сопротивления клиента и в его "совладающем" стиле, соответствующим образом изменяя уровень и директивность интервенции.

Подводя итоги, можно сказать, что эффективная эклектическая психотерапия осуществляется с помощью: (1) процессов подбора подходящих друг другу клиента и психотерапевта, что облегчает развитие оптимальных терапевтических отношений; (2) повышения качества этих отношений за счет изменения структуры психотерапии; (3) приведения целей психотерапии в соответствие со сложностью проблемы клиента; (4) приведения уровня, на котором осуществляется интервенция, в соответствие со стилем "совладания", присущим данному клиенту; (5) приведения уровня директивности психотерапии в соответствие с уровнем сопротивления клиента; (6) такой регулировки всего вышеперечисленного в ходе сессий и от сессии к сессии, которая позволила бы добиться соответствия задачам психотерапевтической работы и особенностям реакции клиента. Сложность данной задачи соответствует сложности самого человеческого поведения.

Критические замечания

Для того чтобы из интересной псевдонауки превратиться в узаконенную, осуществляемую профессионалами практику, любое направление психотерапии должно выдержать проверку в трех сферах: теории, эмпиризма и практики. Критика в пределах каждой из них позволяет оценить практическую правильность и полезность любого из видов психотерапевтической работы.

О теоретической обоснованности любого психотерапевтического подхода мы можем судить, спрашивая себя, позволяет ли данный подход понимать и предсказывать поведение. Между тем, систематическая эклектическая психотерапия не предлагает новых теоретических объяснений развития психопатологии. На самом деле она и не претендует на такие достижения в области теории и ограничивает свой вклад в теорию тем, что описывает и предписывает интервенции.

Некоторые могут возразить, что без формальной теории нарушений в поведении невозможно полноценное развитие психотерапии, поскольку наука основывается на выведенных путем умозаключений теориях, необходимых для развития новых техник, а не на "описательных" теориях. Отсюда следует вывод, что без теорий, объясняющих возникновение нарушений поведения, невозможны разработка новых процедур и новое понимание.

В ответ на подобную критику сторонник систематической эклектической психотерапии сошлется на два обстоятельства. Во-первых, если систематический эклектический подход и не предлагает новой и более совершенной теории психопатологии, то он и не сторонится теории. В действительности его последователи утверждают, что в настоящее время уже существует слишком много противоречащих друг другу теорий психопатологии, и необходимости в дополнительных спекуляциях в этой области нет. Далее, они указывают, что задача психотерапии заключается в том, чтобы научить клиента по-новому смотреть на свой прошлый, настоящий и будущий опыт. Вот почему клиницисты нуждаются в первую очередь в аспектах теории, представляющих собой сплав какой-либо формальной теории, которой отдается предпочтение, с их личной философией жизни. На практике не существует пуристов — строгих приверженцев какой-либо теории; все теоретические положения изменяются и приводятся в соответствие с личным опытом индивида и его убеждениями. Речь идет о том, чему научается клиент в ходе эффективной психотерапевтической работы, и о том, что определяет основные и вспомогательные цели такой работы.

Систематическая эклектическая психотерапия утверждает: поскольку психотерапия представляет собой процесс открытого или скрытого убеждения, наиболее эффективно мы можем учить тому, в чем убеждены сами. Было бы бессмысленным требовать от всех психотерапевтов одинаковых взглядов на мир и одной и той же философии жизни, для того чтобы заниматься систематической эклектической психотерапией. Вот почему приветствуется многообразие теоретических ориентации. -Такое многообразие создает условия для возникновения новых техник.

Во-вторых, сторонники систематической эклектической психотерапии указывают: для того чтобы предсказывать и контролировать поведение, психотерапевт не нуждается в какой-либо теории психопатологии. Вам нет необходимости знать причины депрессии, для того чтобы быть уверенным, что испытывающие депрессию люди с качествами "х", "у" и "z" дадут хорошую реакцию на когнитивные интервенции, а люди с качествами "а", "b" и "с" такой реакции не дадут, но могут ощутить пользу от межличностных интервенций иди от медикаментозных средств — антидепрессантов. В систематической эклектической психотерапии подчеркивается важное значение соответствующих действительности описаний взаимосвязей между клиентами, обстоятельствами, терапиями, терапевтами и исходами.

Сказанное выше подводит нас к рассмотрению второй сферы, допускающей возможную критику. Проблематика эмпирической достоверности систематического эклектицизма может быть сведена к вопросу соответствия этой модели тому, что мы знаем о взаимосвязи между чертами, присущими клиенту, чертами, присущими психотерапевту, интервенциями и исходами. Реалистический ответ критикам, утверждающим, что предлагаемая здесь модель отбора методов психотерапевтической работы не соответствует заключениям, полученным эмпирическим путем, будет таков: и соответствует, и не соответствует. С позитивной стороны, данная модель "по определению" строится на данных исследований, что является ее плюсом. В отличие от более доктринерских подходов, где начинают с теории, а затем пытаются собрать факты, систематическая эклектическая психотерапия начинает с того, что стало уже общепризнанными представлениями о том, как "работает" психотерапия. Она признает, в частности, что эффективность работы большинства психотерапевтов бывает одинаковой и что главными факторами, обусловливающими результаты психотерапевтической работы, выступают сам клиент и отношения между клиентом и психотерапевтом.

Однако за пределами этой сферы общего согласия — в том, что терапевтическая польза всегда зависит от одних и тех же условий, — в систематической эклектической психотерапии выдвигаются два дополнительных эмпирических принципа, обоснованность которых менее очевидна. Подобно всем эклектическим в смысле используемых техник моделям, систематическая эклектическая психотерапия предполагает, что, несмотря на пользу, приносимую клиенту психотерапевтом, неизбежны различия в результатах работы с двумя клиентами, в равной мере положительно относящимися к психотерапии. Эти различия свидетельствуют о более высокой результативности психотерапевтической работы в тех случаях, когда существует соответствие между особенностями клиента и особенностями данного направления психотерапии. Те, кто, подобно мне, являются сторонниками технического эклектизма, согласятся с такой интерпретацией имеющихся в литературе результатов исследований. Но мы можем придерживаться разного мнения том, каковы должны быть, согласно исследовательским данным, объекты наших сопоставляющих процедур.

Если мы будем переходить от уровня интерпретации общих факторов к уровню технического эклектизма, а затем к уровню систематического эклектического анализа, то обнаружим, что количество доступных основополагающих исследований постоянно уменьшается, как уменьшается и согласие при интерпретации полученных данных. Существуют десятки различных эклектических моделей и сотни "чистых" теорий психотерапии. В глубине души каждый из нас уверен в том, что именно его представление о главных факторах психотерапии является самой правильной интерпретацией современных литературных данных. Эмпирическое тестирование каждого из подходов — вот то, чего не достает.

Для того чтобы пройти проверку на эмпирическую достоверность, недостаточно построить модель психологической работы, основанную на проведенных в прошлом исследованиях. Мы должны также продумать исследования для конкретного тестирования собственных предположений. Такая работа только начинается, и многие теоретики приступают к тестированию своих методов и методов, предложенных другими, в надежде победить в этом "соревновании" и уповая на свою способность убеждать. По мере появления новых данных всем придется как-то встраивать их в свои собственные представления. В ходе этого процесса мы неизбежно начнем сближаться. По существу, этот процесс конвергенции уже начался.Я, например, в настоящее время сотрудничаю с Джоном Кларкином, сторонником дифференциального подхода в психотерапии. Наша цель — создание второго поколения модели технического эклектизма, которая позволила бы установить общие основания для двух наших эклектических подходов, а также для определенных аспектов ряда других подходов. Мы основываем наш эклектический анализ второго поколения на эмпирических данных, уделяя особое внимание тем из них, которые касаются непосредственного прогнозирования исходов психотерапевтической работы по дифференциальному методу.

Третья из основных сфер, где предстоит выдержать проверку критикой, — сфера практической пригодности. Критику в этой сфере можно свести к вопросу: "Можно ли научиться данному подходу к психотерапевтической работе и может ли данный подход быть воспроизводимым?" Именно в этой области у нас меньше всего знаний.

Для того чтобы тот или иной подход прошел проверку на практическую пригодность, необходимо продемонстрировать, что психотерапевты могут освоить принципы отбора клиентов для психотерапевтической работы и будут этим заниматься; могут расширить арсенал используемых ими процедур, чтобы приспособить к себе эклектическую модель, и сделают это; могут и будут следовать соответствующим принципам; могут осуществить все это с приемлемыми затратами времени и ресурсов.

До последнего времени мы не знали, в состоянии ли психотерапевты освоить процедуры, весьма отличающихся друг от друга моделей психотерапии (например, психоанализа и поведенческой психотерапии), и при этом быть достаточно компетентными в использовании обеих моделей. Более того, мы не знали, будут ли психотерапевты сколько-нибудь заинтересованы в этом. Теперь, однако, становится очевидным большой интерес к этой и к другим эклектическим моделям. В последнее десятилетие появились Общество изучения интеграции психотерапии, Международное общество эклектической психотерапии и профессиональный журнал, посвященный эклектизму. (Journal of Integrative and Eclectic Psychotherapy). Это признаки интереса к данной области, и психотерапевты в минувшем десятилетии в большей степени считали себя эклектиками. Накапливается все больше результатов исследований по эклектической психотерапии. Были проведены, пусть и немногочисленные, исследования, специально посвященные перспективам описанной здесь модели систематической эклектической психотерапии. Были даже проведены исследования, свидетельствующие о том, что психотерапевты могут эффективно сочетать процедуры различных подходов, не снижая при этом уровень своего мастерства.

Несмотря на прогресс во всех этих областях, предстоит сделать еще многое для того, чтобы систематическая эклектическая психотерапия смогла выдержать тройственный тест на валидность. Самые серьезные доказательства валидности могут быть представлены критикам теоретических оснований модели. Следующие по весомости доказательства основываются на соответствии полученных результатов эмпирических исследований основным принципам дифференциальной эффективности психотерапии, хотя убедительность этой проверки обоснованности (теста на валидность) уменьшается по мере того, как эта модель становится все более эксклюзивной, а соответствующие исследования — менее доступными. И наконец, практическую проверку валидности еще предстоит осуществить, хотя полученные результаты исследований уже дают основания для оптимизма.

Биография

Ларри Бойтлер является директором Программы по консультативной психологии Школы последипломного образования Калифорнийского университета в Санта-Барбаре. Степень доктора психологии он получил в 1970 г. в университете Небраски. Бойтлер является одним из издателей "Журнала консультативной и клинической психологии". В прошлом он был президентом Общества исследований по психотерапии. Бойтлер автор книги "Эклектическая психотерапия: систематический подход", соавтор (совместно с Джоном Кларкином) книги, посвященной интегрированным психотерапевтическим интервенциям, и один из составителей "Учебника когнитивной психотерапии". Он опубликовал свыше 150 статей по психотерапии, методам научных исследований и психическому здоровью.

Литература

Beutler, L. Е. (1981). Convergence in counseling and psychotherapy: A current look. Clinical Psychology Review, I, 79-101.

Beutler, L. E. (1983). Eclectic psychotherapy: A systematic approach. New York: Pergamon Press.

Beutler, L. E., & Clarkin, J. (1990). Systematic Treatment Selection: Toward Targeted

Therapeutic Interventions. New York: Brunner/Mazel.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV