2.4. Познание

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СИНЕМАЛОГИЯ

Глава вторая. Методология

Рассуждая о сущности синемалогии и основах кинематографического искусства, следует помнить о том, что человек — существо познающее. "Познание" означает соучастие в бытии: человек проникает внутрь познаваемой им вещи — человека, пространства и так далее. В жизни мы познаем посредством многочисленных контактов; оптимально умение понять с помощью сознания все то, внутрь чего мы проникаем при контакте (здесь вновь речь идет о широчайшей сфере семантических полей). Познание, происходящее в экзистенциальном переживании, есть соучастие в движении явлений согласно их ноуменальной сокровенности.

Именно такой опыт дает начало многогранным формам познания. Например, понять содержание книги позволяет отбор совокупности знаний, осуществляемый разумом. Сначала мы улавливаем смысл, а затем подключаем воображение, чувства, интуицию, ассоциации и т.д. Во время просмотра фильма происходит обратное: зрителя через его эмоциональные психосенсорные центры захватывают звуки, краски, эмоции, ассоциации на основе мнестических отпечатков; затем он производит сущностное сокращение, то есть приходит к разуму, рассудку, осознанию фильма.

Познание представляет собой не структурное восприятие объекта: оно происходит из акта сознания как интуитивного постижения объекта. Только при таких условиях познание становится сущностным видением. За внешней множественностью наблюдаемых предметов движется одна динамика, зачастую скрытая от сознания смотрящих. В зрительном восприятии участвуют не только глаза: познает все тело целиком, подвергаясь внутри себя многочисленным энергетическим психосоматическим трансформациям, вследствие чего субъект становится объектом, оказывается другим.

Переживание, по своей динамической сути, передается не от субъекта к объекту, а лишь от субъекта к субъекту, от сокровенности к сокровенности. Дуалистический взгляд на отношения с объектом постоянно ориентирует на нечто внешнее и ведет к искаженному видению реальности субъекта. Таким образом, акт становления, не будучи одновременно и актом сознания, приводит к запаздыванию, неполноценности, раздвоенности "Я", которое разрывается между тем, что воспринято, и тем, что осознано. Здоровое, целостное сознание является отражением континуума ноуменальной сокровенности, точкой опосредования психической энергии, то есть вместилищем того образа, первое проявление которого и становится феноменом данного опосредования. Все это доступно исключительно субъективной очевидности, и предстающий вовне знак мы воспринимаем как нечто непонятное.

Образ выражает интенцию, то есть выводит наружу энергетический вектор динамики; образ нельзя постичь через его структуру, но лишь как модус запредельности, имманентной бессознательному. Значит, образ — это динамическое опосредование бессознательной структуры, пережитой субъектом, пусть и с отрицательными для него последствиями. Интенциональность образа отчуждает своего зрителя от собственной субъективности: образ структурирует смотрящее на него "Я".

Сознание динамического реализма образов фактически ускользает от рационального контроля.

"Кино" — это процесс исторического разворачивания событий. Процесс разворачивания фильма порождает эмоции. Определить и распознать действие фильма можно лишь через кинематографические семантики. Смысл фильма можно уловить только в сфере иррационального, задающего, однако, порядок — в сфере рационального. Фильм, как и всякий другой продукт внутренней деятельности человека, поддается пониманию, прежде всего, с помощью онтопсихологического метода психодинамической интроспекции.

"Кинезис" (от греч. "κινησις") или "cine" означает: динамика, действие, движение. Через вымышленный образ мы можем постичь действие, управляющее нами. Я существую меж двух действий: одно из них — я, смотрящий, и второе — тот образ, который возникает во мне.

Однако прежде необходимо установить, действительно ли мы сами выбираем события и образы, или это образы, навязчивые идеи, мысли находят нас, или же имеет место и то, и другое.

2.4.1. Вытеснение первичных процессов

"Вытесненное" — психоаналитический термин, указывающий на ту реальность, которая управляет жизнью, обусловливает ее, оставаясь при этом непознанной, смещенной в глубины забвения, то есть цензурированной.

