Наши партнеры

Uspensky-licey.ru - http://uspensky-licey.ru/

Соколов В.: Литературное творчество
Скотт В. Из дневников

В. Скотт. Из дневников

12 февраля 1826

О рыцарских хрониках как художественном материале

 

English Русский
Ballantyne blames the Ossianic monotony of my principal characters. Now they are not Ossianic. The language of the Ossianic poetry is highly figurative; that of the knights of chivalry may be monotonous, and probably is, but it cannot be Ossianic. Sooth to say, this species of romance of chivalry is an exhaustible subject. It affords materials for splendid description for once or twice, but they are too unnatural and formal to bear repetition. Баллантайн возникает на счет оссиановой монотонности моих главных персонажей. Могу сказать, что ничего общего с оссиановскими они не имеют. Язык оссиановской поэзии весьма фасонистый, это скорее от рыцарских романов монотонность моих персонажей, но не от Оссиана. Короче говоря, рыцарский роман, весьма ограниченный на фигуры речи жанр. Он требеут великолепных описаний раз или два в течение всего повествования, но эти описания слишком ненатуральны и формальны, чтобы их без конца повторять.
exhaustible = "небезграничный"

О предварительном планировании

Having ended the second volume of Wood- stock last niglit, I have to begin the third this morning. Now I have not the slightest idea how the story is to be wound up to a catastrophe. I am just in the same case as I used to be when I lost myself in former days in some country to which I was a stranger. I always pushed for the pleasantest road, and either found or made it the nearest. Вчера вечером окончил второй том "Вудстока", и сегодня утром надо приниматься за третий. Но у меня нет ни малейшего представления, как довести историю до развязки. Я точно в том же положении, как в былые годы, когда блуждал в незнакомом краю. Я всегда шел по самой приятной дороге, и либо она оказывалась кратчайшей, либо я ее такой считал.
It is the same in writing, I never could lay down a plan - or, having laid it down, I never could adhere to it ; the action of composition always diluted some passages, and abridged or omitted others ; and personages were rendered important or insignificant, not according to their agency in the original conception of the plan, but according to the success, or otherwise, with which I was able to bring them out, I only tried to make that which I was actually writing diverting and interesting, leaving the rest to fate. Так же и в работе - никогда не умею составить план, а если и составлю, то никогда не придерживаюсь его: когда я пишу, одни эпизоды разрастаются, другие сокращаются или вовсе исчезают; герои начинают играть важную или, наоборот, незначительную роль, в зависимости не от основного замысла, а от того, как они у меня получились. Я только стараюсь, чтобы то, что я пишу, было занимательно и интересно, а в остальном полагаюсь на судьбу.
I have been often amused with the critics distinguishing some passages as particularly laboured, when the pen passed over the whole as fast as it could move, and the eye never again saw them, except in proof. Verse I write twice, and some- times three times over. This may be called in Spanish the Bar donde diere mode of composition, in English hah nah at a venture ; it is a perilous style, I grant, but I cannot help it. Меня часто забавляет, что критики находят некоторые эпизоды особенно тщательно обработанными; в действительности же рука писала их без задержки, а глаза прочли их снова только в корректуре. Стихи я переписываю два, а иногда даже три раза. По-испански этот способ сочинения называется dar donde diere, (Как вышло - так вышло (исп.).) а по-нашему _тяп-ляп, как попало_; признаю, это опасный способ, но ничего не могу поделать.
When I chain my mind to ideas which are purely imagina- tive - for aro'ument is a different thino- - it seems to me that the sun loaves tlie landscape, that I think away the whole vivacity and spirit of my original conception, and that the results are cold, tame, and spiritless. It is the difference between a written oration and one bursting from the un- premeditated exertions of the speaker, which have alwas something the air of enthusiasm and inspiration. I would not have young authors imitate my carelessness, however; consilium non currum cape. Когда я пытаюсь сковать разумом плоды своего воображения, - а это не то, что логические построения, - мне кажется, что солнце покидает небосвод, что своими умствованиями я уничтожаю всю живость и одушевление первоначального замысла и что в результате получается нечто холодное, скучное и безжизненное. Та же разница между речью написанной и той, что свободно, непреднамеренно вырывается из груди оратора; в последней всегда есть хоть немного энтузиазма и вдохновения. Но я не хотел бы, чтобы молодые авторы подражали моей беспечности. Consilium non currum cape. (Стремись к размышлению, а не к быстроте (буквально: прими совет, а не колесницу) (лат.).

 

4 июня 1826

Рабата методичная и по настроению

 

I wrote a good task yesterday, and to-day a great one, scarce stirring from the desk the whole day. I am not sure it is right to work so hard ; but a man must take himself, as well as other people, when he is in the humour. A man will do twice as much at one time and in half the time, and twice as well as he will be able to do at another. Я вчера написал весьма солидный кусок, едва ли отходя больше чем на минуту от стола целый день. Я не уверен, что это правильно работать так напряженно; но человек должен хватать себя за бока, пока он в настроении. В такие мометны человеку следует делать вдвое больше, чем в ординарные дни и при этом в половину обычного времени.
People are always crying out about method, and in some respects it is good, and shows to great advantage among men of business, but I doubt if men of method, who can lay aside or take up the pen just at the hour appointed, wdll ever be better than poor creatures. Lady L[ouisa] S[tuart] used to tell me of Mr. Hoole, the translator of Tasso and Ariosto, and in that capacity a noble transmuter of gold into lead, that he was a clerk in the India House, with long ruffles and a snuff- coloured suit of clothes, who occasionally visited her father [John, Earl of Bute]. Люди всегда кричат о методичности в работе, и действительно, она полезна в некоторых отношениях и дает большие преимущества деловым людям; но, на мой взгляд, методичные писатели, которые могут отложить или взять перо точно в назначенный час, - довольно жалкие создания. Леди Луиза Стюарт рассказывала мне, что мистер Хул, переводчик Тассо и Ариосто, и в этом своем качестве - благородный преобразователь золота в свинец, был клерком в Ост-Индской компании, носил длинные кружевные манжеты и костюм табачного цвета.
She sometimes conversed with him, and was amused to find that he did exactly so many coup- lets day by day, neither more or less ; and habit had made it light to him, however heavy it might seem to the reader. Он изредка навещал ее отца, и она имела случай разговаривать с ним. Ее позабавило, когда он сказал, что каждый день делает одинаковое число двустиший, ни больше, ни меньше; он привык, и ему это было легко, зато читателю приходилось туго...
Well, but if I lay down the pen, as the pain in my breast hints that I should, what am I to do ? If I think, why, I shall weep - and that 's nonsense ; and I have no friend now - none - to receive my tediousness for half-an- hour of the gloaming. В самом деле, если я отложу перо, как мне намекают об этом боли в груди, то чем я должен заниматься? Я думаю, мне тогда следовало бы плакать, а это нонсенс, у меня нет сейчас друзей -- ни одного -- чтобы хоть на полчаса развеять мою скуку.
gloam = "гламур, блеск, роскошь"

Работать над одной вещью или несколькими зараз

... У меня есть одна характерная черта: я работаю, вернее - размышляю над работой лучше всего, когда одновременно как бы занят чем-то другим - чтением, например. Когда я обнаруживаю, что пишу плохо или что зашел в тупик, я беру какую-нибудь легкую книгу, роман или что-то вроде, и обычно стоит мне немного почитать, как все трудности исчезают, и я снова готов писать. В моей голове должны проходить сразу два потока мыслей; быть может, более легкое занятие, наподобие прядения или вязания у женщин, служит для того, чтобы придать уму устойчивость, мешая мыслям разбегаться, и, таким образом, предоставить более глубокому потоку возможность течь беспрепятственно. Я всегда смеюсь, когда слышу, как говорят: "Делай зараз что-то одно". Всю свою жизнь я делал десяток вещей зараз...

15 февраля 1829

Поспешай медленно; процесс писательского обдумывания

 

English Русский
I wrought to-day, but not much-rather dawdled, and took to reading Chambers's Beauties of Scotland,[252] which would be admirable if they were more accurate. He is a clever young fellow, but hurts himself by too much haste. I am not making too much myself I know, and I know, too, it is time I were making it. Unhappily there is such a thing as more haste and less speed. Сегодня я работал, но не очень много -- скорее вальяжно и взялся читать чемберсовы "Красоты Шотландиии", которые были бы превосходны, если бы аккуратны. Чемберс -- молодой, но умница, хотя портит себя большой поспешностью. Я делаю не так уж много, я знаю, и знаю также час и время, когда нужно заниматься писательской работой. К сожалению иногда слишком много поспешности при малой скорости.
I can very seldom think to purpose by lying perfectly idle, but when I take an idle book, or a walk, my mind strays back to its task out of contradiction as it were; the things I read become mingled with those I have been writing, and something is concocted. Мне крайне редко удается обдумать что-нибудь, если я лежу в совершенной праздности. Но когда я беру пустую книжку или гуляю, ум мой, как бы из противоречия, бредет назад к своему делу; то, о чем я читаю, смешивается с тем, о чем я писал, и в голове что-то заваривается.
I cannot compare this process of the mind to anything save that of a woman to whom the mechanical operation of spinning serves as a running bass to the songs she sings, or the course of ideas she pursues. The phrase Hoc age, often quoted by my father, does not jump with my humour. I cannot nail my mind to one subject of contemplation, and it is by nourishing two trains of ideas that I can bring one into order. Этот умственный процесс я могу сравнить лишь с тем, что происходит с прядильщицей, для которой механическая работа служит своего рода аккомпанементом к ее песням или течению мыслей. Выражение "hoc age", (Обрати внимание (лат.).) которое часто повторял отец, не согласуется с моим нравом. Я не в силах приковать свой ум к одному предмету, и, только поддерживая два потока мыслей, могу привести в порядок один из них.

30 апреля

Отделка произведения -- профессиональное отношение к работе

I have accordingly been busy. The weather did not permit me to go beyond the courtyard, for it continued cold and rainy. I have employed the day in correcting the history for Cyclop?dia as far as page 35, exclusive, and have sent it off, or shall to-morrow. Я чистосердечно признаюсь: я очень занят. Погода холодная и дождит, так что я не могу даже прогуляться. Я провел весь день за корректурой истории для Энциклопедии, откорректировав страниц этак 35 и отослал их в типографию.
Well, nobody can say I eat the bread of idleness. Why should I? Those who do not work from necessity take violent labour from choice, and were necessity out of the question I would take the same sort of literary labour from choice-something more leisurely though Нет, никто не может сказать, что я ем хлеб праздности. Да и с чего бы? Тот, кто работает не по необходимости, добровольно обрекает себя изнурительному труду, и не будь у меня этой необходимости, я бы добровольно занимался такого же рода литературным трудом - правда, без того напряжения

 

23-25 февраля 1831

Рождение замысла

If any [one] asks what time I take to think on the composition, I might say, in one point of view, it was seldom five minutes out of my head the whole day. In another light, it was never the serious subject of consideration at all, for it never occupied my thoughts entirely for five minutes together, except when I was dictating to Mr. Laidlaw. ... Если бы кто-нибудь спросил меня, сколько времени у меня уходит на обдумывание произведения, я ответил бы, что, с одной стороны, вряд ли найдется в течение дня пять минут, чтобы я о нем не думал. Но, с другой стороны, оно никогда не бывает серьезным предметом размышления, ибо никогда не занимает мои мысли полностью хотя бы пять минут подряд, кроме тех случаев, когда я диктую мистеру Ледлоу.

© 2000- NIV