Ролевая динамика

VII. ЭКЛЕКТИЧЕСКАЯ И ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

4. ОБЩИЕ ФАКТОРЫ

Адам Блатнер

Определение

Сравнительный подход к психотерапии требует эклектической ориентации. Многочисленность аспектов и уровней сложности человеческого опыта подразумевает многообразие этиологических факторов, а это, в свою очередь, требует соответствующего разнообразия подходов к психотерапевтической работе. Теоретическая система, основанная на концепции роли, может объединить то лучшее, что есть в различных направлениях психотерапии, и тем самым стать фундаментом эклектизма.

Краткая характеристика

Ни одна отдельная теория не может охватить всех психосоциальных феноменов, но вполне возможно создание метатеоретической системы, которая может стать идейной основой эклектизма. Можно привести аналогию с нынешней ситуацией в медицине, где признается существование многочисленных этиологических факторов, действующих на различных уровнях сложной структуры организма (на молекулярном, клеточном, тканевом уровнях, уровнях органов, систем, общефизическом и психосоматическом уровнях).

Общее метатеоретическое понятие — физиология — может быть использовано для описания общей квазимеханистической модели.

Понятие психики включает в себя многочисленные взаимопроникающие и неиерархически организованные формы активности, не поддающиеся описанию в механистических терминах, и, следовательно, необходима другая модель. Ролевая динамика основывается на драматургической парадигме человеческого опыта. Она является единственной в своем роде, поскольку концепция роли применима на различных уровнях функционирования: биологическом, интрапсихическом, межличностном, семейном, групповом, а также на уровне культуры.

Ролевая динамика — своего рода язык в той же степени, в какой она является метатеорией. Она описывает психосоциальные феномены в таких понятиях, как роли, исполняемые индивидами; показывает, как устанавливается значение этих ролей, как они взаимодействуют и как их можно изменить. Концепция роли представляет собой удачную метафору, вызывающую многочисленные ассоциации. Так, например, когда мы говорим, что человек играет роль, это предполагает, что действующее лицо и исполнение — не одно и то же. Так что использование подобных понятий позволяет клиентам соблюдать "ролевую дистанцию", стимулирующую их рефлексию. Терминологию ролевой динамики нетрудно понять клиентам, членам семей и профессионалам. Таким образом, данный подход предлагает язык, позволяющий клиентам активно участвовать в психотерапевтическом процессе.

Другим достоинством ролевой динамики является ее многосторонность. Драматургическая метафора позволяет увидеть жизнь состоящей из бесчисленного количества ролей, которые приходится играть, и соответствующего многообразия способов, какими они могут быть сыграны. Репертуар ролей включает ряд параметров, обычно игнорирующихся другими теориями. Речь идет о нашей духовности, склонности к игре, художественном самовыражении и тех обычно не признаваемых в себе качествах, для которых необходимо найти какие-то приемлемые обществом способы проявления, чтобы предотвратить их проявление в извращенных или каких-либо других патологических формах. Работа с имеющимися у клиентов альтернативами ведет к развитию у них чувства "выбора себя". Это относительно доступный пониманию вариант представлений об ответственности или локусе контроля.

Ролевая динамика оказывается полезной при диагностировании и работе со специфическими проблемами. Она выступает также как

257b системная теория в том смысле, что служит руководством, помогающим индивидам, семьям или группам в развитии их сильных сторон. Роли могут быть научены и усовершенствованы, так что эта теория является в определенной мере и обучающей, поддерживая развитие таких умений, как метапознание — способность мыслить о способах выявления и коррекции проблем. Это помогает пациентам достигать большего, нежели решение сиюминутной проблемы, и обретать способность справляться с трудностями, которые могут возникнуть в будущем. Ролевая динамика имеет ряд достоинств, и я считаю ее системой, в высшей степени полезной в нашей работе, и основой эклектического подхода к психотерапии.

Критические замечания

Ролевая динамика представляет собой теорию, ориентированную на клиническую практику, и ее преимущество заключается в том, что она соответствует скорее потребностям психотерапевта, чем ученого, проводящего исследования. Поскольку ролевая концепция не является вполне определенной и четкой, она не слишком доступна исследованию с использованием традиционных средств. Эта теория берет свое начало в идеях Дж. Л. Морено, основателя психодрамы и групповой психотерапии. Он стремился помогать людям, предоставляя им инструменты, позволяющие лучше понять себя. Таким образом, главным критерием ролевой динамики выступает применимость на практике.

Идея эклектизма имеет как достоинства, так и недостатки. Эта идея подвергалась критике за то, что служила рационализацией относительно атеоретического эмпиризма. Высказывались опасения, что профессионалы не смогут развить мастерство подлинного понимания своих клиентов. Но эклектизм представляет собой единственную ориентацию, апеллирующую ко всем полезным подходам в психотерапевтической работе. Ролевая динамика решает эту проблему, предлагая теорию, позволяющую клиницистам создавать многомерные формулировки. Эта теория, несмотря на ее простую структуру, предъявляет к профессионалу более высокие требования, чем любой другой подход. Психотерапевтам нравится создавать собственный широкий ролевой репертуар, так что здесь мы имеем дело с процессом научения, продолжающимся всю жизнь. Как и в медицине, здесь всегда есть новые области, требующие изучения, и ролевая динамика выступает в роли общей структуры, побуждающей к исследованиям на границах знаний.

Другой недостаток ролевой динамики заключается в том, что она не может включить детали некоторых других направлений психотерапии. Это метатеория, широкая система, делающая возможной интеграцию, вполне осуществимую на практике. Таким образом, психотерапевту необходимо познакомиться с наиболее продуктивными идеями и методами ряда различных подходов и продолжать пополнять свои знания. Именно так, по моему мнению, следует поступать.Те, кто ищет более ограниченный подход, отрицают сложность предмета.

Одно из достоинств этой теории заключается в том, что она связана с группой методов, таких как ролевая игра, психодрама и другие "методы действия". Основной принцип заключается в том, что психологическая гибкость повышается в результате упражнений, выполняя которые, мы рассматриваем ситуацию под разными углами зрения. Другое достоинство теории связано с естественными следствиями обращения к эклектизму. Психотерапевт может использовать разные способы, помогающие клиенту овладеть навыками совместной работы. Для этого психотерапевт учит клиента обсуждать с ним вид помощи, который тот хотел бы от него получить, что является одним из способов научиться обретать власть в отношениях.

Подводя итоги, можно сказать: ролевая динамика как метатеория дает возможность интеграции различных психотерапевтических методов. Эклектизм является необходимой и достижимой целью, а ролевая динамика служит его идейной основой.

Биография

Адам Блатнер — директор Педиатрической консультационной службы при Бингхемской детской клинике и помощник профессора детской психиатрии в школе медицины университета в Луисвилле, штат Кентукки. Он сертифицированный психодрама-тренер. Степень бакалавра Блатнер получил в 1959 г. в Калифорнийском университете в Беркли, а степень доктора медицины — в 1963 г. в Калифорнийском медицинском центре в Сан-Франциско. Он был директором службы детской психиатрии в госпитале Военно-воздушных сил США в Англии. Вернувшись в 1972 г. в Калифорнию, он начал частную практику в Сан-Франциско. Блатнер является автором ряда книг и статей по психодраме и ее применению.

Литература

Blatner, A. (1988). Role dynamics. In Foundations of psychodrama: History, theory, and practice. New York: Springer.

Blatner, A. (1989). Acting-in: Practical applications of psychodramatic methods (2nd ed.). New York: Springer.

Blatner, A., & Blatner, A. (1988). The art of play: An adult's guide to reclaiming imagination and spontaneity. New York: Human Sciences Press.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV