Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА (русские). - В классовом обществе литературные издательства неизменно участвуют своей продукцией в борьбе классов, обслуживая их идеологические потребности. Наряду с церковью, школой, периодической прессой современные буржуазные литературные издательства представляют собой мощный идеологический аппарат угнетения и одурманивания трудящихся масс - аппарат, намного превосходящий своими материальными возможностями те организации коммунистического просвещения масс, которые могут существовать в условиях капиталистического общества. Лишь на другой день после победоносной пролетарской революции - захвата власти пролетариатом - коренным образом изменяется указанное «соотношение сил».

Наиболее древний вид книги (см. Книга) - свитки египетского папируса - восходят к XXV веку до христ. эры. Первые более или менее точные указания удостоверяют довольно крупную торговлю афинян V века до христ. эры занесенными из Египта в Грецию свитками, при этом в их продукции видное место играет и беллетристика. Во II веке до христианской эры с введением пергамента (листов из выделанных бараньих кож) книжное дело быстро развивается. В Риме к концу республиканского периода имеется уже внушительное число bibliopolae (издателей-книгопродавцев); Антиохия, Багдад, Каир, Александрия, Афины, Брундизиум и др. центры древнего мира - крупные производители книги. Тормозом для распространения последней оказывался сам папирус, повсеместно обложенный довольно высокой пошлиной, и весьма недешевый пергамент. Лишь с занесением в V в. христ. эры с Востока способа приготовления бумаги из тряпок и в особенности с возникновением в XIII в. первых университетов, вызвавших потребность в массовом изготовлении пособий, торговля рукописями быстро шагает вперед. Милан, Флоренция и другие города Северной Италии становятся основными центрами изготовления книги, откуда торговля скоро перекидывается во Францию, Германию и Англию.

Книги на русском яз. начали появляться повидимому еще в IX веке, но переписка их в более или менее значительных размерах едва ли началась раньше половины XI века. Какой-нибудь «монах трудолюбивый» гусиным или лебединым пером крупным прямым славянским почерком («уставом») переписывал на пергаменте болгарские и византийские рукописи, мало-по-малу присоединяя к этому иноземному творчеству собственные мемуарные записи, а также предания и произведения житийно-поучительного типа. Потребителями книги большей частью являлся дружинник или сам князь, переписывалась книга месяцами и была дорога, считалась делом «богоугодным» и жертвовалась по смерти ее владельца в богатые монастырские книгохранилища. Киев, с его знаменитым Киево-Печерским монастырем, был колыбелью славяно-русской книги, затем книгохранилища возникли в Галиче, Владимире-Волынском, Новгороде. В XV веке пергамент сменила тряпичная бумага, ввезенная к нам из Англии и Голландии. В 1515 попробовали даже заложить на Руси первую бумажную фабрику (удачей это предприятие завершилось лишь при патриархе Никоне). Первое русское «издательство» относится к царствованию Иоанна IV, а первым «издателем» нужно считать протопопа Сильвестра, знаменитого советника Грозного, имевшего штат переписчиков и переплетчиков и несомненно занимавшегося массовым производством рукописной книги. Писцы сильно искажали тексты, отголоском чего является указ Иоанна IV Стоглавому Собору (1551): «Вы бы им (т. е. писцам) велели писать с добрых переводов, да написав правили, потом же продавали...»

Середина XV века ознаменовалась на Западе изобретением книгопечатания (1440 или 1446), гигантскими шагами двинувшего вперед распространение книги. Быстро перебросившись из Германии в Италию, Францию, Швейцарию, Испанию, печатание книг к 1500 практиковалось уже 18 странами, с типографиями в 240 городах. Среди Л. и. той поры должны быть отмечены: Альдо Мануццио (Венеция, 1494-1515), Этьен (Париж, конец XV века), X. Плантин (Антверпен, с 1555), Эльзевиры (Нидерланды, 1592-1712). К XVI в. огромные фолианты со сделанными от руки иллюстрациями уступили место более портативным изданиям с ясным шрифтом и типографскими рисунками. Занимательная, часто фривольная беллетристика начинает играть в книжной продукции все бо`льшую роль. Однако действительный расцвет книги в Западной Европе начался лишь с XVIII в., в эпоху экономического и политического подъема буржуазии. Вторая половина этого века принесла и просто изданный

Марка издательства Альдо Мануццио (XVI в.)

Марка издательства Альдо Мануццио (XVI в.)

       учебник с огромным для того времени тиражом, обслуживавшим широкие массы городского мещанства, и роскошно изданную, богато иллюстрированную книгу, вызванную утонченными потребностями аристократического дворянства и тянувшейся за ним крупной буржуазии. Не может быть обойдена также деятельность Вольтера и других энциклопедистов, сделавших книгу орудием подготовки буржуазной революции.

Марка издательства Этьен (XV в.)

Марка издательства Этьен (XV в.)

       Литературные3

Марка издательства Плантин (Антверпен, XVI в.)

Хотя и с трудом, но все же дело книгопечатания стало налаживаться и на Руси. До 1600 на Руси было напечатано всего только 11 книг; но уже при Алексее Михайловиче их было напечатано 187, а при Петре I (введшем гражданскую печать для светских книг) - до 600; при этом процент богослужебно-церковных изданий был ничтожен. Издательское дело петровской эпохи носило узко практический характер. Книги по корабельному делу, по ремеслам, научные - вот преобладающий тип петровской книги, хотя между ними попадаются и «Приклады како пишутся комплементы». В XVI-XVII вв. в России был уже книжный рынок, на котором наряду с московскими изданиями фигурировали издания Феоля (Краков), Скорины (Прага), Мамоничей (Вильно)... Русский рынок XVII в. уже наводнен беллетристикой - лубочной повестью и сказкой («Бова», «Еруслан», «Шемякин суд») и переводным авантюрным романом, бывшим в продолжение нескольких веков излюбленным чтивом наших предков («Александрия», «Девгениево деяние» и пр.). В 1695 в Москве в Китай-городе среди рядов лавок имеется уже специальный «ряд для икон и книг»; в 1721 организуются типографии при Академии наук, сенате, Александро-Невской лавре, печатающей «Ратные повести», «Юности честное зерцало» и др. За 20 лет царствования Елизаветы вышло 612 книг; о содержании этих книг и о классовом характере изданий мы можем судить из следующих слов указа царицы, направленного тогдашней Академии: «...Стараться переводить и печатать книги гражданские различного содержания, в к-рых польза и забава соединены были с пристойным к светскому житию нравоучением». До половины XVIII в. монополистом издательского дела было государство; но в дальнейшем книги все более часто начинают печататься уже «собственным коштом». В 1728 открылась «Книжная палата», книжная лавка Академии наук, просуществовавшая до 1764 и сыгравшая большую роль в деле продвижения книги; с 1771 стали даваться разрешения на открытие частных типографий, 1761-1800 дали огромную для России того времени цифру изданий: 7 861 название с тиражом, доходившим до 7 млн. экземпляров. Самой яркой издательской фигурой того времени был Н. И. Новиков (1744-1818) (см.), издатель так называемых сатирических журналов «Трутень» (1769-1770), «Живописец» (1772-1773), «Кошелек» (1774). В первый период своей деятельности (1766-1779) Новиков выбросил на книжный рынок 950 названий периодики, религиозно-нравственной и масонской литературы и значительного количества беллетристики. Корнель, Расин, Мольер, Руссо, Шекспир, Вольтер, Тассо, Мильтон и мн. др. корифеи западноевропейской литературы появились в новиковских изданиях наряду с Херасковым и Сумароковым, Кантемиром и Аблесимовым. Литературная продукция эта удовлетворяла потребностям и основного ее потребителя - западнического, аристократического дворянства и нарождающейся столичной и провинциальной буржуазии - о последнем свидетельствуют нам тиражи новиковских изданий, доходившие до 2 тысяч и более экземпляров,

Марка издательства Эльзевир (XVII в.)

Марка издательства Эльзевир (XVII в.)

       Литературные5

Марка издательства Дидо (Париж, конец XVIII и начало XIX вв.)

и простенькая внешность его книг, пришедшая на смену роскошной книге-забаве с цветными и густо золочеными обрезами, в сафьяне, шелку и бархате. К началу XIX века русские издатели делятся на две группы, часто близко соприкасающиеся, - «культуртрегеров» и «коммерсантов». К первым следует отнести П. И. Бекетова (1761-1836), знатока книги, безукоризненно ее издававшего, - ему принадлежит между прочим издание «Пантеона русских авторов»; П. В. Сленина, и в особенности В. С. Сопикова (1765-1838), соединившего образцовую работу библиографа с деятельностью издателя-книгопродавца. Наряду с деятельностью культуртрегеров развивались издательства чистых коммерсантов. Зачастую выбившиеся из «мальчиков», полуграмотные, но чуявшие потребности рынка, горбом пробивавшие себе дорогу, они сочетали интересы книги с интересами собственного кармана. К ним относятся Н. И. Кольчугин и М. П. и И. П. Глазуновы, создатели крупного по тому времени издательского предприятия. «Письмовник» Курганова выдержал у них десятки изданий; в числе изданных ими книг нужно отметить также двенадцатитомное «Собрание образцовых русских сочинений» под редакцией Жуковского и Воейкова и первые полные собрания многих классиков, начиная с Лермонтова и Тургенева. Деятельность Глазуновых довольно полно освещена в изданной ими юбилейной книге «Краткий обзор книжной торговли и издательской деятельности Глазунова за сто лет, 1781-1881». До тысячи названий беллетристики и до 12 миллионов оттисков - вот итог продукции фирмы Глазуновых. Издательство прекратило свою деятельность

Книжная марка издательства печатника Ивана Федорова (XVI в.)

Книжная марка издательства печатника Ивана Федорова (XVI в.)

       Марка издательства Новикова (XVIII в.)

только после Октябрьской революции. Интересным образчиком издателя, совмещавшего в себе и коммерсанта и культуртрегера, был П. А. Плавильщиков (1768-1823) (см.), создавший в 1815 в Петербурге первую частную публичную библиотеку. С именем Плавильщикова тесно связано имя начавшего у него службу и продолжавшего его дело А. Ф. Смирдина (1794-1857) (см.). В. Г. Белинский в «Литературных мечтаниях» так охарактеризовал смирдинскую деятельность: «Я насчитываю четыре периода нашей словесности: ломоносовский, карамзинский, пушкинский и поэтически-народный. Остается упомянуть еще о пятом, который начался с появления в свет первой части Новоселья и к-рый можно и должно считать смирдинским, ибо А. Ф. Смирдин является главой и распорядителем сего периода. Все от него и все к нему; он одобряет и ободряет юные и дряхлые таланты очаровательным звоном ходячей монеты; он дает направление и указывает путь этим гениям и полугениям, не дает им лениться, словом, производит в нашей литературе жизнь и деятельность». Сын московского торговца полотном, у дьячка научившийся грамоте, с детства отданный в книжную лавку - в «мальчики», Смирдин от Плавильщикова восприял чутье книжника и в 1823 принял, едва ли не по наследству, все книжное имущество своего покойного хозяина. Расцвет деятельности Смирдина датируется 1832, когда он открыл на Невском новый книжный магазин и расположенную в том же здании «Библиотеку для чтения». Открытие ознаменовалось торжественным обедом, на к-ром присутствовал весь цвет русской литературы, постановивший в ознаменование этого события составить общими усилиями альманах «Новоселье А. Ф. Смирдина». Успех Смирдина-издателя начался еще с 1829 напечатанием романа Ф. В. Булгарина «Иван Иванович Выжигин», расхватанного в числе 4 тысяч экземпляров (цифра для того времени неслыханная) менее чем в три недели. Большой экономический успех выпал и на долю «Бахчисарайского фонтана» Пушкина. Дело стало расти. Книжное дело Смирдина - уже не лавочка, торгующая «иконами и книгами», а большой роскошный магазин, мощное торговое предприятие. Смирдин действовал умно и умело. Ему еще в юности удалось перенять навыки лубочных издателей и книготорговцев, подход которых к книге был чисто рыночным. Внешние обстоятельства благоприятствовали Смирдину - книжная торговля в 30-40-х гг. была чрезвычайно оживлена, книжные лавки были переполнены, среди покупателей стали появляться даже те, кто еще недавно гнушался даже в руки взять русскую книгу, признавая исключительно иностранную. Смирдин во-время учел это, ориентировался на широкие читательские массы, снизил цену на книгу за счет увеличения

Марка издательства А. Ф. Смирдина

Марка издательства А. Ф. Смирдина

       тиража (достаточно сказать например, что «История» Карамзина упала в цене в смирдинском издании с 150 рублей до 30) и придал издательству строго коммерческий характер. Магазин Смирдина стал почти «литературным салоном», одновременно привлекавшим в свои стены Крылова и «барона Брамбеуса» (Сенковского), Пушкина и Греча и неоднократно воспевавшимся в стихах и прозе. Следует отметить также, что лишь со Смирдина между писателем и издателем установились коммерческие отношения, и авторский гонорар (впервые введенный в обиход Рылеевым и Бестужевым в их «Полярной звезде») прочно вошел в писательский быт. Главнейшими авторами, сочинения которых издавал Смирдин, были Карамзин, Державин, Крылов, Жуковский, Баратынский, Марлинский, Батюшков, Гнедич, Козлов, Одоевский, Даль, Сенковский, Булгарин, Греч, Д. Давыдов, Хмельницкий, Нарежный, Зотов, Катенин, Кукольник. Пушкин, сам в известной мере причастный к книгоиздательству, напечатал у Смирдина и «Бориса Годунова» (1831), и первое полное издание «Онегина» (1833), и «Поэмы и повести» (1835), и т. д.

Из других книготорговцев-издателей несколько более позднего периода отметим В. И. и Ф. В. Базуновых (фирма издавала иностранную переводную литературу: Гёте, Гейне и т. д., библиотеку русских писателей: Достоевского, Успенского и т. д.); Александра (умер в 1827) и Адольфа (умер в 1865) Плюшар, с именем которых связано издание «Энциклопедического лексикона» (17 томов, С.-Петербург, 1835-1841), развернутого по образцу лучших западных изданий подобного типа, с привлечением известнейших литераторов и ученых; Я. И. Исакова (ум. в 1881), крупнейшего торговца франц. изданиями, выпускавшего книги с редким великолепием, привлекавшего к своим изданиям виднейших графиков того времени. За «смирдинским периодом» следовал период нек-рого упадка книжного дела (конечно в значительной зависимости от николаевской реакции). Из изд-в сер. XIX в. следует упомянуть крупную и весьма долго работавшую фирму «Думнова, наследников бр. Салаевых», основанную в 1828 И. Г. Салаевым (умер в 1858), продолженную Н. И. Салаевым (1821-1867) и с 1886 перешедшую к Думновым, дотянувшим ее до 1928. Салаевы занимались изданием учебников (в этой области одно время они были почти монополистами), но и литературная продукция этого типичного купеческого предприятия была велика. Издавали Салаевы с откровенно коммерческими целями, «не мудрствуя лукаво» и мало заботясь о внешности своих изданий. Наконец с начала XIX в. появляются и лубочные издатели.

Марка издательства Глазунова

Марка издательства Глазунова

       Крупнейшие из них - В. В. Холмушин (1802-1874), Морозов, сколотивший состояние изданием бульварных романов Пазухина, Оленин, позднее Сазонов, Губанов, Евдокия Коновалова и др. «Лубочники» наводняли книжный рынок как-раз тем самым «Милордом глупым», против которого так негодовал Некрасов. Безграмотные песенники, «Бова»,«Еруслан», лубочные переделки Козьмы Рощина, «Портупей-прапорщик» Коссирова, сонники и оракулы обильно внедрялись в деревенскую и мещанскую гущу и засоряли умы патриотически-религиозной и безграмотно-разбойничьей дребеденью, сплошь проникнутой сентиментально-альковным привкусом (см. «Лубочная литература»).

Эпоха 60-х гг., характеризовавшаяся приходом в литературу мелкобуржуазного демократическ. читателя, усилила спрос на книгу нового типа - на позитивистскую критику и публицистику, на историко-социологическую и, главное, на научно-популярную литературу. Типичнейшим издателем-«утилитаристом» был К. Т. Солдатенков (1818-1891), наладивший изд-во, давшее за полвека до 200 названий. Это было типичное издательство либерально-дворянской и мелкобуржуазной интеллигенции 60-х гг. Невзрачные томики на дешевой бумаге, с мелким шрифтом и серой обложкой, многотиражные и дешевые, содержали в себе произведения Грановского, Кавелина, Пыпина... Солдатенков известен также рядом переводных сочинений по истории и истории культуры; упомянем здесь «Всеобщую историю» Вебера, в переводе Н. Г. Чернышевского, «Историю эллинизма» Дрейзена и другие. Роль Ф. Ф. Павленкова (1839-1900) была не менее ярка. В 1868 за хлопоты по увековечению памяти Д. И. Писарева (Павленков издал его сочинения в 1866) он на заре своей издательской деятельности был оторван от нее, сослан в Вятку и только через своего доверенного - Черкезова - мог руководить фирмой. Лишь в 1881 он получил возможность лично заняться издательской деятельностью. Конфискации и запрещения сыпались на него, как из рога изобилия, но он, невзирая на все трудности, твердо вел свою линию, выбрасывая дешевые издания классиков и наиболее радикальных мыслителей своего времени (Бокль, Брандес, Беллами и др.). Из изданий Павленкова упомянем 130 книжек «Биографической библиотеки» (по 25 коп. за книжку), «Иллюстрированную Пушкинскую библиотеку», собрание сочинений Г. Успенского, Белинского, Гюго, Решетникова, Скабичевского и др. Им же было подготовлено первое в России издание Герцена, увидевшее однако свет лишь после смерти Павленкова, в 1905, в сильно искаженном цензурой виде.

Во второй половине XIX века и в начале XX века произошла уже полная диференциация книгоиздателей, - на издателей в чистом виде и распространителей, т. е. издателей-книгопродавцев. Первая категория, только печатавших книги, была сравнительно немногочисленна (Яковенко, Павленков, СПБ книгоиздательство писателей...); издателей-складчиков, оптом продававших свою продукцию, было больше (В. М. Саблин, А. Ф. Девриен (отметим его многочисленную детско-юношескую литературу), Московское книгоиздательство «Знание», Котляр, «Образование», М. и С. Сабашниковы); еще более насчитывалось издателей-книгопродавцев, причем к этому разряду принадлежали наиболее крупные (Панафидин, Карбасников, Ступин, Скирмунт, Вольф, Сытин). В конце XIX века происходит диференциация издательской продукции по содержанию. Так, Слепцов («Книжка за книжкой»), «Посредник» (издательство, основанное в 1884 с благословения Л. Н. Толстого И. И. Горбуновым-Посадовым), Сытин специализируются в издании «народной» литературы; Клюкин, Д. И. Тихомиров, А. А. Федоров-Давыдов, Кнебель, Е. Коновалова, опять-таки Сытин - в издании детской; Готье, Дейбнер, Ланг, Юнгмейстер, Лидерт, В. Антик (Поль) - в издании иностранной беллетристики; Вольф, О. Н. Попова, К. И. Тихомиров, Суворин, Чарушников, Ступин, Павленков, Карбасников, Солдатенков, Сабашниковы, Пантелеев, «Мир» и другие - художественной литературы, истории литературы и критики.

С приходом в книжное дело промышленного капитала книгоиздательская продукция в предреволюционной России развернулась сильнейшим образом. Выдвинулся целый ряд крупнейших дельцов-издателей законченно буржуазной складки. Начиная нередко с грошей, иногда с офеней, эти люди всеми средствами «перли» к гегемонии в книжном деле, к сколачиванию капиталов; зачастую малокультурные, но всегда удовлетворяющие интересы книжного рынка и всегда чутьем книжника чуявшие и распознававшие книгу - они подчас развивали книжное дело до европейских масштабов. Если одни из них (Морозов, Холмушин, Коновалова) так никуда и не сдвинулись с лубочной спекуляции и наводняли рынок изданиями типа «Милорда глупого», то другие в процессе обуржуазивания видоизменили свой лик и превратились постепенно в «просвещенных» купцов-книжников. К этому разряду принадлежал М. О. Вольф (1825-1883). 43 года стоял он на «книжном посту» и, не будучи ни меценатом ни культуртрегером, все же сыграл выдающуюся роль в истории русской книги. От Якутска до Варшавы, от Риги до Ташкента была разбросана книжная армия Вольфа. Сын варшавского врача, приехавший в 1848 в Петербург, выученик купца Исакова, Вольф поставил свою «Универсальную книжную торговлю», открытую им в 1853, на уровень большого коммерческого предприятия европейского типа. Вольф знал не

Марка издательства Вольф

Марка издательства Вольф

       только что издавать, но и для кого издавать. Он старательно следил за вкусами городской буржуазии, к ним приноравливаются и его роскошные магазины с зеркальными витринами, уставленные «подарочной» детской книгой (им была издана например вся Чарская в кожаных, тисненных золотом переплетах). Ни о каком «учительстве» (а именно так смотрели на свою роль издатели типа Новикова) Вольф и не мечтал: до 5 тысяч названий были им выпущены по коммерческим соображениям и удовлетворяли запросы буржуазного потребителя. Репутацию своего изд-ва Вольф «держал высоко», никогда не спускаясь до издания книг, пусть и очень ходких, но легкомысленных с точки зрения «благовоспитанного» буржуазного читателя. Его изд-во было законченно-классовым, вполне удовлетворявшим своего потребителя, - в этом разгадка его исключительного успеха. Даль и Мицкевич, Писемский и Лессинг, Скотт и Лесков, масса изданий беллетристов-современников Вольфа и наконец такие «роскошные» издания, как «Божественная комедия» с иллюстрациями Г. Доре, - вот характерные образцы вольфовской продукции. Вольфовский магазин, по определению С. Ф. Либровича «Литературный почти-клуб», напоминал смирдинскую лавку и оставил несомненный след в истории русской литературы.

Одним из приказчиков Вольфа был А. Ф. Маркс (1838-1904), впоследствии знаменитый издатель «Нивы» (1870-1917) (см.). Этот коммерсант по всем приемам своей работы развил огромное литературное изд-во, дал глухой провинции миллионные тиражи классиков. Произошло это совершенно непреднамеренно. «Ниве» в первые годы ее существования пришлось вести большую борьбу с конкурирующими с нею изд-вами. В целях привлечения наибольшего количества подписчиков Маркс стал давать в виде бесплатного приложения к «Ниве» «полные собрания сочинений». Начал он с авторов, после смерти к-рых прошло 50 лет и более (издание их было наиболее выгодно, т. к. отпадала оплата авторского гонорара). Так. обр. к «Ниве» были «приложены» Грибоедов, Фонвизин, Жуковский, Гоголь, Кольцов, Полежаев, Екатерина II, Козлов... Дело пошло, тираж стал расти с невиданной быстротой; успех этот позволил Марксу уже покупать у наследников право на издания классиков. Таким образом появились при «Ниве» «полные» Достоевский, Тургенев, Гончаров, Успенский, Гаршин, Писемский, Л. Толстой, Фет, Тютчев, Мей, Майков, Салтыков-Щедрин. Еще позднее Маркс начал покупать полные собрания и у живых авторов. Некоторых он издавал ранее отдельно, а потом, когда спрос на отдельное издание слабел, давал приложение к «Ниве» (сочинения Чехова, Короленко, Л. Андреева, Вересаева, Боборыкина, Гарина, Куприна, Мамина-Сибиряка, из иностранных - Мольера, Уайльда, Метерлинка, Гамсуна, Гауптмана, Гейне, Ростана). Отдельно от «Нивы» Маркс издал «полных» Альбова, Потапенку, Баранцевича и мн. других современных ему беллетристов.

Эта продукция, во главе с самим журналом и его «литературными и популярно-научными приложениями», печатавшими любимейших писателей провинциального мещанства и городской обывательщины, распространялась буквально повсеместно. Мелкий чиновник, сельский поп, лавочник, приказчик, иногда зажиточный крестьянин - вот многоликий читатель «Нивы». Рядом с деятельностью Вольфа не может быть не упомянута также деятельность А. С. Суворина (1834-1912) (см.), крайнего монархиста, редактора «Нового времени», сварливого и своенравного самодура в книжном деле. Как и Вольф, Суворин ориентировался на городского буржуа и обывателя; однако буржуазного «европеизма», столь характерного для Вольфа, с его роскошными «подарочными» изданиями, у Суворина было гораздо меньше. К тому же у Суворина бывали и «заскоки», никак не вязавшиеся с требованиями коммерции; он издал например большой том стихов Василия Туманского, мало популярного и забытого поэта пушкинской поры, выпуск к-рого не мог оправдываться никакими коммерческими соображениями; он переиздал «Путешествие» Радищева, он выдвинул А. П. Чехова, в то время еще никому неведомого Антошу Чехонте. Сувориным издавалась «Дешевая библиотека», за 8-20 коп. дававшая книжечки сочинений русских классиков. «Полный» Пушкин, изданный в 1888 в 10 томах, за 1 р. 50 коп., «История» Карамзина, повести Карамзина, Языков, Дельвиг, Одоевский, Озеров, «Недоросль», «Горе от ума», Аблесимов, из иностранных авторов - Шекспир, Шиллер, Флобер, Бомарше, из древних - Эзоп, Эсхил, Еврипид - таковы другие его издания.

Крупнейшим издателем-коммерсантом дореволюционной России был И. Д. Сытин. Крестьянин Костромской губ., четырнадцатилетним мальчишкой поступивший в книжную лавку Шарапова, он уже в 1876 обзавелся своей литографией и печатал лубочные картины, а в 1883 имел уже и собственную книжную торговлю. Как лубочный торговец Сытин не имел себе равных по количеству выпущенной им продукции и по огромному штату офеней, распространявших ее. Ему обязаны выходом газета «Русское слово» и ряд журналов; в рекордный 1914 им было выпущено 1 141 название, а это для дореволюционной России почти грандиозно. Как издатель Сытин был весьма неразборчив и издавал все: от «Полного сонника-оракула» до сочинений Данте. «Потрафлять» рынку умел И. Д. Сытин, как никто из русских книгопродавцев. Сытинское издательство пережило Октябрь и заглохло в годы нэпа.

Марка издательства И. Д. Сытина

Марка издательства И. Д. Сытина

       Полной противоположностью коммерческой фирме Сытина была организованная в 1890 фирма Сабашниковых, культурных дельцов и знатоков книги. Издательство их дожило до наших дней (закрылось в 1930) и еще недавно выпустило серию буржуазно-дворянских мемуаров «Записи прошлого» (гр. Толстой, А. Сусловой, Менделеевой и др.). Из изданий, относящихся к литературе, должна быть отмечена серия «Памятники мировой литературы», в которой в хороших переводах, с проверенными текстами, с комментариями и под редакцией крупнейших ученых, появились полные собрания Софокла, Эсхила, Еврипида, Сафо и Алкея, памятники русского фольклора и т. д.

Более демократические группы читателей начала XX в. обслуживало изд-во «Суриковского лит.-музыкального кружка писателей из народа», возникшее в 1902, просуществовавшее до 1920 и выпустившее огромное количество тоненьких брошюрок стихов и прозы. Под суриковским издательством следует подразумевать в сущности целый конгломерат издательских попыток Деда Травоеда (П. А. Травина), Шкулева, Дудцова, Люшкова, Леонова, Бодрягиных и мн. др. Все эти так называемые поэты-«самоучки», или «самородки», проводили в литературу довольно большую и своеобразную группу писателей, в большинстве своем крестьян, в меньшинстве - мелких купцов, торговцев, мелких чиновников и городских мещан. Среди них не было или почти не было индустриальных рабочих, они отнюдь не могут быть названы революционерами, но известный проблеск протеста в их деятельности несомненно был, - недаром их так настойчиво преследовало царское правительство. Их книги успешно конкурировали и с «Джеком-потрошителем», и с «Ерусланом». «Суриковщина» расходилась в многотысячных тиражах как-раз в те годы, когда рафинированные буржуазно-дворянские деятели декадентствующего толка выпускали символистич. литературу «для избранных» с тиражом в 200-500 экз., а «Центрофуга» печатала «Неуважительные основания» И. А. Аксенова, с великолепными офортами А. А. Экстер, в количестве 150 нумерованных экземпляров стоимостью в 12 руб. каждый. В 1924-1927 традиции «суриковщины» пробовало поддерживать изд-во «Всероссийское общество крестьянских писателей» (ранее «Союза»). Попытка совместить несовместимое, влить новое вино - созвучное революции содержание - в старые суриковские мехи, разумеется окончилась полным провалом.

Т-во «Знание», основанное в 1898 и привлекшее в 1900 в свой состав М. Горького (в сб. «Знание» напечатан ряд его произведений - «Песня о буревестнике», «Мещане», «Мать» и др.), прочно заняло место в истории литературы своей борьбой против буржуазно-интеллигентского ренегатства и символистской реакции конца 90-х гг. и начала 900-х гг., а гл. обр. своей поддержкой революционного рабочего движения.

Революция 1905 породила огромные количества новых изд-в. Уже с 1904, с ослаблением цензурного гнета, стало возможным издать легально часть того, что еще так недавно печаталось и распространялось нелегально и ввозилось из-за границы. В этой продукции роль художественной литературы была сравнительно незначительной. Надо было в первую очередь удовлетворять потребности в популярной книге по общественно-политическим вопросам. Изд-ва эпохи первой русской революции и последующих лет («Молот», «Демос», «Буревестник», «Донская речь», основанная Парамоновым; «Прибой», «Волна», «Вперед» - с.-д. изд-ва; с.-р. издательства «Сеятель» и «Земля и воля», «Молодая Россия»; «Логос», «Прометей», «Свободная мысль» и мн. др.) ни с какой стороны не были коммерческими предприятиями, эта сторона у большинства партийных изд-в сводилась к нулю. Литературу в узком смысле слова все они издавали в небольшом количестве, конечно заботясь не о техническом великолепии, а лишь о внутреннем содержании и многотиражности книги.

Провинция всегда играла малую роль в развитии дореволюц. Л. и.; упомянем здесь лишь ряд киевских издательств (Симоненко, Иогансена, Оглоблина), издававших литературную книгу на русском и украинском яз., и выдержанное по подбору материала и по оформлению ярославское изд-во К. Ф. Некрасова, выпустившее стихотворения Каролины Павловой, Под редакцией В. Брюсова, стихотворения А. Григорьева, под редакцией Блока, «Ясень» Бальмонта, «Семь цветов радуги» Брюсова, «Фауста» Марло.

Поэзия, особенно первые книги того или иного автора, почти как правило выпускались авторскими изданиями. Так было и в XIX веке («Ганц Кюхельгартен» Гоголя, «Мечты и звуки» Некрасова), так было и в период символистов (Брюсов, Сологуб, Бальмонт) и в наши дни, с той только разницей, что авторами-издателями придумывалась какая-нибудь «разовая» марка несуществующего изд-ва. Иногда под такой авторской маркой появлялись десятки изданий. Таковы в годы после Октябрьской революции изд-ва «Чихи-Пихи» («Имажинистов»), «Московского цеха поэтов», «Всерос. союза поэтов», «Неоклассиков», «Тверского никитинского об-ва», «Узла» и мн. др.

Из других издательств научных и литературных организаций, выпускавших книги по истории и теории литературы, отметим издания разряда изящной словесности Академии наук (особенно надо упомянуть академическую библиотеку русских писателей, включившую в себя сочинения Грибоедова, Лермонтова, Кольцова, Баратынского), изд. Литературного фонда, выпустившего 25 изд. «Стихотворений С. Я. Надсона», издания Об-ва любителей российской словесности и т. д.; за последние годы - ряд изданий «Старой Москвы», кружка «Утро», литературного общества «Никитинские субботники» (альманах «Свиток» и др.) и т. д.

Заметный след в книгоиздательском деле оставили символисты. Детище буржуазно-дворянской реакции, символизм (см.) углубился в искания новых литературных форм, отражая в разных областях тот психологический сдвиг, который явно наметился в среде русской интеллигенции. Наиболее активная часть символистов поставила в девяностые годы главный акцент на чисто эстетической работе в области стиха; во главе этой интеллигенции были Валерий Брюсов и издательство «Скорпион», возглавлявшееся С. А. Поляковым (род. 1874). Математик по образованию, блестящий переводчик, редактор-издатель журнала «Весы» (1904-1909), меценат, вложивший в изд-во все свое состояние, Поляков сыграл большую роль в истории русского символизма. «Скорпионом» были изданы лучшие книги наиболее выдающихся представителей «декадентства». Среди продукции «Скорпиона» - полное собр. сочинений Бальмонта (1907-1914), «Пути и перепутья», «Зеркало теней» В. Брюсова, «Золото в лазури» Андрея Белого, «Жемчуга» Гумилева, «Крылья» М. Кузмина, стихи Коневского, Балтрушайтиса, Сологуба, Гиппиус, три книги прозы М. Кузмина, Эдгар По, в переводе К. Бальмонта, М. Ван-Лерберг, в переводе Полякова, ряд книг по истории литературы В. Брюсова, Н. О. Лернера и др., альманах «Северные цветы» (1901-1911) и т. д. Всегда совершенная внешняя сторона этих изданий имела огромное значение в деле развития полиграфического искусства. «Скорпион» просуществовал до 1916, причем за все время своего существования он высоко держал знамя крайнего эстетизма и высокого «искусства для искусства». Это было в полном смысле этого слова изд-во эстетствующе-рафинированной, всячески отмахивающейся от политических вопросов, ушедшей в эротику, мистику и извращенность, буржуазии. Из других символистических изданий расцвета этого течения наибольшее значение имеет книгоиздательство «Мусагет», руководимое Э. К. Метнером, ультраэстетское изд-во рантьерской буржуазии и близких ей дворянских прослоек. В последнем изд-ве между прочим вышли сыгравшие видную историко-литературную роль теоретические работы А. Белого и Вячеслава Иванова, а также работы Эллис («Русские символисты»), Б. Садовского, первое собрание стихов А. Блока, стихи Гиппиус, Соловьева, ежегодники по философии культуры «Логос». Изд-во «Гриф», руководимое С. А. Соколовым (Сергей Кречетов, род. в 1878), дало довольно большую продукцию «символистической» беллетристики (Белый, Блок, Бальмонт, И. Анненский, Миропольский, альманахи «Гриф»). «Гриф» уже не был на том крайнем эстетском берегу, на котором пребывало изд-во «Скорпион», и какие-то потуги на приближение к жизни им делались. Еще более делались они «Жатвой», руководимой Е. Е. Курловым и Арсением Альвингом, идейным символистическим изд-вом, имевшим свой

Марка издательства «Скорпион»

Марка издательства «Скорпион»

       альманах и подчас, правда, весьма робко, откликавшимся на запросы общественности. Символистическим изд-вом, пережившим Октябрь, была «Альциона» А. М. Кожебаткина, выбросившая на рынок внушительное количество изящно изданной русской и иностранной символистической беллетристики (Белый, Б. Садовский, Ю. Сидоров, Гиппиус, Липскеров и т. д.). Издавали символистов также «Сирин» (полные издания Брюсова и Сологуба), В. В. Пашуканис (колебавшийся от символистов - А. Белый, К. Бальмонт - к эгофутуристам - И. Северянин и мн. др.). К изд-вам, близким к художественному реализму, относится маленькое изд-во «Путь» И. А. Белоусова и изд-во В. П. Португалова, книжника-любителя, без гроша денег изворачивавшегося и издававшего прекрасно переведенного Тагора и третьестепенных поэтов и книжку «О танго» Бонч-Томашевского. Приблизительно таковы же изд-ва «Земля», «Сполохи» М. В. Аверьянова (первого издателя Есенина), «Московское изд-во» М. И. Семенова (издававшего и М. Кузмина и... Нагродскую), крупное коммерческое дело «Шиповник» (см.). Футуристы создали большое количество полуавторских, полумеценатских издательств («Пята» Ф. Платова, «Гилея» Бурлюка, Каменского, Маяковского, эгофутуристические «Мезонин поэзии», «Очарованный странник», «Центрофуга» Боброва, «Лирика» Аксенова и др.).

Марка издательства «Странствующий энтуазист» (нач. XX в.)

Марка издательства «Странствующий энтуазист» (нач. XX в.)

       Октябрьская революция верно оценила значение Л. и. как идеологического оружия и с первых своих шагов поставила себе целью вырвать их из рук классовых врагов и вооружить ими диктатуру пролетариата. Вследствие этого издательское дело уже в 1918-1919 было изъято из рук частного капитала и передано органам советской власти. За годы гражданской войны вследствие хозяйственных затруднений (производство бумаги уменьшилось к 1921 в десять раз) число изданий пало до 4 257 - в 1918, 6 795 - в 1919, 3 260 - в 1920 и 4 529 - в 1921. Одновременно падал средний размер книг с 4,9 листа в 1918 до 3,4 листа в 1921, но зато сильно возрастал средний тираж выпускавшихся советскими издательствами книг. В продукции Л. и. эпохи гражданской войны более 60% (1921) падало на боевые книги (брошюры) социально-экономического содержания, организующие силы пролетариата и всех трудящихся для борьбы с буржуазией и помещиками. Революционное, боевое значение Л. и. возрастает, несмотря на падение количества и внешнего качества продукции.

После Октября нарождается ряд изд-в при пролеткультах. Наиболее значительные из них - изд-ва Московского и Петербургского пролеткультов, выпустивших кроме нескольких

Марка издательства «Всемирная литература»

Марка издательства «Всемирная литература»

       журналов большое количество сб. стихотворений революционных поэтов: Тарасова, Кириллова, Герасимова, Самобытника, Садофьева и др. Особо следует отметить возникшую по инициативе М. Горького «Всемирную литературу» (см.) (1919-1927), издававшую в новых переводах крупнейших писателей Запада и Востока. Государственных издательств к 1918 было два: «Издательский отдел ВЦИК» и «Изд-во литературного отдела Наркомпроса», руководитель к-рого П. И. Лебедев-Полянский провел национализацию классиков и успел провести массовое издание их. Салтыков-Щедрин, Г. Успенский, Чехов, Белинский и др. были изданы (вынужденно по старым марксовским матрицам) с тиражом в 25-50 тысяч и по дешевой цене. Слияние этих двух изд-в породило в 1919 «Государственное изд-во», явившееся под руководством В. В. Воровского той грандиозной издательской машиной, которой было предназначено сосредоточить в дальнейшем в своих руках все издательское дело Республики. Союзные федеративные и автономные республики следуют по этому же пути, основывая национальные госиздаты (Украинский, Белорусский, Грузии, Армении, Туркменгосиздат, Узбекский, Татарский и т. д.). Гиз в первый период своей деятельности был занят печатанием главным образом массовой политико-агитационной книги, обслуживавшей потребности вооруженной борьбы против контрреволюции. Литература художественная занимала в общей массе продукции тогдашнего Гиза гораздо менее значительное место, хотя В. В. Воровский и сменивший ого Закс (Гладнев) с первых же дней работы Гиза стремились продвинуть на должную высоту и литературно-художественную книгу. Значение образования Государственного издательства в 1919, в годы ожесточенной гражданской войны и оголтелой империалистической блокады, было громадным. Наряду с коммунистической газетой и листовкой первая советская брошюра и книга были могучим идеологическим оружием обороны завоеваний Октября от наседавшей со всех сторон контрреволюции. И эта же функция пролетарского, коммунистического воспитания и просвещения трудящихся масс остается неизменной основой деятельности советских издательств на всем протяжении их существования, на всех этапах социалистической революции. Одной из основных специфических черт советского издательского дела, целиком вытекающей из его классовой сущности, является возрастающее

Марка Государственного издательства

Марка Государственного издательства

       из года в год значение планового начала в производстве книг. Советское издательство, для которого на первом плане стоят интересы широкого коммунистического просвещения масс, строительства социализма, имеет возможность строить свою работу, исходя из планомерно-организованного и сознательного учета действительных потребностей революционной борьбы. Размах работы Госиздата, реорганизованного в 1930 в ОГИЗ (см.), этого самого большого издательства в мире, грандиозен, - до 75% всей книжной продукции страны падает на его долю. Само собою разумеется, что с появлением Государственного изд-ва почти с первых дней его существования началась ожесточенная классовая борьба на издательском фронте между ним и частными издательствами в Советской России («адвокатом» частных издательств выступил в 1921 П. Витязев, брошюра которого вся от первой и до последней строки ее является отражением этой борьбы). Из частных издательств эпохи военного коммунизма, издававших художественную литературу, должны быть отмечены: «Алконост», возникшее в 1918, явившееся последним изд-вом символистов и сгруппировавшее вокруг себя и издавшее произведения А. Блока, А. Белого, А. Ремизова, В. Иванова, К. Эрдберга и др.; историко-литературное и историко-революционное изд-во «Былое», возникшее в 1917, издававшее, кроме возрожденного журнала «Былое», такие книги, как «Николай I и декабристы» Щеголева, работы проф. Тарле, «Дневник графа Валуева» и т. д.; кооперативное изд-во «Колос», возникшее в 1918, переиздававшее народническую «Историю русской общественной мысли» Иванова-Разумника, издавшее Гюго, Диккенса, «Народную библиотеку» (произведения классиков), «Коробейник», сочин. П. Лаврова и т. д. и тяготевшее по своему направлению в сторону народничества; «Огни» (издано 7 альманахов, роман Чулкова «Сатана», «Романтики» Мережковского и др., ряд изданий по искусству), издание, возникшее задолго до революции; руководимое н.-с. С. Мельгуновым кооперативное издательство «Задруга» (163 названия за три года работы, среди них сочинения Короленко, воспоминания Н. Морозова. В. Фигнер, собрание былин Б. и Ю. Соколовых, сборник «Творчество Тургенева» и др.); «Книгоиздательство писателей» (книги Эртеля, Сергеева-Ценского, Гершензона, Серафимовича, А. Толстого и др.), «Творчество», «Денница», «Северные дни» и др.

Марка Ленинградского отделения Государственного издательства

Марка Ленинградского отделения Государственного издательства

       В годы военного коммунизма (1919-1921) некоторую роль стали играть авторские издания, выпускавшиеся московскими поэтами. Эти издания распространялись и изготовлялись преимущественно имажинистами, выпускавшими тоненькие сб. стихов Шершеневича, Есенина, Кусикова и Мариенгофа. Их породило отсутствие бумаги, нехватавшей даже на актуально необходимую литературу. Одна из книжных лавок - Союза писателей - предприняла издание рукописных книг-автографов, подчас крупнейших литературных величин.

Марка издательства «Рабочая Москва» (1925)

Марка издательства «Рабочая Москва» (1925)

       Нэп принес с собой новые формы ожесточеннейшей классовой борьбы на издательском фронте. В Москве и Ленинграде вновь возникли буржуазные эстетские изд-ва. В противоположность советским изданиям эпохи военного коммунизма, с их скромной, а подчас и убогой внешностью, «Аквилон» издает «Бедную Лизу» на бумаге верже с рисунками М. В. Добужинского. Роскошно издаются в 100 экземплярах эротическ. «Занавешенные картинки» М. Кузмина, появляются превосходно изданные книги Анны Ахматовой, И. Анненского, К. Эрберга, Федора Сологуба, Н. Гумилева. Все эти «воскресшие» издаются тиражом от тысячи до 2 тысяч экземпляров максимум, в то время как ГИЗ выпускает 100-тысячные тиражи. Некоторые из частновладельческих Л. и. эпохи нэпа («Время», Гржебина, Френкеля, «Накануне») выпустили также количественно-значительную книжную продукцию. Ряд этих издательств выпускал свои книги под этикеткой «Москва - Берлин», пробуя продвинуть творчество сменовеховской интеллигенции в СССР и Германию. С начала новой экономической политики сильно вырастает и литературная продукция Госиздата, издающего в эти годы и старую литературу и современную - всех толков и направлений. В центре этой продукции - классики (Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Герцен, Тургенев, Гончаров, Некрасов, Островский, Тютчев, Толстой, Достоевский, Щедрин, Чехов, Короленко, Горький). Вот тот основной фонд, из которого брала свою продукцию и серия избранных произведений классиков и исключительная по ценности «Дешевая библиотека Госиздата», дающая наряду с классиками литературы и классиками марксизма работы крупнейших пролетарских писателей (Горький, Ляшко, Безыменский, Либединский, Караваева, Фадеев, Фурманов, Серафимович и др.). Госиздат организовал большую серию подписных изданий полных собраний сочинений (Толстой, Горький и т. д.), выпустил критические труды Воровского, Фриче, Плеханова, Когана, Луначарского, Лебедева-Полянского, Брюсова; ряд художественных альманахов («Перевал», «Наши дни» и т. д.), большое количество лучших иностранных авторов и наконец едва ли не всех более или менее актуальных беллетристов-современников. Из советских изд-в последнего времени отметим «Новую Москву» (с 1918), выпустившую в 1925 антологию «Русская поэзия XX века», изд-во ЦК комсомола «Молодая гвардия» (1923-1930), «Московского рабочего» (1922-1930), «Работника просвещения», из кооперативных изд-ств - «Никитинские субботники» (1922-1931), «Круг» (1922-1929), «Недра», «Московское т-во писателей» (с 1925), «Мир» (старое - с 1906 существующее кооперативное книгоизд-во). Из частных - бульварную «Пучину» (с 1924), издательство Г. Ф. Мириманова «На помощь деревне и школе» (1923-1929), издавшее огромное количество детской литературы, «Радугу», «Современные проблемы» Н. А. Столяра (1912-1929) - последнее из буржуазных частных издательств. Развернутое социалистическое наступление захватило и издательский участок общего фронта. Ликвидация частных изд-в, этих, в основном, идеологических оплотов капиталистических элементов города и деревни, пошла быстрыми шагами.

Марка издательства «Молодая гвардия»

Марка издательства «Молодая гвардия»

       Частные литературные изд-ва теряют свое значение, давая не больше 6,5% продукции в 1927 (в последующие годы эта роль сводится до 3-2% всей продукции).

Марка издательства бр. Сабашниковых

Марка издательства бр. Сабашниковых

       Особая роль выпала на долю крестьянской литературы. Госиздат первый сделал попытку дать новую литературу крестьянству. С 1923 начала издаваться «Изба-читальня» - цикл книг, имевший своей задачей обслужить деревню изданием популярных литературно-художественных произведений. Для этой цели были использованы и классики, и иностранные авторы, и писатели-современники. Наряду с Гизом ряд беллетристических книг для деревни издало изд-во «Крестьянской газеты». Классовая борьба дала себя знать и на этом последнем участке: уже упомянутый нами буржуазный деятель Г. Ф. Мириманов наряду с выпускавшейся им литературой для юношества в массовых тиражах издавал беллетристическую книгу для деревни.

В числе государственных изд-в необходимо упомянуть акц. изд-во «Огонек» (см.), выпускающее журнал и еженедельную литературную библиотеку «Огонек». Библиотека эта выпустила до 1931 около 700 пятнадцатикопеечных книжек с тиражом от 10 до 50 тыс. экземпляров каждая. В ее продукции - и современная поэзия, и беллетристика, и критика, и фольклор, и классики, и иностранная литература. Книжки «Огонька», продающиеся в газетных киосках, несомненно играют большую пропагандистскую литературную и культурную роль. Ряд лет почти ведущим литературным изд-вом, издававшим до 80% всей художественной литературы, была «Земля и фабрика» (см.), влившаяся в 1930 вместе с рядом других изд-в в ГИХЛ (Гос. изд-во художественной литературы). Последнее - большая книгоиздательская фабрика, входящая в состав ОГИЗ, к-рой предстоит сыграть большую роль в продвижении художественно-литературной книги в самые отдаленные уголки нашего Союза. Известное значение стало играть сейчас и изд-во Федерации объединений советских писателей - «Федерация» (см.), в особенности за последнее время, когда в состав его вошли артель писателей «Круг» (см.) и «Никитинские субботники».

Марка издательства «Земля и фабрика»

Марка издательства «Земля и фабрика»

       Литературные20

Марка издательства «Круг»

В отличие от ГИХЛ «Федерация» является писательской организацией, что в большой степени определяет ее лицо и продукцию. Большое место в изд-ве «Федерация» занимают писатели, которые объединяются ВССП, на втором месте - пролетарско-колхозные писатели. Слабее в общей продукции изд-ва представлены пролетписатели. Слабым местом «Федерации» являются массовая работа с книгой и работа с ударниками. В этом последнем отношении не может остаться не отмеченным почин издательства ВУСПС, уже в 1931 насчитывавшего актив в 150 рабочих авторов на предприятиях, сыгравшего огромную роль в деле призыва ударников в литературу (см. статью Ударничество в литературе).

Марка издательства «Федерация»

Марка издательства «Федерация»

       Литературные22

Марка издательства «Academia»

Наконец необходимо отметить изд-во «Academia» (см.), выпустившее в свет обильную продукцию, гл. обр. по западно-европейской художественной литературе. Издания «Academia» выделяются среди современных изданий тщательностью худож. оформления.

Национальная книга в дореволюционные годы почти не издавалась. С Октября ей уделено большое место. Издательства на яз. народов СССР имеются сейчас во всех входящих в состав нашего Союза республиках, некоторые, например харьковское изд-во «Пролетарий», достигли в годы революции крупных размеров. Наибольшее из национальных изд-в «Центриздат» выпустило с 1923 5 тыс. названий на 3 языках, причем 7 1/2 млн. оттисков из общего тиража в 158 1/2 млн. выпущенного падает на долю художественной литературы. Роль «Центриздата» и национальных издательств в деле проведения ленинской национальной политики, в деле борьбы за культуру, «социалистическую по содержанию, национальную по форме» (Сталин), огромна.

Марка Центрального издательства народов СССР

Марка Центрального издательства народов СССР

       Уже по тиражу 1925 Л. и. превысили в два раза максимальную дореволюционную продукцию, обогнав и по числу названий, а в 1929 продукция по сравнению с 1912 выросла почти в три раза, причем если за пятилетие с 1909 по 1913 продукция дореволюционной России поднялась всего на 52%, то за пятилетие с 1924 по 1928 она выросла почти на 150%.

За последние годы в издательской работе достигнуты значительные успехи количественные и качественные: продукция всех издательств, вошедших в ОГИЗ, возросла с 300 млн. экз. в 1929 до 575 млн. экз. в 1930, в 1931 продукция ОГИЗ возрастает до 800 млн. экз. Издание сочинений Ленина должно составить около 5 млн. экз., т. е. в два раза больше, чем в 1930; литературы для всех видов школ и внешкольного обучения за последние два года издано до 150 млн. экз. ЦК ВКП(б), отмечая эти достижения в своем постановлении от 15/VIII 1931, вместе с тем указывает, что подъем издательского дела

Марка Татиздата

Марка Татиздата

       Литературные25

Марка Белорусского гос. изд-ва (Минск, 1925)

отстает от быстро растущих потребностей на книгу, в особенности с увеличением пролетариата и его культурным ростом, развертыванием колхозного движения, созданием кадров пролетарской интеллигенции. Качество книги также еще значительно отстает от серьезных требований, предъявляемых к книге гигантским ростом политического и культурного уровня, происходящим на основе укрепления и расширения материальной базы социализма.

«Характер и содержание книги должны целиком отвечать задачам социалистической реконструкции, книга должна быть боевой и актуально-политической, она должна вооружить широчайшие массы строителей социализма марксистско-ленинской теорией и технико-производственными знаниями, книга должна явиться могущественнейшим средством воспитания, мобилизации и организации масс вокруг задач хозяйственного и культурного строительства; качество книги должно отвечать все возрастающим культурным запросам масс. Тип книги, ее содержание и язык должны отвечать специальному назначению, уровню и потребности той группы читателей, для к-рых она предназначена» (из постановления ЦК ВКП(б) от 15/VIII 1931).

Центральный комитет партии в своем постановлении об издательской работе особое внимание уделяет и художественной литературе. «Художественная литература, играющая громадную воспитательную роль, - говорится в постановлении ЦК, - должна гораздо более глубоко и полно отобразить героизм социалистической стройки и классовой борьбы, переделку общественных отношений и рост новых людей - героев социалистической стройки. Издание художественной литературы должно быть специализировано в ГИХЛ по отдельным секторам (как напр., наряду с синтетическим художественным произведением, художественно-историческая литература, художественная сельскохозяйственная литература, художественно-индустриальная, классическая литература - русская и переводная)». Чтобы своевременно учитывать потребность в книге со стороны разных слоев рабочих, колхозников, интеллигенции и учащихся различных специальностей и квалификаций и диференцированно обслуживать их, ЦК партии постановил выделить из системы ОГИЗ ряд специализированных издательств (Масспартгиз, Партиздат, Гостехиздат). Наряду с этим ЦК постановил также перестроить

Марка Украинского гос. издательства (Харьков, 1921)

Марка Украинского гос. издательства (Харьков, 1921)

       Литературные27

Марка Грузинского гос. издательства

дело издания литературы на национальных языках на следующих началах: перенести на места - в национальные издательства - выпуск литературы на ряде языков, до сих пор издававшейся Центриздатом. Для обслуживания национальных меньшинств, не имеющих своих национальных издательств, организуются во всех издательствах национальные секторы.

«Вся издательская работа должна вестись под углом всесторонней помощи социалистическому строительству, подъема теории на высшую ступень и сочетания ее с практикой организации и мобилизации масс на построение социализма, разоблачения буржуазных и мелкобуржуазных идеологий, борьбы с ними и с уклонами от ленинской линии. Издательская работа должна исходить также из задач интернационального воспитания масс» (из пост. ЦК партии от 15/VIII 1931).

Марка Крымского гос. издательства

Марка Крымского гос. издательства

       Литературные29

Марка Узбекского гос. издательства

Библиография:

Мезьер А. В., Словарный указатель по книговедению, изд. «Колос», Ленинград, 1924 (здесь подробная библиография); Столпянский П. Н., Книга в старом Петербурге, «Русское прошлое», 1923, № 3; Материалы для истории русской книжной торговли. Воспоминания старого книгопродавца Овсянникова, Под редакцией Ефремова, СПБ, 1879; Либрович С., История книги в России, СПБ, 1914; Его же, На книжном посту, П. - М., 1916; Мижуев П., Книга и книжное дело, «Энц. словарь бр. Гранат», т. XXIV; Полянский В., Начало советских издательств, «Печать и революция», 1927, VIII; Витязев П., Частные издательства в Советской России, Петроград, 1921; Книга в России, Гиз, Москва, 1924 (здесь подробная библиография); Государственное издательство за 5 лет, Гиз, М., 1924; Наша печать, М., 1925; Книжная торговля, Гиз, М., 1925 (здесь собрание ст. Г. И. Поршнева, История книжной торговли в России, А. М. Ловягина, История книжной торговли в Западной Европе и Америке); Гриц Т., Тренин В., Никитин М., Словесность и коммерция, Москва, 1929 (в книге большая библиография); Евгеньев-Максимов В. и Максимов Д., Из прошлого русской журналистики, Ленинград, 1930, и мн. др. См. также библиографию к статьям «Книга», «Госиздат», «Academia», «ЗИФ», «Знание».

В начало словаря

© 2000- NIV