Фрейд понимал под вытеснением квант психобиологической жизни (секс, способ мышления, агрессивность, гордость победителя, эгоизм и т.д.), глубоко спрятанный в субъекте, но остающийся активным. Психоаналитический процесс, по Фрейду, либо аналитический, по Юнгу, состоит в извлечении вытесненного из глубин бессознательного на поверхность логического сознания, то есть в обнаружении вытесненного и выведении его на уровень сознательной деятельности2.

2 Подробнее о первичном и вторичном вытеснении с точки зрения онтопсихологии, а также о других механизмах защиты см. А. Менегетти. Клиническая онтопсихология. - М.: Славянская ассоциация Онтопсихологии, 1997 г.; подробнее о различии между концепциями кармы, вытеснения, комплекса и монитора отклонения см. A. Meneghetti. La struttura etica della personalità. "La diadepatologica". - Roma: Psocologica Ed., 1996.

Синемалогия, прежде всего, позволяет определить комплекс человека, то есть ту его искаженную часть, которая незримо, исподволь обусловливает все рациональные процессы, структурируя поведенческий стиль. Поведение рационального, или сознательного, "Я" — покорное исполнение скрытого, вытесненного сценария. По-моему, каждый человек считает себя самостоятельным, хозяином собственной жизни, не подозревая о существовании внутри чего-то, использующего его в собственных интересах. Более того, руководствуясь высшими, как нам кажется, ценностями, мы зачастую становимся марионетками того, что управляет нами в мире и условно именуется бессознательным. Синемалогия позволяет вычленить и проанализировать восприятие образа (в данном случае образа кинофильма) зрителем подобно тому, как в процессе психотерапии интерпретируются сновидения с целью обнаружения комплексов, всего того, что вредит выверенному поведению здоровой личности, будь то в моральном, психологическом или соматическом плане. Поэтому многие переживания, вызванные фильмом, ассоциируются с воспоминаниями детства, со сновидениями. На этапе аутентификации и развития с помощью синемалогии возможно выявить изначальное здоровье человека, то есть обнаружить ту глубинную часть его психики, которая реально предшествует всякому комплексу, мнению, надстроенной в детстве структуре и позволяет вести зрелую жизнь истинного человека, напоенную душой.

Стороннему наблюдателю синемалогия может показаться театральным представлением, вызвав лишь любопытство, но данный метод позволяет мне проникнуть внутрь души, вызволенной из-под власти комплексов, освобожденной от дистонических нарушений и потому творящей жизнь. Следовательно, я использую фильм в качестве материала для сопоставления, как диалектический инструмент непосредственной клинической аутентификации человеческого бессознательного.

2.4.2. Подавление

Часто один человек забывает определенную сцену или персонаж фильма, а другой проявляет к ним повышенный интерес, наполняясь эмоциями. Синемалогия позволяет субъекту понять, как в действительности активизируется механизм подавления.

Подавление представляет собой наиболее непосредственную и простую для "Я" защитную форму. Подавление — это бегство, своеобразный способ избежания, аннулирования определенных чувств, которые могут подвергнуть опасности самоуважение, ценность "Я", поколебать его престиж. "Я", защищающее себя с помощью подавления, отталкивает все то, что доставляет боль, и способно вступить в конфликт с принципами самоутверждения данного субъекта. Речь идет о невротическом "Я", отстраняющемся от боли как от источника напряжения: не имея мужества для очной ставки с проблемой, "Я" уклоняется от ее решения. Напротив, человек, стремящийся полностью владеть самим собой, преодолевает конфликт, признает новые требования реальности, соизмеряет себя с ними, принимает трудность апории, дабы включить ее в целостную иерархию самосознания. При подавлении же несовместимость с реальностью сохраняется, несмотря на то, что мешающая ленивому "Я" потребность в данный момент загоняется в бессознательное.

2.4.3. Компенсация

Изначально процесс компенсации необходим самой жизни3. Человек не смог бы выжить в этом мире, полном всевозможных катаклизмов, и даже не смог бы стать взрослым, если бы не обладал компенсаторным рефлексом. Однако зачастую комплекс вины создает алиби, чтобы заместить им более тяжелую моральную обязанность. Многие люди компенсируют глубинные потребности сознания легализованными оправданиями (часто религиозного характера). Вина разветвляет собственное содержание в компенсаторном инстинкте и тем самым сводит реально породившую ее причину к небольшому дефекту, пусть и вызывающему тревогу. Естественно, компенсация никогда не действует в одиночку: динамически она всегда объедине-

3 Понятия органической неполноценности и гиперкомпенсации были введены в психологию и детально разработаны Адлером. Действие механизма компенсации легко обнаружить уже на уровне физиологической деятельности различного рода: когда один орган не справляется с выполнением возложенной на него функции, деятельность другого органа интенсифицируется.

на с процессом подавления. В то время как подавление говорит "нет" вплоть до исключения проблемы, компенсация говорит "да", соглашаясь на участие в драме исполнения долга, однако затем уклоняется от принятых обязательств с помощью алиби, позволяющего сознанию трудиться во имя менее болезненных заменителей.

При проведении синемалогии эксперт способен определить момент включения процесса компенсации, завершаемого процессом подавления: какой образ фильма или стиль поведения героев неприемлем, неприятен для субъекта и вызывает у него чувство неловкости. Совершение одного-единственного позитивного действия заставляет сознание молчать о невыполненном, но все еще актуальном долге. Оставшееся содержание вытесненного будет "затоптано" подавлением. За многими идеологическими, религиозными ожиданиями со всей очевидностью прослеживается наличие механизма компенсации. Просмотр кинофильма позволяет человеку понять проявленную им нечестность по отношению к самому себе из-за боязни радикального изменения собственной, уже закостеневшей жизни.

Данная защитная структура обнаруживается в различных способах человеческого поведения:

- в фальшивой смиренности, когда человек покорно принимает свою несостоятельность, но реально ничего не меняет в своей жизни; он осуждает сам себя для того, чтобы за него это не сделали другие4 ;

- в минимизации, когда индивид приуменьшает собственную вину или силу напряжения, спровоцированного некоторыми образами фильма, чтобы приуменьшить собственную ответственность;

- в обобщении, когда индивид идеализирует типичный для ограниченного числа людей стиль поведения, принимая его чуть ли не за универсальную норму. Групповая норма возводится в ранг общезначимой. В синемалогии этот вид защитного поведения часто наблюдается в случаях, когда зритель идентифицирует себя с идеалами и образом жизни, обнаруживающими, в конечном счете, свою негативность и невыгодность для него;

- и, наконец, в самобичевании, когда индивид сам подвергает себя наказанию, опережая вынесение приговора в свой адрес; при

4 Но не будучи искренним в этом самоосуждении, человек самолично расплачивается за него. Подобная самокритика носит компенсаторный характер: внешне удобная, она отравляет внутри, разлагая аутентичность личности.

неизбежности того или иного наказания субъект самостоятельно выбирает наименьшее и утоляет таким образом потребность в самоочищении5 .

2.4.4. Проекция

При проведении синемалогии следует проверять, насколько точно переживаемая зрителем эмоция соотносится с конкретным образом фильма. Во время просмотра у каждого участника возникают свои симпатии или антипатии, а осмысление киноповествования всегда определяется механизмом проекции.

Метод синемалогии возник именно потому, что вся система познания фактически основана на проекции: каков субъект, таково и его видение реальности. В определенном смысле каждый из нас выбирает реальность под стать себе, а не наоборот.

В чувственном восприятии проекция выступает в качестве тематической функции, то есть наши органы чувств однонаправленны, отнесены к четко определенному аспекту реальности: например, глаз видит, но не слышит. Тематическая функция сопряжена с селективной: каждый из нас способен выделить предпочтительную для себя возможность в ряду других. Наше сознательное поведение проецирует потребность в одном направлении, пренебрегая всей остальной данностью.

Возьмем случай с непримиримым моралистом, во всем видящим только зло: почти всегда его суждения порождены защитным механизмом, проецирующим вовне ту кару, которой он страшится внутри себя6.

5 В частности, защитное поведение данного типа проявляется тремя способами: 1) в маниакальной навязчивости, 2) в беспокойстве виноватости, 3) в трагедийном самонаказании (в разыгрывании трагедии самонаказания). Существование реальных патологических комплексов вины не может быть лишено основания.

6 То же самое происходит, когда человек "разряжается" на других людях, находит себе "козла отпущения". Странные формы социальной агрессивности, вспыхивающей при различных обстоятельствах, произрастают из состояния неуверенности и страха. Один нападает на другого, чтобы сбросить с себя то, что на него давит. Часто осуждения одним человеком другого сопровождаются странной злостью, природа которой будет понятна только в том случае, если мы будем ее рассматривать как карательную проекцию: обвинять вовне, проецируя тем самым собственную вину. Многие чувствуют себя оправданными, возмущаясь по поводу беспорядков, учиненных другими. Избавиться от зла, спроецировав его на совесть других людей, — вот в чем состоит действие защитного механизма самооправдания.

Кинофильм — это копия проекции. Например, архитектоническая проекция есть воспроизведение чего-либо в двух плоскостях — по горизонтали и вертикали, то есть мы говорим о вертикальной и горизонтальной проекциях, которые предстают реальными или искаженными в зависимости от расположения зрителя (от угла построения проекции). В психологической проекции действует тот же самый принцип: все зависит от выбранной мною точки зрения — моей собственной, семьи, друга и так далее, — под углом которой я рассматриваю события.

Выбрав точку наблюдения, точку отсчета, субъект строит проекцию. Реальность существует, но индивид видит ее из той точки, в которой пребывает. Реальности безразлично, как архитектор ее изобразит в проекции; вещь индифферентна к ее описанию субъектом. Индивидуальная проблема субъекта встает не перед жизнью или другими людьми, а только перед ним самим.

Жизнь реальна сама по себе. Проблема возникает в отношении субъекта к реальному объекту. Следует проверить, соответствует ли наша логика наблюдаемому явлению или нет. Положительный результат обеспечен в том случае, если исследователь, или наблюдатель, ориентирующийся на координаты проекции, обнаруживает реальность.

Метод синемалогии, как и вся наука онтопсихология, состоит в критической проверке соответствия между способом рассмотрения, коих много, и реальностью желанного, любимого, отыскиваемого объекта, к которому этот способ должен привести. Если я, наблюдатель, исхожу из проекции индивида и не нахожу искомый объект, значит, в данном субъекте укоренена ошибка. Он либо шизофреник, либо невротик, поскольку дает мне образ, лишенный объектного коррелята. Онтопсихологическая психотерапия определяет соответствие мировоззрения, образа жизни и мышления субъекта интенциональности природы.

Стремясь к той или иной цели, индивид должен действовать: если его поступки будут синхронны объекту-цели, субъект одержит победу; совершая выбор, не адекватный ожидаемому результату, он потерпит поражение.

Во время синемалогии обсуждается "ненастоящая", потому не такая суровая, как реальная действительность, ситуация, следовательно, каждый участник может поупражняться в критическом пересмотре собственной жизни. Зритель, понимающий глубинный функциональный смысл кинокартины, способен создать точную жизненную проекцию, хорошо спланировать свою жизнь: его сознание, стиль поведения, его жизнь совпадают с природной данностью.

Мы все равны перед законом, но жизнь не творит одинаковых индивидов. Мы отличаемся совокупностью многих факторов: культурой, собственной историей, генами, пережитым опытом, внешностью — теми многочисленными аспектами, которые становятся предметом изучения различных научных направлений.

Различие наблюдается и в биологических основах: в особенностях клеток и нейронов, строении тела, склонностях, чувствительности, непрестанно изменяющихся. Никто из нас не остается неизменным в континууме собственной жизни. Чем ближе подступаешь к креативному человеку, тем яснее замечаешь, что он - всегда новый. И наоборот, человек, который в своей жизни только множит собственные комплексы, всегда одинаков, а его поведение легко предугадать заранее. Из грани, в которой каждый из нас умен и реализован, и проистекает "дисконтинуумный континуум", или новизна собственной определенности.

2.4.5. Ассоциация — смещение

Ассоциация идей обозначает общую тенденцию психических процессов к такой взаимосвязи, при которой появление в сознании одного из них влечет за собой другие в силу смежности, сходства или контраста.

Фрейд прибегал к термину "ассоциация" для разъяснения своей теории толкования сновидений: за всевозможными ассоциациями пациента, возникающими в ответ на определенный образ или символ, психотерапевт обнаруживает первичный импульс, сокрытый в данном образе. Точно так же определенная сцена или персонаж кинофильма могут вызвать у зрителя ассоциацию с личными переживаниями или вытесненными воспоминаниями, которые с помощью синемалогии субъект может вербализовать и понять, что расширит горизонты его сознания.

Бессознательное ведет поиски необходимого и удовлетворяет собственные потребности, умея приспосабливаться к реальности. Если нужный объект оказывается недоступным, оно выбирает иную, прежде не предусмотренную тактику действий, позволяющую, тем не менее, получить жизненно важный объект.

Принцип ассоциации основывается на постоянстве метаболизма между индивидом и средой. Ассоциация — продукт не бессознательного, а "Я", которое формируется уже после "Сверх-Я", а значит, вслед за условностями, налагаемыми окружающей средой. Когда "Я", преследуемое какой-либо эмоцией или не воспринимающее реальность, не может сохранить свою целостность перед лицом условностей, которые считает абсолютными, оно прибегает к смещению, кажущемуся равнозначным и позволительным.

2.4.6. Идентификация

Синемалогия сводится к анализу видения фактов, изучает то, как образ — в данном случае кинематографический — опосредуется сознанием зрителей, и как фильм отзывался в бессознательном человека.

Таким образом, онтопсихологический анализ фокусируется на простом разборе увиденных в кинофильме фактов, отслеживая их восприятие человеком.

Послание всегда соотносится с формой сознания зрителя. Можно заметить, что при просмотре фильма прямая идентификация с мифом преобладает над катарсической функцией: просмотр кинофильма способствует избавлению от груза личных потерь, а ожидание предрешенного финала позволяет разглядеть за ежедневно повторяющимися собственными неудачами радужную перспективу.

Обнаруживается точное соответствие между воспоминаниями, памятью и ожиданиями, с одной стороны, и восприятием кинообразов, согласующимся с неосознаваемым выбором субъекта, — с другой. Следовательно, предпочтение фильма или определенных его образов зависит от точного тематического отбора, проводимого бессознательными структурами "Я". Порой при просмотре фильма человеком овладевает скука. Это происходит по двум причинам: либо в процессы восприятия вмешивается реактивное образование, либо фильм не отвечает полностью комплексуальным ожиданиям субъекта. В обоих случаях пласт вытесненного слишком велик, а фильм воздействует именно на внутрипсихический мир зрителя.

Идентификация происходит не только по причине формального соответствия комплекса символу, но и в силу того, что символ вовлекает в действие квантово-динамическую реальность бессознательного. В этом смысле механизмы смещения и проекции включаются в действие не только в ответ на структурную данность кинематографического образа, но и вследствие того, что образу удается повлечь за собой кванты вытесненного материала, обладающего той же эмотивно-аффективной валентностью, что и вытесненное зрителя. Под идентификацией понимается восприятие бессознательным зрителя внешнего образа фильма как собственного, действующего внутри него самого, что усиливает процесс личностного расщепления.

Зачастую зритель проецирует на увиденный образ скрытое содержание своего бессознательного, абсолютно того не замечая, хотя именно данный образ обуславливает его жизнь.

2.4.7. Рационализация

При проведении синемалогии часто можно столкнуться со следующим феноменом: во время обсуждения клиент, рассказывая, например, о каком-либо персонаже или взволновавшей его сцене фильма, способен интуитивно уловить их внутреннее содержание, понять, но не прожить. Это значит, что, несмотря на точность словесного высказывания, субъект улавливает суть через призму собственного привычного способа миропонимания. Он прочитывает содержание, пользуясь собственной действительностью, феноменологией. Речь идет о рационализации, к которой субъект прибегает тогда, когда он не живет тем, что говорит. Поэтому субъект не становится тем, кем он, казалось бы, должен стать, поняв это на рациональном уровне и заявив об этом.

Пересмотр собственного отношения к эпизодам фильма на фоне мнений других участников, изменение личного восприятия, есть ничто иное, как рационализация — защитный механизм, препятствующий нейтральному анализу и нефункциональный, был отброшен еще Фрейдом. Предоставленный в реальной жизни самому себе, субъект действует на основе эмоционального переживания.

Рационализация — типичный для человека, особенно западного, рефлекс. Человек обладает инстинктом, однако действует только после его осознания, рационализации. Рационализация сама по себе не негативна и не ошибочна, а защитные механизмы служат своего рода "панцирями", прикрывающими любовные раны. Проблема состоит в том, что субъект фиксируется, прибегая к защите даже без видимой необходимости. Рациональность имеет очень большое значение для человека, однако эта ценность может быть выхолощена абсолютизацией второстепенных, относительных ценностей "Я".

Процесс рационализации наделяет преимуществами и дает этическое обоснование тому, что лишено таких привилегий или, более того, является ошибочным. Как правило, рационализация служит определенной аффективной эмоции.

Психотерапевт может проследить процесс рационализации двумя путями:

1) через семантическое поле: человек говорит, но не вызывает никакой эмоции в терапевте;

2) исходя из конкретных последующих фактов: если ситуация субъекта не изменилась или ухудшилась, значит на самом деле он ничего не понял, а только рационализировал.

Сама онтопсихология может быть воспринята и понята не как факт жизни, а как некая структура знания. Если же человек действительно "присутствует" в том, что говорит, он, прежде всего, испытывает момент онтического восприятия факта: он одновременно есть и знает, а трудность заключается в том, как выразить переживаемое вовне.

Факт — он есть, проблема в том, как передать его словами, как перевести на рационально-логический язык. Речь человека, способного к вербализации своего состояния и осознающего свои действия, совпадает с его эмоциональными переживаниями, вызванными как его внутренним миром, так и внешней окружающей средой. Тем самым этот человек доказывает, что его "Я" способно объективно ведать самим собой и обеспечить функциональность всему психоорганическому аппарату, которым он наделен в существовании.

Субъект, неспособный, миг за мигом, целостно объяснить состояние своего существования, демонстрирует искажение в самом себе, недостаточность по отношению к собственной психоорганической, экзистенциальной целостности.

Часто человек, которому не удается на деле полностью реализовать себя, приписывает максимальную значимость собственным делам. Неспособность соблюдения закона приводит к тому, что субъект возводит в ранг закона свои действия, воспользовавшись собственным механизмом рационализации7.

Еще одним аспектом рационализации является самокритика: когда необходимо действовать, субъект раздумывает и сомневается, разрываясь на части, критически переосмысливает свои намерения, тем самым затягивая принятие решения. Его цель — продлить состояние неуверенности, отыскать совершенство, отсутствие которого служит благовидным предлогом для откладывания момента решительных действий.

Для того чтобы помочь клиенту, психотерапевту необходимо погрузиться в его ситуацию и разъяснить ее так, чтобы восстановить контакт между его логическим "Я" и Ин-се.

Затем психотерапевт показывает клиенту целостную картину того факта, который тот видел однобоко, ибо до тех пор, пока человек не уловит все грани реальности, его обводит вокруг пальца собственный комплекс, или монитор отклонения. Если же мировидение субъекта целостно, всякий обман исключен.

7 В этой связи мы можем вспомнить всех тех, чьи роли в обществе предполагают высокую социальную ответственность, — священников, воспитателей, учителей, родителей и т.д., которые зачастую рационализируют себя в угоду выполняемым ими задачам. Эти люди под видом высокой миссии выставляют свои личные недостатки и, прикрываясь требованиями закона или своими обязанностями, навязывают собственные пристрастия. Когда им не Удается придать себе значимость, они ставят клеймо неспособности на других людей, тем самым рационализируя свою несостоятельность для сокрытия личной никчемности.

Как только субъект проникает внутрь "оперативного центра управления", то есть точно и полностью отражает собственный экзистенциальный квант, он сам начинает объяснять символы и сновидения8 . О том, что "Я" субъекта стало полноправным хозяином самого себя, способного принимать ответственные решения, как обычно говорят "плоды": мерой точности становятся принятые субъектом конкретные решения и приносимые ими результаты.

Вот почему синемалогия базируется на вербализации эмотивной непосредственной реакции и опускает все последующие утверждения, в действительности представляющие собой лишь последствия рационализации.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV