Поднимая красный фонарь //

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СИНЕМАЛОГИЧЕСКИЙ ПРАКТИКУМ

Глава первая. Психопатология женственности

The red lantern // Dahong dengiong gaogao gua raise

Режиссер: Цанг-И-Мо

Сценарий: по роману Су Тонга "Жены и наложницы"

В главных ролях: Гонг Ли, Ма Чин By, Xe Кай Фай, Йин Шуиуан

Производство: ERA, China film Corporation Corp., Гонконг, Китай, 1991 г.

Композитор: Цао Зи Пинг

Продолжительность: 126 мин.

Оператор: Цао Фей

Призы: "Серебряный лев" Венецианского кинофестиваля, 1991 г.

Сюжет: этот фильм, запрещенный к показу в народном Китае, рассказывает о событиях, которые разворачивались там в двадцатые годы XX столетия. Четверо жен Чена (By), в том числе вновь прибывшая двадцатилетняя девушка (Ли), решившая выйти за него замуж, спасаясь от нищеты, каждый вечер ожидают очередного решения своего мужа: от того, перед чьими покоями он прикажет зажечь красные фонари, зависит, с кем из них этой ночью он разделит ложе.

Фильм начинается довольно длительным показом главной героини на переднем плане в сопровождении навязчивой музыки. Уже первые его кадры указывают на дальнейшее развитие сюжета: фиксированность куклы. Согласно технике интерпретации, используемой в онтопсихологической синемалогии, первая сцена задает психологическую тему всего фильма, о которой в процессе просмотра не следует забывать: в ней сосредоточена вся его реальность, выходящая за рамки эмоциональной окраски отдельных эпизодов.

С первого образа все происходящее в фильме подчиняется исполнению стереотипов: сначала демонстрируется схема рефлективной матрицы, а все последующие перипетии фильма — ее претворение в жизнь.

Даже с технической точки зрения этот фильм очень точен: все его действие развивается в замкнутом пространстве, что в совокупности с выбранным сюжетом прекрасно передает ощущение "психологического внутреннего мира". Кроме того, дом символизирует женщину в ее интимности. Таким образом, мы понимаем, что стереотипность, показанная в фильме, относится к женщине.

События фильма разворачиваются в китайском доме, где господствует полигамия: мы видим четырех жен хозяина дома, различающихся по возрасту и уровню образованности. Самое значительное событие для каждой из них происходит в конце дня, когда хозяин объявляет, где сегодня зажгутся красные фонари, то есть с кем он проведет очередную ночь.

"Первая госпожа", самая старшая - традиционная жена и домохозяйка. Она чувствует себя уже вне борьбы и к остальным относится несколько отрешенно, немного по-матерински.

"Вторая госпожа" тоже уже немолода; она делает все возможное, чтобы снискать доверие вновь прибывшей, четвертой жены. Именно вторая жена приведет ее к трагедии, притворяясь лучшей подругой и душеприказчицей. Борется она коварно, нанося удары ниже пояса, которые оказываются смертельными именно из-за того, что другая не видит в ней врага.

"Третья жена", в прошлом - известная лирическая певица, не смиряется с появлением новой жены, отодвинувшей ее на второй план, и открыто борется с ней за внимание мужчины. В своей бунтарской стратегии она изменяет мужу с врачом, посещавшим его дом, и, в соответствии с существующими традициями, ее лишают жизни.

"Четвертая жена", молодая студентка из университета, пережив все унижения, вызванные ее положением заброшенной жены, и, будучи втянутой в жестокую, бесполезную, бессмысленную борьбу, сходит с ума. Ее заменяют "пятой женой", как будто давая понять, что игра продолжается вне зависимости от судьбы очередных марионеток.

Все женщины, независимо от предпочтений хозяина-мужа, живут в одном большом доме с внутренним двором - этот образ символизирует матку, - вокруг которого располагаются их личные покои.

Той, в чьих покоях будет ночевать муж, предстоит массаж ступней, который будет делать старуха. Мы знаем, что старуха представляет собой точную реальность женской психологии, и тот факт, что она готовит женщину к встрече с мужчиной, чрезвычайно показателен: каждая из них сначала "массажируется" старухой и лишь затем проживает собственную сексуальность, но лишь так, как ее к этому подготовили.

Четыре вида негативной женской психологии

Эти четыре женщины — не различные персонажи, а лишь "четыре цвета" одного изображения, то есть единая стереотипность, распадающаяся на четыре цветовых составляющих: каждая из них обрисовывает контур изображения, а все вместе при совмещении друг с другом они дают картину единой шизофрении, представленной в четырех видах. Этот набор из четырех цветов обусловливает скрытую шизофрению любого женского поведения, образуя основу, которая неизменно влечет за собой отклонение.

Существуют четыре модальности негативности любой женщины.

1. Верная: внешне — само совершенство, но в действительности заставляет другого ошибиться: она всегда находится в ожидании ошибки другого. Это женщина типа "дом и церковь", которая своей верностью постоянно шантажирует мужа. Своим моральным ригоризмом в действительности она сеет и взращивает вокруг себя зло.

2. Ревнивая: та, что нуждается в вине другого. Это тип женщины, которая ради задуманной цели, — прибегая к услужливости, притворной любезности, сводничеству и неудачным советам, — сближается с другими и подталкивает их к ошибке, "информируя" их либо семантически, либо посредством внешних фактов.

3. Неверная: та, что ошибается, совершает проступок. Она разрушает саму себя, меняя одну постель на другую. Она - не явная проститутка, а всего лишь женщина, которая изменяет с другими, чтобы отомстить своему мужчине. Протестуя против своего положения, она предает и опровергает мужчину, но ценой всего своего эротизма.

4. Сумасшедшая: женщина в состоянии шизофрении, модальность которой включает в себя три предыдущих типа. Это та, которая, испробовав все пути, впадает в истерию высшей формы и сходит с ума, теряет ощущение реальности. Оказавшись захваченной собственными навязчивыми мыслями, она утрачивает объективность восприятия вещей, и все то, чего она желала, но что в действительности не произошло, превращается в безумие внутри ее мозга.

Эти модальности можно обнаружить в фильме у четырех жен хозяина; у каждой из них число действующих модальностей меняется от одной до четырех. Эти модальности прокручиваются, то есть циклично действуют, либо в одной женщине, если в ней их сразу четыре, либо в нескольких женщинах, но, тем не менее, стереотипность остается единой.

В этом состоит правило любого комплекса: либо он развивается в одном человеке, либо распределяется на многих людей, к примеру, на мать, дочь, учительницу и психоаналитика. Когда подобный квартет объединяется, он действует настолько слаженно, как если бы речь шла об одном человеке.

Итак, поведением женщин в фильме руководит один стереотип; это выражается в том, что ни для одной из них он не является полезным. Каждая движет его вперед во вред себе.

Согласно логике здорового эгоизма, нет никакого смысла в том, чтобы человек со всем участием и страстью действовал во вред себе. Смысл начинает появляться, стоит только увидеть за поведением определенного типа неизбежное исполнение психомеханического стереотипа, который, будучи запущенным, должен пройти весь заданный маршрут. Рабство, в котором живут четыре женщины, несмотря на конкретную внешнюю власть, представляет собой лишь внутреннюю западню, но никак не социальную.

Схема любой патологии выходит за пределы отдельного человека: это универсальный психический стереотип, не зависящий от человека, в котором он воплощается, феноменизируется. Жизнь человека зависит от того, как комплекс идентифицирует события, а не от того, какова истина. Комплекс улавливает и понимает события, исходя из проекции стереотипов, а субъект выбирает и комплексуально подстраивается под ситуацию — такую, какой он ее видит. Любые рассуждения человека неизбежно продиктованы стереотипом. Матрица создает культуру, память человека. Она представляет собой плагиат11, осуществляемый взрослым во внутреннем мире ребенка. Она не обязательно негативна: это лишь стереотип.

Чтобы понять свой монитор отклонения, женщина должна понять собственную стереотипную модальность. Данная типология, однако, представляет собой второй этап, на первом месте стоит онто

11 "Плагиат" означает определять или характеризовать другого согласно Матрице. Поэтому под этим термином следует понимать психоэмоциональное влияние, структурирующие способы и манеру поведения какого-либо человека. Подробнее см. А. Менегетти. Онтопсихология и психическая деятельность. "А что если это клиент осуществляет плагиат по отношению к психотерапевту?". - М.: ННБФ "Онтопсихология", 2000. Прим. пер.

Ин-се, у которого нет подобных модальностей. Потеря онто Ин-се формирует предрасположенность к шизофрении — в явной или скрытой форме — в соответствии с одной из этих модальностей.

Женщина разрушает себя только через эротизм, поскольку именно в нем сосредоточена ее главная сила. Ум питается биологическим порядком. Сексуальные отношения высокого уровня — это не потребительский секс, а рождение действия: в таких отношениях мужчина объединяется с женщиной, чтобы дать энергии высшую интенциональность для действия. Между двумя разворачивается процесс взаимной эволюции.

Без значимого мужчины женщина не может развиваться. В конечном итоге, она вынуждена в это поверить, если хочет создать саму себя. Речь может идти и об идеальном мужчине, то есть о запуске некоей победной идеи, даже при отсутствии сексуальных отношений: мир жизни не следует рассматривать в свете стереотипов. В таком случае в психотерапии необходимо выявить "запускающего", и, если он достоин этой роли, его следует уважать.

Смертельная ошибка всегда кроется в сексе. Если женщина внимательна к своей сексуальной жизни и проживает ее упорядоченно, она не может ошибиться на психологическом уровне. Секс — это всегда всеобъемлющий грех, его можно коснуться мыслью, пальцем или половым актом, но он всегда смертелен. Самые серьезные ошибки процесса становления, после которых человек уже не сможет подняться, всегда носят сексуальный характер. В секс жизнь заложила нечто большее, поэтому именно секс в большей степени оккупирован монитором отклонения. За самыми крупными ошибками, совершенными против жизни, всегда стоит ошибка в сексуальной жизни: секс имел место тогда, когда этого не следовало делать, потому что в таком сексе содержалась смерть. Секс всегда имеет четкое направление: если он не проживается точным образом, природа этого не прощает. Нельзя предавать эротическую интенциональность. У нее всегда имеется свой естественный природный адресат: с ним ты растешь, а с другим — умираешь, даже если это не отвечает системному порядку. Таково противоречие между порядком жизни и системой. Кроме того, комплекс женщины питается ошибками мужчины.

Необходимо управлять своей жизнью как пророчеством бытия, а не как повторением системы. Быть пророком бытия — это выбор и способность. Великий ум не может питаться посредственностью. Поняв собственную матрицу и собственный стереотип, необходимо развивать собственное познание за счет подходящих действий, которые являются созидательными энергетическими движениями, лимфой для Ин-се.

Стереотип также создается благодаря действиям определенного типа. Необходимо отслоить его с помощью действий, которые создали бы контрпривычку. Следовательно, нужно устранить определенные особенности, провоцирующие временный спад жизнеспособности, после чего субъект тотчас восстанавливается. На самом деле эти "мелочи" по прошествии значительного времени провоцируют распад личности, и человек уже не может больше являться носителем ценностей.

Ошибка обедняет защитную систему нашего единства действия. Любое вмешательство — как человеческое, так и внеземное — происходит лишь после того, как субъект сам нанесет себе рану собственной экзистенциальной ошибкой.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV