ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТЬ (HOMOSEXUALITY)

Выбор объекта того же пола для достижения субъектом сексуального возбуждения и удовлетворения. Гомосексуальная склонность может быть открытой (то есть сознательно приемлемой и выражающейся в сексуальной активности с соответствующим партнером либо в фантазиях, сопровождающихся мастурбацией и оргазмом), латентной или бессознательной. При латентной гомосексуальности эротическое предпочтение скрыто, но обладает потенциалом для того, чтобы проявиться. Этот термин применяется по отношению к лицам, не вступающим в гомосексуальные отношения по причине социальных запретов либо внутренних конфликтов, временно блокирующих принятие или осознание собственной гомосексуальности. Бессознательная гомосексуальность может быть распознана в скрытой форме при анализе характерологических нарушений, неврозов, сновидений и психозов, хотя такие пациенты редко становятся открытыми гомосексуалистами. Такое разграничение может с пользой применяться во многих случаях, но оно не является общепринятым; часто термины 'латентная гомосексуальность' и 'бессознательная гомосексуальность' используются как взаимозаменяемые. Бессознательная гомосексуальность в той или иной степени присутствует у каждого гетеросексуольного индивида.

Фрейд полагал, что гомосексуальное либидо отвлекается от физических объектов к социально приемлемым (сублимация) либо 'направляется на службу' вызывающему восхищение лицу или делу (в границах, определенных Я-идеалом). Оно может проявляться в сновидениях или других регрессивных состояниях и в усилении тревожности. Вместе с тем даже у лиц с явной гомосексуальностью имеются элементы гетеросексуальности.

Фрейдом (1905) описаны три типа гомосексуалистов: абсолютные, амфигенные и контингентные. Абсолютный, эксклюзивный или облигаторный гомосексуальный индивид возбуждается только лицами того же пола; к лицам противоположного поло он индифферентен или враждебен. Амфигенный индивид способен вступать в сексуальные контакты с лицами обоего пола. В настоящее время для обозначения такого открытого сексуального поведения термину амфигенный предпочитают обозначение бисексуальный— он не обязательно соотносится с тем, что Фрейд считал общей бисексуальной предрасположенностью человека. Радо (1949) назвал это 'вориативной' гомосексуальностью.

Контингентно гомосексуальные индивиды (ситуативные по Радо) — это лица, способные принять гомосексуальный способ удовлетворения, если объекты противоположного пола недоступны (например, в тюремном заключении). Значительно труднее классифицировать лиц, чья сексуальная ориентация изначально гетеросексуально, но которые по тем или иным причинам эпизодически вступают в гомосексуальные связи. К этой группе относятся подростки (гомосексуальная активность защищает их от тревоги, характерной для данной стадии развития), а также лица, мотивированные оппортунистическими соображениями.

Рассмотренные классификации различают виды гомосексуальности соответственно проявлениям сексуального поведения. Они полезны в описательном смысле, однако не учитывают психологические и психодинамические факторы, во многом бессознательные, отвечающие за гомо- или гетеросексуальный выбор объекта. С психоаналитической точки зрения, всякое сексуальное поведение человека предопределяется многочисленными факторами развития в сочетании с влияниями внешней среды. Возникая на доэдиповой и эдиповой стадиях, эти факторы подвергаются вытеснению, становятся бессознательными и не пробуждаются в обычных обстоятельствах. Поэтому некоторые авторы утверждают, что мы не знаем ничего о том, какие ранние факторы определяют выбор объекта. Например, по мнению ряда исследователей и клиницистов, семейные констелляции у многих гетеросексуальных индивидов идентичны тем, что считаются способствующими гомосексуализму, а родительское отношение ко многим гомосексуалистам соответствует 'среднеожидаемому' (Isay, 1986). Релевантные динамические факторы могут быть обнаружены только при последовательном применении психоаналитических техник.

Попытки установить соматические (хромосомные и гормональные) факторы, влияющие на формирование сексуальной ориентации, пока неубедительны.

Соматические факторы, особенно в пренатальный период, определяют анатомический пол; выбор же объекта, кок представляется, детерминирован средой. Как постулируют психоаналитики, конфликты стадии сепарации-индивидуации или эдиповой стадии могут приводить к идентификации с родителем противоположного пола и к гомосексуальному выбору объекта.

До 50-х годов текущего столетия исход эдиповой стадии рассматривался как главное объяснение возникновения гомо- и гетеросексуальности. Многие гомосексуальные мужчины переживали чрезмерную привязанность к матери в период ранних эдиповых взаимоотношений. Оставаясь 'верными' ей, они не могли перенести свои сексуальные чувства на других женщин без того, чтобы не испытывать инцестуозные фантазии и соответствующие запреты, а поэтому переориентируются с женщины, на мужчину. Негативному разрешению эдиповой стадии способствуют также страхи кастрации, сопровождающиеся частичной регрессией к оральному или анальному уровню интеграции и фиксации. Хотя мальчик и боится вмешательство и проникновения в свой мир (или кастрации) со стороны более могущественного мужчины (отца), он может желать инкорпорировать отцовскую силу— оральным либо анальным путем— и стремиться к безопасности, основанной на зависимости от отца. Негативный эдипов комплекс, способствующий гомосексуальному исходу, обычно связан также с проблемами более ранних доэдиповых взаимоотношений с матерью, во многом влияющими на чрезмерную привязанность к отцу.

Новейшие исследования в области сексуальной ориентации и раннего детского развития подчеркивают значимость доэдиповых влияний, определяющих неудачный переход от единства матери и ребенка (в младенческом возрасте) к индивидуации. Хотя в некоторых случаях выявлены преобладающие доэдиповы и эдиповы влияния, большинство включает механизмы, соответствующие многим уровням фиксации и регрессии. Корреляции с различными уровнями психопатологии, зависящими от точки фиксации или задержки развития, уровня функций Я и использования примитивных защит, могут быть аналогичны как для гомо-, ток и для гетеросексуальных лиц. Соответственно, хотя психоаналитические исследования детской сексуальности, конфликтов, защит и компромиссных образований предоставляют базовые данные относительно психосексуальности, детерминанты гомосексуального выбора объекта до сих пор не отслежены с достаточной ясностью. Бессознательные основы гомосексуального и гетеросексуального выбора объекта различны. Они не обязательно коррелирует с клинической картиной, наблюдениями, о распознаются только при психоаналитическом исследовании.

Многие гомосексуалисты способны к адаптации и не обнаруживают явных признаков психопатологических нарушений. Гомосексуальный акт может являться защитой от конфликтов и тревоги, допуская тем самым высокий уровень личностного развития и достижений в иных областях. Нарушения по одной из линий развития может не оказывать заметного разрушающего влияния на другие линии. Таким образом, вполне возможно, что объектные отношения детерминированы своего рода психопатологией, которая может сосуществовать с гомосексуальностью так же, как и с гетеросексуальностью. Кок гомо-, так и гетеросексуальные индивиды в равной степени способны поддерживать зрелые и длительные привязанности; в то же время те и другие могут обнаруживать признаки Мазохистских, нарциссических, депрессивных, пограничных или психотических расстройств. В связи с этим Фрейд писал:

1. Инверсия [этому термину он отдавал предпочтение перед термином гомосексуальность] обнаруживается у людей без признаков каких-либо других существенных отклонений от нормы.

2. Оно обнаруживается у людей с несниженной продуктивностью, отличающихся при этом высоким интеллектуальным развитием и уровнем этической культуры (с. 138— 139).

Женская гомосексуальность (лесбиянство) исследуется и описывается аналитиками не столь активно, как мужская, и сформулированные положения относительно этого феномена более спорны. Как и в случае мужской гомосексуальности, в ранних теоретических представлениях внимание концентрировалось на конфликтах фаллически-эдиповой фазы, инцестуозных желаниях девочки по отношению к отцу (и братьям), соперничестве и неприязни по отношению к матери (и сестрам); то и другое порождают тревогу и чувство вины, что может завершиться защитной регрессией на уровень доэдиповых отношений девочки с матерью. Интенсивность конфликтов часто подкрепляется реальной или воображаемой первичной сценой обнажения, а также садомазохистскими представлениями о половом акте. Острый страх кастрации и зависть к пенису, страх пассивных желаний и пенетрации, разочарование в отце ассоциируются с возрастающей тенденцией к маскулинной идентификации. Девочка может идеализировать мать, но иногда в ходе анализа обнаруживается, что мать была отчуждена, назойлива, контролировала телесные функции и запрещала инфантильное сексуальное удовлетворение (включая мастурбацию). В этом контексте партнер становится эрзацем 'хорошей матери', и в гомосексуальной активности, по-видимому, отыгрываются счастливые симбиотические отношения, что являет попытку отрицать эдипов конфликт: дочь не ненавидит мать, а любит ее, мать же не фрустрирует сексуальные желания, а удовлетворяет их. Такое разрешение конфликта, однако, как правило, является нестабильным, поскольку интенсивная близость может нести угрозу, а маскулинная идентификация может возникать как защита от тревоги, основанная но фантазии о слиянии с матерью.

Современные авторы также признают значение эдипова конфликта, но большее внимание уделяют нарушениям взаимоотношений матери и ребенка в доэдиповой фазе процесса сепарации-индивидуации. Эти нарушения могут усиливаться, а половая идентичность искажаться врожденными дефектами, повторяющимися медицинскими процедурами, физическим или эмоциональным отсутствием матери. Это приводит к фиксации и делает более вероятной регрессию вследствие эдипова конфликта. В ситуациях депривации и пренебрежения со стороны матери гомосексуальный партнер может представлять собой переходный объект, утрата которого вызывает острую тревогу или депрессию, угрожает интеграции личности или половой идентификации. Острая физическая или душевная боль усиливает зависимость ребенка от матери, а также обостряет враждебность и агрессию по отношению к ней; как следствие, иногда возникает защитный мазохизм. Если мать поощряет зависимость дочери или принижает значение ее телесности, интенсифицируются фантазии и страхи, связанные с кастрацией. Большое значение в формировании женской гомосексуальной ориентации имеет позиция отца, критикующего и дискредитирующего мужчин, которые интересуются дочерью, разочарование в гетеросексуальной любовной жизни или супружестве или же сомнение в доступности гетеросексуальных объектов. Таким образом, феномен гомосексуальности обусловливается комплексным взаимодействием биологических, онтогенетических, интрапсихических и культурных влияний.

См. бисексуальность, гетеросексуальность, женская психология, защита, кастрация, множественный детерминизм, объект, половая идентичность, топографический подход, фиксация, эдипов комплекс.

[52,158,233,256,301,316,320,444, 675, 696, 787, 789]

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV