Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Р" (часть 3, "РЕА"-"РЕМ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Р" (часть 3, "РЕА"-"РЕМ")

РЕАЛИЗМ

Статья большая, находится на отдельной странице.

РЕБУЛЬ

РЕБУЛЬ Жан (Jean Reboul, 1796-1864) - франц. поэт, булочник, владелец пекарни в Ниме. Один из поэтов из ремесленной среды того периода, когда литературное движение охватывало гл. обр. ее верхушку. Р. отразил растерянность ремесленной буржуазии перед лицом Июльской революции 1830, поднявшей пласты ремесленного пролетариата. Ярый легитимист, Р. дебютировал в 1823 кантатой об Испанской войне в честь французской экспедиции против испанской революции 1820-1823. В 1828 была напечатана его религиозная элегия «L’ange et l’enfant» (Ангел и дитя), вызвавшая восторг Ламартина и переведенная на ряд яз. (рус. перев. Бенедиктова). Стихи Р. выразили лютую ненависть ремесленника-хозяйчика к революционным массам и революционной интеллигенции. Разрешение социальных бед и конфликтов Р. видит в религии, а в неотложных случаях - в благотворительности («Милостыня»). Лишь как исключение у него прорывается социальный протест против плутократии Июльской монархии, провоцирующей революцию, - «Un soir d’hiver» (Зимний вечер), едва ли не лучшее из произведений Ребуля по своей простой и энергичной форме.

В 1839 вышла эсхатологическая поэма Р. в 10 песнях «Le dernier jour» (Последний день) - подражание Данте с рядом намеков на политическую злободневность, картина гибели мира, погрязшего в маловерии, личных грехах и гражданских распрях. В 1851 клерикальные круги выставили кандидатуру Р. в Академию, но он сам отказался от «славы мирской». В 1857 вышел 3-й его сборник «Les Traditionnelles», контрреволюционный, начиная с самого заглавия. Одним из последних его произведений было стихотворное обращение «К королям». В 1865 в Авиньоне вышел посмертный сборник Ребуля «Dernieres poesies».

В 50-х гг. Р. сблизился с фелибрами. Его провансальские стихи собраны в антологии малых провансальских поэтов «Liame de rasin» (Авиньон, 1864).

Библиография:

Flotte G., de, Souvenirs, precedes de la correspondance de J. Reboul, P., 1865; Valladier R., Jean Reboul, Toulouse, 1864; Montrond M., de, Jean Reboul, Lille, 1865; Abbe Chapot, L’Abbe Jean Reboul, sa vie, ses Ouvres, Nimes, 1876; Bruyere M., J. Reboul, sa vie, ses Ouvres, Paris, 1926.

РЕВЕРДИ

РЕВЕРДИ Пьер (Pierre Reverdy, 1899-) - французский поэт. В своих попытках уловить тончайшие оттенки ощущений Реверди близок символизму. Его высказывания о задачах художника - сквозь видимый мир «увидеть другую реальность», не познавать, а «угадывать и изобретать» («Self Defence», 1919) - характерны для поэта буржуазии империалистического периода, не находящей путей к возрождению в действительности и вынужденной искать выход в случайном, ирреальном и иррациональном. Отсюда мистицизм и упадочничество в миросозерцании Р., быстрая смена владеющих им настроений. Безнадежность и одиночество - доминирующие мотивы его поэзии, любовь его «бесцельна». Он бродит на границе действительного: «лестницы, которые никуда не ведут», «крик из ночи», «вздохи, оставшиеся в комнате», - его образы, отвечающие подавленной психике представителя обреченного класса («Les epaves du ciel», 1924).

Эмоционально насыщенное творчество Р. усвоило себе форму поэм, написанных зачастую прозой. В ритмах и структуре стиха он стремится отойти от старых литературных канонов, культивируя свободный и разорванный стих, переносы слов, экспрессионистскую манеру выражения. Соответственно настроениям слог поэта приобретает иногда лихорадочный темп. На некоторых сборниках поэм заметно влияние дадаистов (см.) с их анархическим мелкобуржуазным бунтом и презрением к смысловому значению слова («La guitare endormie», 1919).

Библиография:

Кроме указ. в тексте: Les jockeys camoufles, 1918 (с илл. Анри Матисса); COur de chene, 1920; etoiles peintes, 1921; Cravates de chanvre, 1922; ecumes de la mer, 1925; La peau de l’homme, 1926; Le gant de crin, 1927; La balle au bond, 1927; Flaques de verre, 1929; Pablo Picasso, 1929; Sources du vent (1913-1929), 1929 (с иллюстрациями Пикассо); Risques et perils, 1930.

РЕВЯКИН

РЕВЯКИН Александр Иванович (1900-) - литературовед и критик. Р. в семье крестьянина-бедняка, позднее ставшего рабочим. Окончил аспирантуру Института литературы РАНИОН. Преподает в московских вузах.

Р. принимал активное участие в работе ВОКП. Большинство статей Р. посвящено анализу современной крестьянской и колхозной литературы, причем Р. пытался осветить и предисторию ее. Основные статьи Р. («О стержневом образе крестьянской литературы», «Земля советская», 1929, № 1, «О путях крестьянской лирики», там же, 1930, № 4, «Крестьянская драма», там же, 1930, № 5) трактуют литературу под знаком теории образа как социального характера и приводят Р. к правооппортунистическому выводу об идейно-художественной изолированности крестьянской литературы. Свои ошибки Р. признал. В настоящее время работает над популярными литературно-теоретическими и историко-литературными статьями.

Библиография:

Чей поэт Сергей Есенин?, М., 1926; Островский и современники, изд. «Academia», M.-Л., 1931; Антология крестьянской литературы послеоктябрьской эпохи, ГИХЛ, M.-Л., 1931; Очаг социалистической культуры, Учпедгиз, 1934. Перечень работ Ревякина см. в указанной «Антологии», стр. 652-654.

РЕДАКЦИЯ

РЕДАКЦИЯ - как историко-литературный термин имеет несколько значений:

1. окончательная обработка посторонним лицом (редактором) текста произведения или собрания произведений какого-либо автора, вообще всякого письменного документа;

2. установление редактором подлинного авторского текста, композиция последнего и критическое его издание;

3. более или менее существенное изменение автором своего собственного текста или значительной части его.

1. Р. в первом ее значении имеет место в издательствах и журналах. Обычно как правило она сопровождается предварительным соглашением редактора с автором, если автор жив. Однако такое соглашение в иных случаях бывает лишь чисто формальным, вынужденным. Таковы например уступки, которые делал Фет Тургеневу как редактору своих стихотворений, не разделявшему в ряде случаев фетовских эстетических позиций; поэтому редактору критического издания стихотворений Фета надлежит устранить из них все следы постороннего редакторского вмешательства. Тем более это требование применимо к произвольному редакторскому вмешательству в текст посмертных произведений автора, как это было с пушкинскими посмертными текстами, подвергшимися в некоторых случаях исправлениям, доработкам и оцензуриванию со стороны Жуковского. Вообще из критически издаваемого текста должны быть устранены все случаи такого вмешательства редактора, на которое автор не давал ему в каждом отдельном случае специальных и притом вполне добровольных полномочий. Однако и полномочия автора, данные редактору в самой общей форме - исправлять авторский текст в стилистическом или цензурном отношении, - редактором критического издания не могут приниматься в расчет при установлении подлинного, дефинитивного текста: проблема строго текстологическая не должна подменяться проблемой, так сказать, юридической. Л. Н. Толстой напр., не полагаясь на свое знание общепринятых правил литературного языка, часто уполномочивал исправлять свои произведения Бартенева, Страхова, Грота, Черткова. Все эти исправления во всех тех случаях, когда они не были предварительно одобрены Толстым, должны быть устранены.

В практике старинной литературы, при полном отсутствии представления о неприкосновенности авторского текста, переписчик одновременно часто бывал и редактором, радикально перерабатывавшим текст в зависимости от идеологических и эстетических норм, характеризовавших социальную среду, представителем которой и был такой переписчик-редактор. Здесь, как и в применении к авторским переработкам текста, редакцией будет называться такая крупная переделка всего памятника или значительной части его, в которой обнаруживается наличие определенного идейного или художественного замысла со стороны редактора. В качестве образца памятника, имеющего две редакции, приведем русское сочинение «Моление Даниила Заточника». В первой его редакции, возникшей скорее всего в первой четверти XIII в., автор, видимо происходящий из холопской среды, резко высказывается против бояр, у которых он служит и к-рые его эксплоатируют, а также против «злых жен» и против монашества. Во второй редакции противобоярская и противомонашеская тенденции отсутствуют, зато в ней усилены выпады против «злых жен». Нетрудно догадаться, что возникновение ее необходимо приурочить к среде социально и идеологически консервативной, скорее всего - церковной. Таким образом история старинной литературы есть история не только ее памятников, но и их редакций. Р. памятника обозначаются или в хронологическом порядке их возникновения (1-я, 2-я, 3-я и т. д.), или по имени редактора (напр. Пахомиева редакция жития Сергия Радонежского), или наконец по месту их появления («болгарская» и «сербская» Александрия). Однако если в текстах одного и того же памятника, связанных с разными местностями и национальностями, отличия сводятся лишь к языковым особенностям, правильнее говорить не о Р., а о «рецензиях» или «изводах» памятника. Не следует смешивать древность списка с древностью Р.: список более молодой может воспроизвести Р. древнейшую по сравнению с той, которую воспроизводит список старейший.

2. Научная Р. памятника состоит в установлении критически проверенного, так называемого «дефинитивного» его текста, в максимальной степени воспроизводящего подлинный авторский текст. В огромном большинстве случаев это будет текст, получившийся в результате окончательной обработки его автором. Однако не всегда. Автор может произвести в окончательной стадии работы над текстом те или иные изменения явно из-за цензурных опасений или из соображений житейского такта, и эти изменения, как вынужденные, редактором в дефинитивный текст вводиться не должны. Но если автор, побуждаемый цензурными требованиями или требованиями редактора, творчески, а не механически перерабатывает свой материал, такая переработка дефинитивного текста аннулирована быть не может. Так, Катков отказался по соображениям моральной цензуры печатать в своем «Русском вестнике» главу из «Бесов» Достоевского «Исповедь Ставрогина». Достоевский подчинился редакторской воле, изъяв эту главу из романа, и в соответствии с этим творчески переработал весь дальнейший его текст. Роман в переработанном виде так. обр. неизбежно должен быть признан его окончательной, дефинитивной редакцией.

3. Авторская переработка текста, как сказано выше, считается редакцией в том случае, если она существенным образом изменяет весь текст или значительную часть его. Понятие существенного изменения, разумеется, относительно, и потому не всегда можно провести точную границу между простой правкой текста и новой его Р. Как бы то ни было, понятие Р. предполагает завершенность изменений, сделанных автором в тексте на определенном этапе работы над ним. В ряде случаев мы имеем дело с новой Р. не всего текста, а какой-либо его части, иногда небольшой. Так, «Власть тьмы» Толстого имеет две равноправных Р. части четвертого действия; повесть «Дьявол» - две такие же Р. конца. В периоде писания отдельные произведения писателя часто проходят через несколько редакций. «Крейцерова соната» Толстого, включая окончательный ее текст, прошла через 9 Р., «Воскресение» - через 6. В первой Р. «Воскресения», значительно меньшей по объему, чем Р. окончательная, совершенно отсутствует даже упоминание о политических; отсутствуют и все те персонажи, с которыми в окончательном тексте Нехлюдов сталкивается во время своих хлопот за Катюшу и сектантов; по первоначальному замыслу Нехлюдов ни за кого не хлопочет: он женится в тюрьме на Масловой, отправляется с ней в Сибирь, а затем бежит в Англию, где и живет с ней, посвятив себя пропаганде земельного проекта Генри Джорджа. Изучение такого например произведения, как «Воскресение», в процессе сменяющих одна другую Р. дает богатый материал не только для уяснения творческой эволюции писателя, но и для понимания эволюции и формирования его идеологии.

Произведения ряда писателей подвергались иногда редакционной переработке, после того как они были уже однажды напечатаны. Таковы «Руслан и Людмила» Пушкина, несколько стихотворений Баратынского, «Тарас Бульба» и «Портрет» Гоголя, «Война и мир» Толстого, ряд стихотворений Брюсова, «Петербург» А. Белого и его же книга стихов «Пепел» и др. Поскольку новые печатные Р., в огромном большинстве случаев возникая через длительный промежуток времени после появления первой печатной Р., являлись результатом не столько роста художественного мастерства писателя, сколько определенных сдвигов в его художественном и общем миросозерцании, зависевших от воздействия на писателя исторических, социальных и биографических факторов, нет оснований в смысле дефинитивности текста отдавать предпочтение ни ранним ни поздним печатным редакциям: и те и другие в одинаковой мере будут дефинитивными для времени их создания.

Библиография:

Witkowski G., Textkritik und Editionstechnik neuerer Schriftwerke, Lpz., 1924; Morize A., Problems and methods of literary history, Boston (1922); Винокур Г., Критика поэтического текста, М., 1927; Томашевский Б., Писатель и книга. Очерки текстологии, «Прибой», Л., 1928.

РЕДЖАИ-ЗАДЭ

РЕДЖАИ-ЗАДЭ Махмуд Экрем (1847-1913) - турецкий литературный критик, поэт и драматург. Р. в Стамбуле, в семье ученого. Был одним из основателей литературы эпохи «Тензимат» (Реформа). Р.-З. был идеологом турецкой буржуазии, боровшейся против тирании султана Абдул-Гамида. В этой борьбе турецкая буржуазия опиралась на опыт буржуазии европейской. Европейские влияния сказались и на литературной борьбе. Старая классическая турецкая литература была в эти годы представлена Муалмем Наджи. Буржуазная литература противопоставляла классической прежде всего крупнейшего поэта Абдулхакка Хамида, романиста и драматурга Кемаль-Намыка. К последним примыкал и Р.-З. От крупнейших буржуазных писателей «Тензимата» (см. Турецкая литература) Р.-З. отличался умеренностью своих взглядов. Критика режима Абдул-Гамида давалась Р.-З. с позиций умеренного либерализма. Поэтому Р.-З. не был подвержен сколько-нибудь значительным преследованиям со стороны султаната, как это было например с Кемаль-Намыком. Р.-З. поплатился лишь увольнением из школы государственных чиновников, где он был преподавателем, и цензурными преследованиями. Р.-З. значителен в турецкой литературе гл. обр. как критик и теоретик. Основная его работа - «Талим Эдебийат» (Литературное учение) - свод европейских буржуазных литературных канонов, созданных под влиянием гл. обр. французской литературы и перенесенных на турецкую почву. Как эта книга, так и другие критические произведения Р.-З., например «Такдир-Элхан» (Оценка Элхан; Элхан - название книги поэта Менеменли-Задэ), явились наиболее серьезными критическими работами эпохи «Тензимата». Помимо критической деятельности Р.-З. значителен и как поэт. В поэзии Р.-З. выступал с еще более умеренных позиций, чем в критике. Р.-З. был наиболее значительным представителем сентиментализма в турецкой литературе. Элегические мотивы, в частности связанные с потерей Р.-З. своих детей, являются у него преобладающими. Самый крупный сборник Р.-З. - «Нежад-Экрем» (имя одного из умерших сыновей Р.-З.). Р.-З. писал также рассказы и романы, а затем и драмы и перевел ряд французских писателей - Шатобриана, Мюссе и др. Видная роль Р.-З. в турецкой литературе определяется помимо его непосредственной лит-ой деятельности также и влиянием его на литературу последующего периода - эпохи «Эдебийат-джедиге» (Новая литература), создателем к-рой были ученики Р.-З.

Библиография:

I. Кроме указ. в тексте: Нагмейи Сехер; Ядигар-Шебаб Земземе (в 3 чч.); Начиз; Пежмюрде; Шемса; Тефеккюр; Афифе Анжелык; Вуслет; Араба Севдасы; Атала; Мепризон и др.

II. Исмаил Хабиб, История новой турецкой литературы, Стамбул, 1925; Исмаил Хикмет, История турецкой литературы, т. II, Баку, 1925.

РЕДУЛЕСКУ

РЕДУЛЕСКУ, собственно Элиаде Редулеску (Jon Heliade Rădulescu, 1802-1872) - румынский писатель, филолог. Издавал газету «Румынский курьер» (Curierul romanesc, 1829-1848), «Курьер для лиц обоего пола» (Curierul de ambe sexe, 1836-1847). Для театра Редулеску переделал «Амфитриона» Мольера, «Магомета» Вольтера и др. В своих баснях и поэмах отводил большое место политической злободневности. К этому же периоду относится филологическая работа Р. «Paralelismul între dialectele român şi italian» (1838). Враг русского протектората, Р. принимал активное участие в революции 1848 в Дунайских княжествах; был членом Временного правительства Валахии; при реакции эмигрировал в Париж. В эмиграции Р. была написана книга «О революции 1848». Позднейшие политические и исторические статьи собраны в его сборнике «Spiritul si Matesia». Его работы филологич. характера, публицистич. деятельность, оригинальные художественные произведения имели существенное значение для роста буржуазной румынской культуры.

Библиография:

Şăineanu С., Н. Rădulescu ca gramatic, Bucarest, 1892; Haneş V., Desvoltarea limbii literare române din prima jumătate a secoluei al XIX-lea, Bucarest, 1904; Densuşianu O., Literatura română moderna, v. II, Bucarest, 1921; Adamescu G. H., Historia literaturii române, Bucarest, 1921-1928; Tagliavini C., Un frammento di storia della lingua rumena nel secolo XIX, «L’Europa orientale», 1926, p. 313-359.

РЕЗ

РЕЗ Андреас (псевдоним A. Rez, Карл Биро, 1898-) - венгерский писатель. Р. в мещанской семье. Учился в средней ремесленной школе, по окончании к-рой работал техником по машиностроению на будапештских предприятиях. Участвовал в революционном движении металлистов; вступил в венгерскую компартию тотчас после ее основания; был членом совета рабочих депутатов одного из округов Будапешта. После падения советской власти в Венгрии Рез эмигрировал. Сначала он работал техником по машиностроению, затем слесарем в Италии, Вене, наконец сделался корреспондентом берлинского отделения ТАСС.

Художественной критикой и теорией Р. начал заниматься только в эмиграции, в Вене, где он в 1922 участвовал в основании коммунистического литературного журнала «Egysep». Он выступал здесь решительно против мелкобуржуазно-анархических идей группы Кассака и ее журн. «Ма»; написал несколько статей, в к-рых защищал точку зрения пролетарского реализма. В 1924 Р. составил программу интернациональной организации революционных писателей, опубликованную в появившемся уже в Берлине «Egysep». В политическом же отношении важнее всего то, что он первый в интернациональной пролетарской литературе дал уничтожающую критику капитулянтской, антипролетарской троцкистской теории культуры. Р. принимал участие в издании ежегодника «Sarlo es Kalafacs», в выработке плана программы Союза пролетарских революционных писателей Германии и «Magyarnyelvu forr. irok nemzetkozi szovetsege».

В Союзе пролетарских революционных писателей Р. боролся за создание широкого пролетарского базиса (рабкоровское движение).

Кроме литературно-политических статей Р. написал книгу о положении рабочего класса в Венгрии после революции и ряд статей о венгерских социал-фашистах.

РЕЗАНОВ

РЕЗАНОВ Владимир Иванович (1867-) - историк русской литературы, доктор русского языка и словесности, профессор, член-корреспондент Академии наук СССР. Учительствовал в г. Курске (1891-1899). С 1899 - преподаватель Нежинского историко-филологического ин-та, преобразованного ныне в Институт народного образования, где и работал профессором литературы до 1934. Напечатал около 70 историко-литературных работ. Из них главные - о В. Жуковском и о русской и украинской драме XVII-XVIII вв. Сравнительно-историческое изучение литературы на основе историко-культурного понимания литературного развития является методологической основой исследований Р. Уделяя основное внимание тщательному сопоставлению изучавшихся им литературных явлений с их западными «источниками», Р. не сумел наметить широких картин литературных отношений. Крупного научного значения работы Р. в настоящее время не имеют. Сохраняют ценность опубликованные Р. тексты драм и отдельные наблюдения над творчеством Жуковского.

Библиография:

Фольклор: Материалы по этнографии Курской губ., тт. I-II, 1902-1903 («Курский сборник», тт. III-IV). История литературы: Из разысканий о сочинениях В. А. Жуковского, СПБ, т. I, 1906, т. II, 1916; Экскурс в область иезуитского театра, Нежин, 1910. Из истории русской драмы: Школьные действа XVII-XVIII вв. и театр иезуитов, М., 1910; приложение: Памятники русской драматической литературы, Нежин, 1907; Школьные драмы польско-литовских иезуитских коллегий, Нежин, 1916. Драма украiнська: Старовинний театр украiнський, тт. I, III, IV, V, VI, Киiв, 1925-1929 (Збiрник Р†ст.-фiлол. вiдд. Всеукр. Академii наук); До iсторii лiтературних стилiв: Поетика ренесансу на теренi Украiни i Росii, Нiжин, 1931.

РЕЗНИК

РЕЗНИК Липе (1890-) - современный еврейский советский поэт и драматург. С самого начала Октябрьской революции занимается педагогической деятельностью в еврейской советской школе на Украине. В 1927-1928 Р. стоял во главе еврейской националистической мелкобуржуазной лит-ой группы на Украине «Boi» (Стройка), близкой по своей лит-ой платформе к «Перевалу», - группы, испытавшей большое влияние мелкобуржуазного гуманизма и национализма. В 1929, после распада группы, Резник выступил с резкой критикой ее установок в целом и своих ошибок в частности.

На первом этапе своего поэтического творчества (1919-1924) Резник - яркий представитель символистского течения в послеоктябрьской еврейской поэзии. В холодно-изысканных, сугубо-символистских библейских образах Р. отражал внутреннюю растерянность еврейской мелкой буржуазии в первые годы революции, ее скорбь и бессилие. Видный советский педагог, Р. сознавал великую созидательную силу новой пролетарской культуры, но воспитанный на старой еврейской культуре, поэт в ранний период своего творчества не смог отрешиться от мелкобуржуазно-индивидуалистического, а иногда и националистического восприятия революционных событий. Его начальный путь - путь индивидуалиста-скептика, все внимание которого обращено на гибель старого, скептика, меланхолично созерцающего свою отрешенность от революционной борьбы. Особенно ярко выражены настроения безвыходности и обреченности в поэме «Гулкие ночи» (1922). Однако под влиянием успехов социалистической реконструкции Р. начал постепенно приближаться к действительности.

С 1925 в творчестве Р. намечается перелом. Он пишет прекрасные поэмы «Броневик», «Гроза» (о захвате Киева красными войсками), стихи о пионерах и комсомольцах («Олимпиада»), о путешествии по Кавказу и Поволжью, о Москве, о Ленине, о Красной армии. В этих произведениях, проникнутых глубокой любовью к новой строящейся советской жизни, Резник отчасти пользуется еще образами символистскими.

В пьесе «Восстание», написанной Резником в 1927 (в том же году поставлена московским Госетом), в образах полуреалистических, полусимволистских показана борьба колониального народа с империалистическими угнетателями. Эта пьеса при всех своих недостатках (отсутствие конкретного реального подхода, чрезмерная абстрактность) выявила несомненный драматургический талант Резника. В следующей пьесе «Последние» Р. уже дает реалистический показ мелкобуржуазной семьи в условиях реконструктивного периода. В 1933 шла с большим успехом в украинском и белорусском Госетах историческая пьеса Р. «Рекруты» - о еврейском местечке в эпоху Николая I (литературная и сценическая обработка нескольких пьес еврейского классика XIX в. Аксенфельда).

Стихи Р. последнего времени (1930-1934), изредка появляющиеся в журналах, новая книга стихов - «Ganz fri» (Рань, 1935) - свидетельствуют о все большем творческом приближении этого своеобразного поэта, долго блуждавшего по ложным путям, к действительности страны, строящей социализм.

Библиография:

I. Стихи: In bleiche ufgangen (Бледные всходы), Киев, 1921; Samet (Бархат), Киев, 1922; Heim (Родина), Харьков, 1929. Пьеса: Ufstand (Восстание), Киев, 1928.

II. Литваков М., In umru, т. II, М., 1925; Бронштейн Я., Atake, Минск, 1931.

РЕЗОНЕР

РЕЗОНЕР - персонаж пьесы (или романа), не принимающий активного участия в действии, являющийся только свидетелем, дающим моральные оценки всему происходящему. Персонаж Р. (в более широком смысле) встречается и в средневековом, и в возрожденческом, и в классическом театре; но особенное развитие Р. получает в ранней буржуазной литературе и драматургии, тяготеющей к дидактизму (см. «Дидактическая литература»); здесь Р. является выразителем позитивных, программных утверждений автора, служит рупором, через к-рый автор осуждает отрицательные персонажи и противопоставляет их порокам социальные и этические добродетели своего класса.

Поэтому, как правило, образ Р. бывает создан не на основании отражения типических черт реальной действительности, а в результате объективизации (персонификации) представлений автора об идеальном человеке его класса. Отсутствие такой положительной фигуры в реальной действительности приводит к снижению художественного качества образа, лишенного живых социально-бытовых черт и в изобилии взамен этого наделенного морализирующими сентенциями (герои романов Ричардсона, Руссо; драм Мура, Лило, Ля-Шоссе, Детуша, Дидро, Фонвизина и др.).

Постоянное фигурирование Р. в репертуаре раннего буржуазного театра выработало и соответствующее амплуа актера-резонера. Театральный Р. должен был отличаться благородством, степенностью, рассудительностью и хладнокровием.

С отходом буржуазии от дидактической комедии образ Р. почти исчезает. Остается он, сильно трансформировавшись и став пародией на почтенного Р. «серьезного жанра», лишь в музыкальной комедии, где Р., выступая как один из комических персонажей, превращается в пресытившегося жизнью сноба, цинически настроенного сибаритствующего старика, поучающего «золотую молодежь».

Элементы резонерства, по временам проявляющиеся в пьесах советского репертуара, указывают на неумение драматургов показать социальную действительность через события и поступки героев. Этот трудный путь нередко подменяется голым агитированием. Демонстрация поведения персонажей (в результате чего должно быть органически освоено содержание спектакля) подменяется декларацией идей, вложенных в уста персонажей, что превращает положительных героев при всей их внешней активности в фигуры сценически пассивные, резонерствующие.

РЕЙ

РЕЙ Николай (Mikołaj Rej, 1505-1569) - первый польский писатель, создавший крупные произведения на польском яз. До него в Польше писали почти исключительно по-латыни, на польском же яз. существовали лишь мелкие произведения, преимущественно церковного характера. Рей - представитель средней шляхты, одержавшей именно в XVI в. политическую победу над аристократией, завоевавшей неограниченную власть в стране и учредившей в Польше дворянскую республику. По характеру творчества Р. - сатирик, моралист и юморист. Острие его сатиры направлено прежде всего против католического духовенства. Р. был кальвинистом. Критиковал он также и шляхту, считая ее однако передовым сословием, имеющим исключительное право на управление польской республикой. Защищал дворянские привилегии. Ни образованием ни широтой взглядов Р. не отличался и, представляя собой типичный образец заурядного польского шляхтича того времени, выражал его взгляды и стремления. Писал он стихами и прозой. Главные его произведения: «Краткая беседа трех лиц - пана, сельского старосты и приходского священника», «Портрет», «Зерцало», «Жизнеописание достойного человека» и др. Язык его - это уже вполне сложившийся польский язык. Произведения его, требующие пояснений лишь в отдельных немногочисленных случаях, может читать каждый современный поляк.

Библиография:

I. Krótka rozprawa między trzema osobami: Panem, Wójtem i Plebanem, Kraków, 1543; Żywot Józefa rozdzielony w rozmowach person, 1545; Wizerunek własny żywota człowieka poczciwego, 1558; Zwierciadło albo kształt w którym każdy stan może się snadnie swym sprawam przypatrzeć, Kraków, 1567-1568.

II. Bełcikowski, M. Rej, в сб. «Pamiętnik naukowy», Warszawa, 1867; Zawadzki B., M. Rej z Nagłowic, Lwów, 1875.

РЕЙЕС

РЕЙЕС Альфонсо (Alfonso Reyes, 1888-) - мексиканский буржуазный писатель, сын генерала, юрист по образованию, дипломат по профессии. Р. сторонится актуальной социально и политически заостренной тематики, тяготеет к узко-лирической теме, к поэтизации прошлого. В одной из популярнейших своих книг «Vision de Anahuas» (1917) он пытался воскресить культурно-бытовой и психологический облик древних ацтеков по уцелевшим обломкам памятников их искусства и литературы. В своих сборниках стихов «Huelles» (1923), «Pausa» (1926), обнаруживающих влияние старых испанских поэтов, но также и большое самостоятельное мастерство, Р. не выходит за пределы личных тем. Наибольшую известность приобрел Р. как критик; большая эрудиция в области как античных лит-р, так и староиспанской и современных европейских лит-р ставят его на голову выше средней испано-америк. критики. Касаясь в своих статьях «Curstiones esseticas, Sionpatias u Diferencias» (5 книг) самых разнообразных эпох и явлений - от греческой трагедии и Вергилия, через Гёте и Маларме до современных испанских и испано-американских писателей, - Р. не создал какой-либо ясной мировоззренческой системы; присущие ему острота и своеобразие суждений нередко уводят его в сторону сомнительных аналогий и парадоксальных утверждений.

Библиография:

Salozar Adolfo, A. Reyes, Los dos cominos, «Revista de Occidente», VII, 1924; Henriques Urena P., Alfonso Reyes, «Repertorio americano», t. XV, 1927, № 22; Contreras F., L’esprit de l’Amerique espagnole, P., 1931.

РЕЙЗЕН А.

РЕЙЗЕН Абрам (1876-) - еврейский писатель. Р. в м. Койданово, Минской губ. Рано оставил местечко, жил некоторое время в Минске. Первоначально находился под влиянием первых деятелей социалистического движения среди еврейских рабочих. Печататься начал в начале 90-х гг. Ряд стихотворений и поэма «Возвращение на родину» (1899) выдвинули Р. в первые ряды еврейских поэтов того времени. Ранние стихи Р., отличавшиеся большой социальной насыщенностью, указывали на разрыв поэта с буржуазным «просвещенством» («Гаскала»), к-рое тогда еще тяготело почти над всей еврейской поэзией в России и преодолевалось лишь зачинателями еврейской пролетарской поэзии, зародившейся в 80-е гг. в Америке. В этот лагерь предшественников пролетарской поэзии казалось бы и должны были привести Рейзена его ранние социально заостренные стихи. В дальнейшем однако социальная природа творчества Рейзена вскрылась в ином виде, выявив иную социальную сущность. В то время как у основоположников еврейской пролетарской поэзии (Винчевский, Бовшовер, Эдельштадт) разрыв с «просвещенством» был попутным явлением перехода на позиции революционного пролетариата, у Р. отход от «просвещенства» не вел дальше мелкобуржуазного демократизма. Соответственно с этим у Р. уже с самых ранних пор намечалась народническая установка на сближение с фольклором, к-рую Р. пытался противопоставить пролетарской поэзии того времени. Тем не менее поэзия Р. первого периода (90-е гг.) имела неоспоримые заслуги: она закрепила реалистическое начало в еврейской поэзии того времени, отказавшись от этнографически-поверхностного воспроизведения так называемого «еврейского быта», привлекая пристальное внимание к жизненным явлениям крупной социальной значимости. Произведения Рейзена посвящены исключительно такого рода явлениям. Будучи мастером реалистической новеллы (особенно в форме лаконически сжатой миниатюры), Р. и тут, как и в стихах, изображал процесс пауперизации широких слоев мелкой буржуазии. Фабричная среда, - хотя фабрика и связана в представлении Р. с первыми воспоминаниями детства (рассказ «Фабрика»), - по существу ему чужда. Встречающиеся в некоторых его рассказах представители фабрично-заводского пролетариата нарисованы крайне бледно, точно понаслышке. Более близкая Рейзену среда, выразителем которой он и является, - это отсталая, обездоленная и деклассирующаяся мелкобуржуазная масса.

В годы предреволюционного подъема (1900-1903) в произведениях Р. пробивались слабые ростки нового идеологического содержания. Р. одно время начинал приближаться к стилю еврейских пролетарских поэтов в Америке; он создал несколько песен, к-рые распевались революционно настроенными рабочими. Но размах событий 1905 отпугнул Р. Он все более и более отдалялся от рядов революционного пролетариата. Испытывая страх перед социальной революцией, он писал: «Я не хочу боев, я не хочу борьбы». «Я не хочу насильно тащить сюда упрямое счастье», «я хочу лишь, чтоб люди стали умны, пусть каждый сам себя освободит от всех пут».

В годы реакции Р. с большой поспешностью отошел от тех революционных мотивов, к-рые одно время звучали в его произведениях. Грань между Р. и реакционно-националистическими идеологами еврейской мелкой буржуазии все более стиралась, и к 1910, когда Р. переселился в Америку, он являлся уже желанным гостем желтой, бульварно-меньшевистской прессы («Форвертс»), где и стал активно сотрудничать. В 1926, под влиянием развития коммунистического движения в среде еврейских рабочих в Америке, Р. примкнул к числу сотрудников коммунистической газеты «Freiheit», однако вскоре, во время событий в Палестине в 1930, снова покинул лагерь борцов за дело революционного пролетариата и вернулся к сотрудничеству в социал-демократической прессе, к-рое продолжает вплоть до настоящего времени.

Библиография:

I. Собр. сочин., в 4 тт., изд. «Прогресс», Варшава, 1914; Полное собр. сочин., в 10 тт., изд. «Idis», Нью Иорк, 1917; Lider un erzeilungen, Минск, 1926; Избранные произведения, в 3 тт., Под редакцией и с предисл. М. Кац, Центриздат, 1929; Geklibene lider, M., ЦИЗ, 1929.

II. Litwakow M., In Umru, t. II, M., 1926; Schukowsky S., «Prolit», 1928, VIII-IX; Oislender N., «Iudise Dichtung», 1905, № 6.

РЕЙЗЕН З.

РЕЙЗЕН Залман (Zalman Rejzen, ?-) - еврейский лексикограф и собиратель историко-литературных материалов. Автор известного «Лексикона», включающего обширный био-библиографический материал по истории еврейской литературы. Р. принадлежит также ряд работ по еврейской грамматике. Диллетант и эклектик по своим методологическим приемам, Р. в идейном отношении стоит на реакционно-националистических позициях. Он - один из активных деятелей Виленского еврейского научного института (IVO), являющегося центром фашизированной «идишистской» науки.

Библиография:

I. Lexikon fun der id. literatur, prese un filologie, 4 тт., изд. 2, Вильно, 1926-1929.

II. Sejnin G., A idisistiser kolboi, в сб. «Fasizirter idisizm un sain wisnsaftn», изд. Белор. акад. наук, Минск, 1930.

РЕЙМОНТ

РЕЙМОНТ Владислав (1868-1925) - самый яркий представитель натурализма в польской литературе. Отец Р. - крестьянин. В 17 лет Р. покинул родительский дом и начал вести бродячую жизнь. То он странствующий актер, то железнодорожный рабочий. Собирался даже поступить в монастырь, затем снова вернулся на железную дорогу. Дебютировал. Р. мелкими рассказами из деревенской жизни и наконец в 1896-1897 дал два крупных романа: «Комедиантка» (Komediantka, 1896) и «Ферменты» (Fermenty, 1897). Всего за четыре года Реймонт с неслыханной быстротой проделал громадный путь в своем развитии и выдвинулся в первые ряды польских писателей.

Р. вступил на литературное поприще в 90-х гг., когда Польша переживала полосу интенсивного капиталистического развития. Давным-давно был забыт старый традиционный патриотический романтизм, придававший специфическую окраску польской литературе. «Обогащайтесь» - это стало лозунгом дня, «мирно работайте, а не мечтайте» - об этом говорили уже и Прус и др. Р. подошел к польской действительности в атмосфере искусственной аполитичности, к-рую так старательно культивировали польская буржуазия и идеологи своеобразного «экономизма» польской буржуазии и польского дворянства, уже успевшего основательно обуржуазиться. В начале своей лит-ой деятельности Р., усвоивший эту аполитичность, поражал подчеркнутым объективизмом, интересом к элементарным инстинктам, к физиологии в ущерб психологии. В этом натурализме раннего Р. было много художественной правдивости и мужества. Благодаря своеобразию жизненного пути он подходил к жизни без тех предрассудков, к-рые прививаются буржуазной школой, средой, церковью. Огромный талант Р. не мог оставаться в рамках натурализма как лит-ой школы. Он стремился к большим полотнам, к большим обобщениям, предполагающим уже положительное мировоззрение. Здесь-то и начинается трагедия творчества Р. Он сумел понять всю гнусность буржуазной эксплоатации, но не увидел нового класса - польского пролетариата. Выхода Р. ищет не в борьбе этого класса за свое освобождение, а в буржуазной филантропии. Его могучий талант отражает жизнь во всей ее наготе. Такие его произведения, как рассказ «Смерть», с потрясающей правдивостью передают ужасы жизни мелкого крестьянина-собственника, но идея собственности для него священна. Р. не может и не хочет вскрыть социальные причины, создающие ужасные последствия, им же показанные, не хочет и не может указать выхода. В этом проявляется трусость класса, из которого он вышел. В 1899 Реймонт от деревенских рассказов из жизни мелкого люда, актеров и чиновников, перешел к изображению крупного промышленного центра и в «Земле обетованной» (Ziemia obiecana) дал картину из жизни лодзинских капиталистов и рабочих. Можно сказать, что «Земля обетованная» должна была стать началом нового этапа в его творчестве: перед Р. открывались два пути - путь к новой среде, новому классу или эволюция в сторону буржуазии, шляхты, помещиков. В «Земле обетованной» Р. недвусмысленно разрешил эту дилемму. Несмотря на то, что Р. мастерски обрисовал всю мерзость лодзинской капиталистической среды, дал картины нищеты, беспросветности пролетарской жизни, насыщенные полнокровной конкретностью, он все же уходит от пролетариата и связывает бесповоротно свой дальнейший творческий путь с имущими классами.

Р. не интересуется главным героем романа (у Р. он конечно не главный герой) - пролетариатом. Р. как будто чует опасность, он знает, что пролетариат не в пример крестьянству действует по-иному, но именно это иное недоступно Р. Поэтому Р. кончил свой роман тем, что польский фабрикант-хищник прозревает. Он, страдая, осознает нравственную низость своей жизни, бессмысленность погони за наживой; по Р., польский фабрикант, именно потому, что он польский, а не немец или еврей, первый осуждает свою капиталистическую жизнь. Он - на пути перерождения. Вместе с ним находится на этом же пути и сам Р. Неустрашимый художник начинает уступать место моралисту. Дальнейший путь намечен. Пролетариат после «Земли обетованной» раз навсегда исчезает из поля зрения Р. Он возвращается к своим любимым крестьянам, создает роман «Мужики» (Chłopi, 1904-1909). «Мужики» Р. - это эпический шедевр, вершина его творчества. В «Мужиках» читатель найдет все слои деревни - и бедноту, и жалкого батрака, и середняка, единый фронт всей деревни против помещика, единый фронт против ксендза, к-рому верующие католики-крестьяне, когда дело идет о земле, решительно и мрачно бросают в глаза обвинение в продажности, корыстной службе помещику. Тут исчезают религиозность, холопская покорность темного крестьянина, и перед нами бунтующий разъяренный крестьянин в его стихийной силе. Язык Реймонта достигает в «Мужиках» сочности, гибкости. Никто в польской литературе не сумел так, как Р. в «Мужиках», сочетать неразрывно природу с жизнью человека. Природа у Р. - это не сентиментально-романтический пейзаж Жеромского, это - суровая, неумолимая, но одновременно любимая, действенная, необходимая человеку спутница, неразрывно с ним связанная на каждом шагу его жизни. Но в «Мужиках» заметен уже идеологический поворот Р., начавшийся еще в эпоху «Земли обетованной». Основой, на к-рой держится деревня, он при всем своем объективизме считает кулака. После «Мужиков» Р. пишет о героическом прошлом Польши конца XVIII в., эпохи Костюшковского восстания, революции, вооруженной борьбы против царской России. Он дал нам трилогию исторических романов: «Последний сейм Речи Посполитой» (Ostatni Sejm Rzeczypospolitej, 1913), «Никогда не отчаиваться» (Nil desperandum, 1916), «Восстание» (Insurrekcia, 1918). Заранее можно было предвидеть, что исторический роман не по силам Р. Мешал ему его идеологический хомут, его патриотизм. Прямо бездарен Р., когда пытается дать сложный переплет личной жизни с кипучей революционной общественной деятельностью. Он остается большим мастером лишь там, где изображает борьбу, действие, толпу на улицах Варшавы, где характеризует подлую магнатскую верхушку.

Характерно для Р., что, давая ряд блестящих массовых сцен на улицах революционной Варшавы (1794), он старательно избегает драматических сцен революционного террора. Здесь буржуазный патриотизм помешал великому реалисту коснуться именно этих моментов, как нельзя больше подходящих для его могучей кисти. Р. - шляхетский буржуазный патриот - победил Р. - великого художника. На этом историческом романе кончается, собственно говоря, творчество Р., хотя он прожил еще десяток лет. Немногое, написанное им за это время, совершенно не в счет.

Лебединой песнью Р. как великого художника остаются «Мужики». Этот роман и ряд мелких рассказов - вклад Р. в польскую и в мировую литературу. Пусть буржуазия видит развитие Р. по восходящей линии в меру его обуржуазивания и роста его патриотизма: для нас неопровержимо и ясно, что, окарнав Реймонта идеологически, буржуазия постепенно окарнала и ослабила его могучий талант.

Библиография:

I. На русский яз. перев.: На грани, Рассказы, СПБ, 1908; Полное собр. сочин., изд. «Современные проблемы», М., 1910-1912 (тт. I-III. Мужики; т. IV. Мечтатель; т. V-VI. Земля обетованная; т. VII. Смерть города, Рассказы); Полное собр. сочин., изд. Саблина, Москва, 1911-1912 (т. I. Комедиантка; тт. II-III. Брожение; тт. IV-VI. Рассказы; тт. VII-IX. Земля обетованная; тт. X-XII. Мужики); Вампир, Роман, Москва, 1912. За годы революции изданы: Комедиантка, Роман, перев. Н. Васина, М., 1918; Мечтатель, Роман, перев. Е. Загорской, Москва, 1918, и Москва - Петроград, 1923; Земля обетованная, Роман, 2 тт., М., 1925; Последний сейм Речи Посполитой, Роман, перев. Е. Троповского, «ЗиФ», Москва - Ленинград, 1929, и др.

II. Debicki Z., Reymont, Warszawa, 1925; Lorentowicz J., Reymont, Varsovie, 1925; Schoell F., Les paysans de Reymont, P., 1925; Kociemski L., Reymont, Roma, 1926; Bukowski K., Reymont. Proba charakterystiki, Lwow, 1927; Falkowski Z., Reymont, 2 wyd., Warszawa, 1929; Залевский К. (псевдоним Трусевича), К характеристике новейшей польской литературы, «Современный мир», 1912, IV; Фриче В. М., В. Реймонт, «Новый журнал для всех», 1911, XXXII; Домбаль Т., Реймонт и польское крестьянство. (По поводу кончины автора «Мужиков» Вл. Ст. Реймонта), «Известия», 18 дек. 1925.

РЕЙНВАЛЬД

РЕЙНВАЛЬД Адо (1847-1922) - эстонский писатель, один из наиболее выдающихся поэтов эпохи так наз. национального пробуждения (70-80-е гг. XIX века). Крестьянин-самоучка, Р. стал деятельным политическим и культурным работником, боролся в рядах молодой национальной буржуазии против вековых угнетателей эстонцев - немецких баронов. В конце 70-х и начале 80-х гг. Р. принимал активнейшее участие в газ. «Сакала», являвшейся по существу центром националистического актива. В своих стихах, политических памфлетах и сатирах он подвергал беспощадному разоблачению как баронов-угнетателей и их сподвижников - пасторов, так и примиренцев, к-рые вели соглашательскую политику. В богатой подпольной литературе того времени значительная часть стихов принадлежит перу Р. Вся эта поэзия хотя и пропитана национальным романтизмом, все же не чужда и крепкого крестьянского реализма. Р. первым из политических деятелей и писателей Эстонии открыто объявил себя атеистом. Буржуазная критика Эстонии ценит Р. как романтика-националиста и совершенно замалчивает его громадное значение как поэта политической борьбы и поэта-атеиста. Стихотворения Р. печатались в ряде сборников, а в 1904 вышел сборник его избранных стихотворений «Ado Reinvaldi laulud».

Библиография:

Собрание песен, Юрьев, 1904.

РЕЙНЕКЕ-ЛИС

РЕЙНЕКЕ-ЛИС - см. Ренар-Лис.

РЕЙНМАР ФОН ГАГЕНАУ

РЕЙНМАР фон ГАГЕНАУ, или Рейнмар Старый (Reinmar; конец XII - начало XIII вв.) - немецкий миннезингер, предшественник Вальтера фон дер Фогельвейде (см.), оказавший на него сильное влияние. Биографические данные неточны: одни исследователи (E. Schmidt) связывают Р. с родомэльзасских von Hagenouwe, другие (Burdach) - с имперскими министериалами von Hagenau, третьи (Wackernagel) ищут его родину не в эльзасском, а в австрийском Hagenau. Бесспорно только то, что он жил при дворе Леопольда I в Вене и принимал участие в третьем крестовом походе. В своем творчестве Р. выступает как один из наиболее ярких представителей куртуазной поэзии в Германии, развертывая обязательную куртуазную тематику служения даме и учения о maзe (разумно-ясной соразмерности переживаний, слов и действий) в высокохудожественных формах, изысканность которых уже далека от эпических и песенных форм раннего миннезанга.

Библиография:

I. Тексты приведены в Des Minnesangs Fruhling, 3 Ausg., neu bearb. v. F. Vogt, Leipzig, 1920.

II. Burdach K., Reinmar der Alte und Walther von der Vogelweide, 2 Aufl., Halle, 1928. см. также Миннезанг.

РЕЙСНЕР

РЕЙСНЕР Ларисса Михайловна (1895-1926) - советская писательница, журналистка. Член ВКП(б) с 1918. Р. в Польше. Отец Р. - профессор государственного права, до 1905 - политический эмигрант. Высшее образование Р. получила в петербургском Психоневрологическом институте. Начало ее лит-ой деятельности - 1912-1913. Первым произведением Рейснер была пьеса «Атлантида» (альманах «Шиповник», 1913) - незрелая вещь с мифологическим сюжетом о юноше, обреченном на смерть и смертью своей спасающем человечество от гибели, - написанная в абстрактно-символических тонах под некоторым влиянием Л. Андреева. В 1915-1916 вместе с отцом Р., объединив вокруг себя группу молодых поэтов - В. Рождественский, В. Злобин, Л. Никулин и др., - издавала журнал «Рудин» (вышло 8 номеров), задачей которого было - «клеймить бичом сатиры, карикатуры и памфлета все безобразие русской жизни». Пораженческий характер, оппозиционная антиправительственная направленность журнала уживались с утонченно-эстетскими стихами, близкими символизму (см.) и отчасти акмеизму (см.). Рейснер выступала под псевдонимами Л. Храповицкий, И. Смирнов и др. Перед нами автор то изысканного сонета, то революционного гимна, то сатирической заметки о профессорской схоластике, шаржа на проф. Туган-Барановского, пытающегося превратить «революционное учение марксизма» в «пасхального масляного барашка», то наконец автор критических статей (о Блоке, Северянине, Маяковском и т. д.). В 1916-1917 Рейснер - сотрудник интернационалистского журнала «Летопись» (см.) и газеты М. Горького «Новая жизнь».

Р. - представительница той группы интеллигенции, которая с первых дней Октября без колебаний и до конца связала свою судьбу с судьбой рабочего класса. Героическая жизнь молодой писательницы запечатлена в ряде ее очерков, фельетонов, газетных заметок, путевых дневников. Биография писательницы сливается с биографией бойца-большевика.

Р., комиссар Морского генерального штаба, в 1918-1919 - на Чехо-словацком фронте. Памятником этой эпохи является книга очерков «Фронт». Героизм самого автора, выступающего в роли разведчицы, пробирающейся в тыл к белым, скрадывается, затушевывается описанием героев Волжской флотилии, знаменитой обороны Свияжска и других эпизодов революционной войны.

В 1920 Р. - в составе советской дипломатической миссии в Афганистане. Разоблачение колониальной политики английского империализма, изображение пробуждающейся стихийной классовой ненависти угнетенных афганских масс - таково содержание очерков Р., написанных в Афганистане (изданы в 1925). За пестротой красок, восточной экзотикой писательница-коммунистка видит темный и страшный быт «мертвого Востока», где на фабрике («Машин-хане») «бьют палками по голым плечам,... где хозяин фабрики - вотчинный помещик, главнокомандующий, шеф полиции и абсолютный монарх в одном лице».

В 1923 Р. - в Германии. Героическая борьба гамбургских рабочих отражена в одном из наиболее удачных и популярных произведений Р. - «Гамбург на баррикадах» (1924). Описание самого восстания перемежается с портретами революционных борцов. В плане контраста задуманы публицистически заостренные очерки-фельетоны «В стране Гинденбурга», где изображению крупнейших предприятий германской капиталистической индустрии, ее промышленных королей противопоставлено описание «концентрационного лагеря нищеты» - армии безработных.

Жадный интерес к жизни, к новым людям строящегося социалистического общества заставляют Р. по возвращении из Германии поехать в угольные и горные районы Урала и Донбасса. Плод этой поездки - книга «Уголь, железо и живые люди» (1925). Не скрывая всех трудностей строительства, Рейснер показывает те «гигантские шаги, которыми идет вперед новая бытовая культура».

Последнее крупное произведение Р. - исторические этюды-портреты, посвященные декабристам («Портреты декабристов», 1925). Мастерски воссоздаются Рейснер классово-отточенные, социально-диференцированные образы участников декабрьского восстания: Штейнгеля - этого «мятежника не по чувству, а по голому разуму», непримиримого бунтаря Каховского, представителя «мелкодворянской, канцелярской, захудалой Руси», аристократического вождя, неудачного диктатора - князя Трубецкого.

Произведения Р. - вдумчивого, острого наблюдателя, участника описываемых событий и фактов - не сухие хроникерские заметки, а темпераментные, взволнованные, проникнутые лирическим пафосом документальные записи виденного. В своей творческой практике Р. пользовалась разнообразными, но очень близкими, почти смежными литературно-журнальными жанрами - фельетон, очерк, мемуар, портрет и т. д. Метафоричность, обилие и разнообразие развернутых сравнений - одна из характерных черт стиля писательницы. Влияние русских и западных символистов, налет эстетизма особенно сильно сказываются на первых послереволюционных произведениях Р. Реминесценции из области античного мира, мифологии - «зелено-пурпурные Эосы», «черные Стиксы», мистические образы «черного ворона», вычурные эстетские метафоры (напр. «жизнь борется за правду, за белых лебедей своего воскресенья» и т. д.) - дисгармонировали с материалом и характером очерков. От этих пережитков интеллигентско-утонченной культуры постепенно освобождалась Р. Изысканность и вычурность письма заменяются в дальнейшем чеканными, реалистически-конкретными языковыми образами. Стремясь к наибольшей выразительности, конкретности своих очерков, Р. умело подбирает сравнения и метафоры, связанные с той обстановкой, бытом, средой, к-рые она описывает. Так напр. приморский город Гамбург сравнивается с «крупной, мокрой, еще трепещущей рыбой, только что вынутой из воды», а язык Гамбурга, пропитанный морем, «солон, как треска,... скользок, богат и легок, как чешуя глубоководной редкой рыбины»; в стране Гинденбурга даже «дымы ползут», как «цифры ежегодных Крупповских дивидендов», и т. д.

Публицистическая заостренность, сочетающаяся с лирической взволнованностью, с пафосом революционного бойца, характеризует творчество Р. Оптимистическое утверждение жизни, радость и боевой задор строителя социалистич. общества пронизывают все произведения Р., первой советской очеркистки.

Наиболее зрелыми, художественно крепкими являются такие произведения Р., как «Гамбург на баррикадах», «В стране Гинденбурга» и «Портреты декабристов».

Преждевременная смерть прервала жизнь яркого художника, борца-большевика в самом разгаре ее творческой деятельности.

Библиография:

I. Собр. сочин., со вступ. ст. К. Радека, тт. I-II, Гиз, М.-Л., 1928 (т. I. Фронт - 1918-1919, Афганистан; т. II. Гамбург на баррикадах, В стране Гинденбурга, Уголь, железо и живые люди, Декабристы).

II. Ильинский И., Памяти Лариссы Рейснер, «Печать и революция», 1926, III; Кольцов М., Милый спутник, «30 дней», 1926, III; Смирнов Н., Памяти Лариссы Рейснер, «Новый мир», 1926, III; Сосновский Л., Памяти собрата, «Жизнь искусства», 1926, VII; Инбер Вера, Ларисса Рейснер, «Красная новь», 1927, II; Оксенов И., Ларисса Рейснер, Критический очерк, Л., 1927; Смирнов Н., Неотразимый образ, Заметки о Лариссе Рейснер, «Новый мир», 1929, П.; Боронина Е., Ларисса Рейснер, «Залп», 1931, № 2; Никулин Л., Записки спутника, Ленинград, 1932; Радек К., Портреты и памфлеты, т. I, Москва, 1933 (ст. о Лариссе Рейснер - перепеч. вступ. статья из собр. сочин.).

III. Витман А., Покровская Н., Этингер H., Восемь лет русской художественной литературы, Гиз, М.-Л., 1926; Владиславлев И., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, Москва - Ленинград, 1928.

РЕЙССИГ

РЕЙССИГ Луис (Luis Reissig, 1897-) - современный аргентинский писатель либерального направления. Один из организаторов «Свободного университета» в Буэнос-Айресе (Colegio libre de estudios superiores).

Главное произведение Р. - роман-памфлет «La campana del general Bulele» (Поход генерала Булеле, 1928), содержащий резкую политическую сатиру, направленную против колониальной политики Испании в Марокко. Подвергая жесточайшей критике деятелей марокканской авантюры, роман разоблачает современное милитаристическое государство, живущее за счет колониальной экспансии, основывающее благополучие паразитической верхушки на порабощении и гибели огромных масс колониального населения.

Обладающий незаурядной эрудицией, Р. последние годы работает больше в области критики, обнаруживая эклектико-идеалистические тенденции. Помимо ряда журнальных статей Р. опубликовал курс читанных им в «Свободном университете» лекций об Анатоле Франсе («Anatole France», 1933), посвященных выяснению характера иронии и скептицизма Франса как «последнего великого представителя греко-латинской культуры».

Библиография:

I. На русск. яз. перев.: Поход генерала Булеле, «Литература мировой революции», Москва, 1929.

II. Siusti R. F., La campana del general Bulele, «Nosotros», 1929, № 2; J. D. C., ibid., «Amauta», Lima, 1929, № 8.

РЕЙТЕР

РЕЙТЕР Фриц (Fritz Reuter, 1810-1874) - немецкий писатель. Писал на нижненемецком диалекте. Р. в семье бургомистра. Учился на юридическом факультете в Ростоке. В 1831 перешел в Иенский университет.

Во время преследований немецкой прогрессивной молодежи был арестован (1833), обвинен в государственной измене, приговорен к смертной казни, замененной заключением в крепости. В 1840 при всеобщей амнистии был освобожден. С 1840 по 1850 занимался сельским хозяйством, причем близко узнал крестьянский быт, описанный им позднее в его произведениях. В 1850 стал сельским учителем. В 1852 начал свою литературную деятельность юмористическими миниатюрами, шуточными историями и стихотворениями. Крупнейшие произведения Р. написаны в 1856-1863. Это - «Kein Husung» (1858), «Ut de Franzosentid» (1860), «Hanni Nute» (1860), «Ut mine Festungstid» (1862) и начало «Ut mine Stromtid» (1862); в 1861 появляется сборник маленьких новелл «Shurr-Murr».

Р. является представителем своеобразного областнического течения в немецкой литературе (Heimatskunst), одной из разновидностей немецкого реализма. Литература на диалектах отнюдь не выражает стремления отдельных областей Германии к обособлению, как может казаться с первого взгляда. Наоборот, областничество проникнуто стремлением к объединению Германии и удовлетворяет потребности в изучении объединяющейся страны во всем многообразии ее особенностей. Поскольку же оно развивается сверху, а не снизу в период реакции, когда буржуазия примирилась из страха перед пролетариатом с юнкерством, постольку эта областная литература еще усугубляет характерные черты немецкой буржуазной литературы той эпохи: ограниченность ее проблематики, чуждой постановке больших социально-политических вопросов.

Среди «областников» Р. выгодно выделяется тем, что в известной мере хранит еще прогрессивные тенденции своей юности. Юмор Р. подчас переходит в сатиру, когда он изображает дворянство, его высокомерие и ханжество. Но ограниченность немецкого реализма той эпохи не могла не сказаться и на нем. Его сатира не поднимается до обобщений. Его дворяне - прежде всего мекленбургские дворяне; круг его изображений чрезвычайно тесен: это жизнь данного провинциального города, а не немецкая жизнь, познанная на материале той или иной местности в ее типических особенностях.

Чем больше развертывается творчество Р., тем больше элементы сатиры его первых «шуточных историй» уступают место все примиряющему юмору. Иногда лишь прорываются нотки протеста против наглости торжествующей реакции.

Значение Р. как художника характеризуется тем, что он создал буржуазный роман на нижненемецком наречии.

Библиография:

I. Samtliche Werke, 13 Bde, Wismar, 1863-1868; Dazu, Bde 14 u. 15, «Nachgelassene Schriften», hrsg. v. A. Wilbrandt, 1874-1875.

II. Mehring F., Fritz Reuter, в его кн. «Zur Literaturgeschichte v. Hebbel bis Gorki», Berlin, 1930; Ebert H., Fritz Reuter, Gustrow, 1874; Gaedertz K., Fritz Reuter-Studien, Wismar, 1890; Raatz G., Wahrheit und Dichtung in Fritz Reuters Werken, Wismar, 1895; Romer A., Fritz Reuter in seinem Leben und Schaffen, Berlin, 1896; Seelmann W., Reuterforschungen, Nord., 1910; Muller C. F., Reuter-Lexikon, Lpz., 1922; Reuter-Bibliographie, im «Jahrbuch des Vereins fur niederdeutsch. Sprachforschung», Nord., 1896 u. 1902.

РЕЛЬКОВИЧ

РЕЛЬКОВИЧ Матия Антун (Relkovic, 1732-1798) - хорватский («славонский») писатель. Сын австрийского офицера и сам офицер, попавший в плен к пруссакам во время Семилетней войны. В плену приобрел некоторое знакомство с жизнью европейского мещанства и с немецкой и французской литературой. Вернувшись на родину, Р. стал в качестве дидактического поэта проповедником мелкомещанских «добродетелей»: скромности, бережливости, супружеской верности и т. п. Главное его сочинение - дидактическая поэма «Сатир» (1761), бичующая разные «злые», «турецкие» обычаи у славонцев, как-то: танцы, роскошные свадебные, а также религиозные празднества и т. п. «Сатир» имел успех среди славонского городского мещанства и крестьянства, вступивших после освобождения от турок на путь буржуазного развития. Успеху «Сатира» способствовали живописный язык и близкие и понятные широким массам художественные приемы его автора. Р. написал также первую славонскую грамматику («Нова славонска нимачка граматика», 1767) и переводил с французского языка басни. Однако все остальное им написанное, кроме «Сатира», за к-рого ему пришлось выдержать борьбу, в частности с духовенством, имеет лишь историч. ценность.

Библиография:

Martinovič Ivan, Relkovič i njegovi potomci, «Narodne Novine», Zagreb, 1909, №№ 105 i 107; Фанцев Ф., Славонска кСљиС«евност у XVIII веку, «Р€угославенска РЉива», 1922.

РЕМАРК

РЕМАРК Эрих Мария (Erich Maria Remarque, 1898-) - современный немецкий писатель. Мировую известность получил в 1929, когда вышел его первый роман «Im Westen nichts neues» (На западном фронте без перемен), переведенный на большинство европейских языков. В период усиленной подготовки империалистических держав к войне книга Ремарка, с натуралистической откровенностью и большой эмоциональной силой раскрывающая страшные «будни» войны, воспринималась пацифистской интеллигенцией всего мира как акт подлинной борьбы с военной опасностью. Война интерпретируется как огромное человеческое страдание, как сложное психологическое явление. Р. очень тонко прослеживает процесс «вживания» своих героев в войну, внешне как будто теряющую традиционный пышный патриотический облик. Но противоречия мелкобуржуазного пацифизма превращают этот же образ войны, «освобожденный» от социального содержания, от ее империалистической специфики, в особую утонченную ее героизацию. Будни становятся повседневным героизмом, фронтовое товарищество - цементом, крепко связывающим фронт воедино, ужасы войны - только морально обогащающим переживанием.

Бесплодность мелкобуржуазного пацифизма, его политическая сущность - отвлечение масс от революционных путей борьбы с военной опасностью - с особой четкостью раскрываются в романе «Weg zuruck» (Обратный путь, 1931), являющемся продолжением первой книги. Разбитое, не приспособленное к мирной жизни поколение гибнет в тылу. Германская революция туго воспринимается на фронте. Фронт устал, он не может участвовать в новой борьбе. Война не порождает революции, по Р. Военное поколение, растерянное, потерявшее жизненную устойчивость, хочет созидать. Психическое оздоровление после войны дано как внутреннее возрождение после тяжкой болезни: весна, распускающиеся почки, поющие птицы, иными словами, образ вечно воспроизводящей природы - вот путь разрешения ремарковского противоречия фронт - тыл. Так страх перед революцией ведет пацифиста к своеобразной военной героике, а затем к утверждению мирного возрождения человечества. Правда, и в этом разрешении не скрыто трагическое банкротство поколения пассивных «противников» войны. Объективная функция этого творчества, демобилизующего массы в их революционной борьбе с войной, очевидна. Сущность ремарковского образа войны, так называемого «ремаркизма», - это утонченная идеализация войны, заменившая шовинистическую патетику, ее психологизирование, закрывающее путь к политическим, революционным выводам. Немецкие фашисты, признающие только шумное бряцание оружием, испугавшись размагниченности и кризисности писателя, выпустили еще до фашистского переворота (в 1929) анонимную пародию на Р. - «Рекварк. Под Троей без перемен» (Requark E. M., Vor Troya Nichts neues) - и, прийдя к власти, сожгли его книги вместе со всей «антинациональной» литературой.

Библиография:

I. На Западе без перемен, авториз. перевод С. Мятежного и П. Черевина, Под редакцией А. Эфроса, изд. «Федерация», М., 1929; То же, под назв. «На западном фронте без перемен», Под редакцией Дм. Уманского, «ЗиФ», М., 1929; Возвращение, Роман, перев. И. Горкиной, предисл. К. Радека, «Знамя», 1934, № 7.

II. Рецензионная литература о Р. громадна, значительных же работ о нем и о его творчестве вышло сравнительно немного, большинство же вышедших может быть отнесено к области патриотической и полемической литературы. Отзывы о романе «На Западе без перемен»: Рубинер Ф., «Вестник иностранной литературы», 1929, IV; Орлов В., «Звезда», 1929, X; Баранчиков П., «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», 1929, № 220, 24 сент.; Песис Б., «Книга и революция», 1929, XXII; Бехер И., «Комсомольская правда», 1929, № 174, 1 авг.; Фрид Я., «Новый мир», 1929, X; «Октябрь», 1929, XI; П-ая Н., «Правда», 1929, 26 ноября; Киреев Б., «Печать и революция», 1929, X; Липпай З., «На литературном посту», 1929, XVI. Отзывы о романе «Возвращение»: Мотылева Т., «На литературном посту», 1931, № 35-36; Биха Отто, «Литература мировой революции», 1931, X; Эйшискина Н., «Книга и пролетарская революция», 1932, 1; Рыкова Н., «Литературный Ленинград», 1934, № 53; «Знамя», 1934, № 12, и др.

РЕМАРКА

РЕМАРКА (французское remarque - «замечание», «примечание») - драматургический термин. Главное содержание Р. - указание места и времени действия, а также сценических поступков и психологического состояния персонажей. Как общее правило, Р. выполняет чисто служебную функцию, но иногда она может превращаться в самостоятельную художественно-повествовательную часть драматургического произведения. Р. в истории драматургии не имела одного и того же значения и не была однородной. В античной драме Р. служила для обозначения передвижений актеров и указывала входы и выходы. В средневековом театре встречающиеся иногда в тексте литургической драмы Р. указывали на театрализацию церковной мессы. Театр Возрождения, воспитанный на Сенеке, писавшем, как известно, свои трагедии для чтения, а не для постановок, культивировал Р. в очень слабой степени. Таковы декламационно-риторические трагедии итальянцев Триссино, Ручеллаи, Джиральди и французов Жоделя, Гарнье, Скюдери и др., близкие к повествовательному жанру. Очень незначительно количество Р., отличавшихся явно технически-служебной ролью в драматургии испанского и английского театров XVI и XVII вв., где сами драматурги были часто актерами или постановщиками (Лопе де Вега, Кальдерон, Гейвуд, Шекспир, Бэн Джонсон и др.). Мало заботились о Р. и французские классики XVII века, декламационные трагедии которых свободно обходились без детальных указаний на переживания и действия персонажей.

Р. драматург обозначает действия, к-рые персонажи должны совершить по ходу спектакля («Болингброк (обнажая меч). Негодяй, Сейчас на веки будешь ты безвреден» - Шекспир, Ричард III), а иногда дает полный сценарий поведения. Изредка в дореалистическом театре встречаются Р., поясняющие психологическое состояние, в к-ром говорится фраза (волнуясь, спокойно и т. д.), значительно чаще указывается тон разговора (громко, шопотом и т. д.).

В несколько ином положении оказывается Р. в жанрах чисто буржуазного театра - в «слезливой комедии» или «мещанской трагедии». Сохраняя все свойства Р. старинного театра, Р. новой буржуазной драматургии очень сильно начинает развиваться в сторону детальной характеристики места действия и гл. обр. в сторону вскрытия психологических мотивировок поведения персонажей.

Видя в актере проводника своих идей, просветители-драматурги XVIII в. стремились целиком подчинить его себе. «Великий актер, - заявлял Дидро в «Парадоксе об актере», - такой же чудесный паяц - только веревочка в руках поэта, и поэт каждой своей строкой указывает ту форму, которую он должен принять». Чтобы научить актеров новым сценическим принципам, Дидро в своих драмах давал огромные Р.-инструкции, указывавшие место и положение каждого действующего лица: «В глубине зала виден отец семейства, который прогуливается медленными шагами. У него опущена голова, скрещены руки и глубоко задумчивый вид. Около камина, который расположен у одной из сторон зала, полковник и его племянница играют в трик-трак. За полковником, немного ближе к огню - Жермен, небрежно расположившийся в кресле, с книжкой в руке. Он прерывает время от времени чтение, чтобы нежно посмотреть на Сесиль, в моменты, когда она занята игрой и не может его заметить. Полковник подозревает то, что происходит за ним. Это подозрение вызывает в нем беспокойство, которое заметно по его движениям» (Дидро, «Le pere de famille»).

В знаменитом письме к г-же Риккобони Дидро отстаивал право актера повернуться спиной к зрителю, обыграть паузу, заполнить ее пантомимой и т. д.; все эти нововведения нужно было отстаивать, за них необходимо было бороться, и скромная Р. в значительной мере выполняла эту воинственную роль сценического реформатора.

В реалистическом театре ремарка превращается часто из краткого указания на состояние и возраст персонажей в характеристику действующих лиц (как в «Ревизоре» Гоголя) или в детальное описание места событий. Нередко Р. вскрывает действия, не выраженные в прямой речи, но характеризующие состояние персонажа (Костылев. Это я... я... А вы тут... одни! А-а! Вы разговаривали? (Вдруг топает ногами и громко визжит). Васка, поганая! Нищая... шкура! (Пугается своего крика, встреченного молчанием и неподвижностью). Прости, господи... опять ты меня, Василиса, во грех ввела... Я тебя ищу везде. (Взвизгивая). Спать пора! Масла в лампады забыла налить... У ты! Нищая...). Так Горький («На дне») указывает переживания, которые актер должен довести до зрителя средствами мимики и жеста. Подобная развернутая, психологическая ремарка безусловно способствует вскрытию подтекста роли и сохраняет таким образом свою значимость для театра.

Излишнее увлечение Р. драматургов, рассчитывающих создать произведение не только для сцены, но и для чтения (иногда даже в первую очередь для чтения - Lesedrama), приводит к гипертрофии Р., к-рая, теряя свою непосредственно утилитарную роль, превращается в особую повествовательную часть драматургического произведения. «Бьет полночь, и при последнем ударе слышен какой-то шум, как будто кто-то поспешно встал с места» (Метерлинк). «У подножья врат, тяжело опершись на длинный меч, в полной неподвижности стоит некто, ограждающий входы. Облаченный в широкие одежды, в неподвижности складок и изломов своих подобные камню, он скрывает лицо свое под темным покрывалом и сам являет собой величайшую тайну. Он словно щит огромный, сбирающий все стрелы - все взоры, все мольбы, все чаяния, укоры и хулы. Носитель двух начал, он облекает речь свою в безмолвие, подобно безмолвию самих железных ворот...» и т. д. (Андреев, Анатэма).

В советской драматургии беллетризированной Р. сильно увлекается В. Вишневский. «Музыкальное вступление. Рев, подавляющий мощью и скорбью. Стремительные взрывы могучего восторга, теснящего дыхание и обжигающего. Шум человеческих деяний, тоскливый вопль зачем , неистовые искания ответов и нахождений» и т. д. (В. Вишневский, Оптимистическая трагедия).

Подобные повествовательные Р., выражающие то, что не может быть передано сценическими средствами, естественно ничем своего присутствия в спектакле не обнаруживают и остаются лишь неким инородным, чуждым драматургическому произведению, беллетристическим привеском.

Беллетристическую обработку Р. для пьесы, предназначенной только для постановки, навряд ли можно считать целесообразной. Авторские беллетризированные Р. редко оказываются полезными для постановщика и обычно он их просто игнорирует. Пьесы же, предназначенные только для чтения, от беллетристических Р. конечно могут и выигрывать. См. Драма

РЕМБО

Статья большая, находится на отдельной странице.

РЕМИ

РЕМИ Тристан (Tristan Remy, 1897-) - французский писатель. Член французской компартии. Мелкий железнодорожный служащий из крестьянской семьи, Р. отражает настроения революционизирующейся мелкой буржуазии. В изображении быта Р. с трудом освобождается от влияний натурализма («Porte Clignancourt», 1928), соединяющегося с мелкобуржуазным романтизмом. В центре внимания писателя - искатели приключений, бродяги, протестующие индивидуалисты. В интригу Реми вносит некоторый элемент таинственности. Атмосфера его романов сгущена предчувствием катастроф, характерным для представляемой автором социальной группы.

В одном из последних произведений («A l’ancien Tonnelier», 1931) наряду с ведущими полуголодное существование тружениками предместья Р. пытается изобразить героев, активно восстающих против капиталистического строя. Но эти герои еще не являются представителями организованного рабочего класса, скорее - это люмпенпролетарии. Несмотря на отдельные яркие картины эксплоатации трудящихся в буржуазном обществе, Р. не дает ясного представления о путях классовой борьбы. Язык романов Реми локален и зачастую перегружен жаргоном парижских предместий. В 1932 вышел сборник стихов-поэм Р. «Proletariats», который свидетельствует о приближении автора к позициям пролетариата.

Библиография:

Кроме указ. в тексте: Tildy, «Ouvres libres», 1932, № 130; Sainte-Marie-des Flots, Paris, 1932.

РЕМИЗОВ

РЕМИЗОВ Алексей Михайлович (1877-) - беллетрист. Р. в богатой старокупеческой семье. Получил религиозное воспитание - жил в монастырях, паломничал. Рано начал жить самостоятельно. Окончил Московский ун-т по естественному отделению. Побывал в тюрьме и ссылке, много странствовал по глухим углам России. Печататься начал с 1902, преимущественно в журналах символистского направления. Первая книга вышла в 1907. С 1921 - белоэмигрант.

Как писатель Ремизов сложился в период реакции после революции 1905. Разложение патриархальной торговой буржуазии в условиях перерастания промышленного капитализма в монополистический капитализм, диференциация старого купечества на промышленно-финансовую крупную буржуазию, с одной стороны, и на мелкую буржуазию - с другой, определили собой содержание и направление творчества Ремизова.

Религиозно-этическая проблематика - основная для Р. Исходным является образ мира как царства дьявола, бессмысленного рока. В «Крестовых сестрах», в «Неуемном бубне» дурная бесконечность бытия воплощается в повторности лейтмотивов, рисующих убогость, бессмысленность существования. В «Пруду» картины зверского быта, кошмаров и уродства жизни завершаются образом торжествующего дьявола. В «Часах» тема рока, властвующего над миром дьявола, сливается с символом башенных часов; освобождение от власти рока, победа над временем достигаются на пути безумия. Но сквозь явления бесноватого мира Р. усматривает мир благостной природы и бога, хотя и отошедшего от своего творения в потусторонние дали. Дуализм Ремизова получает острое выражение в теме «богоборчества»; у Р. ропщут на бога даже патриархальные, богомольные старушки и сама богоматерь. Религиозное раздвоение разрешается у Р. в юродстве, в религии жертвенного страдания, в примирении с ужасами жизни. Положительные персонажи Р. - безвинные страдальцы, религиозная богема бродячей Руси («Бесприютная», «Покровенная», «Крестовые сестры» и др.).

В социальной действительности Р. видит «явь полусонную, уродливо-кошмарную, непонятную», повсюду царят «вздор, нескладица, неразбериха», природа у Ремизова полна бесовщины. Изображаемый Р. быт глухих провинциальных городов, столичных задворок рисуется им остро-гротескно; реальная бытопись густо прослаивается фантастикой, обессмысливающей действительность. Жизнь персонажей Р. - мелких чиновников, ремесленников, купцов, интеллигентов - полна несуразных происшествий, нелепых поступков, сумасбродства. Реальность у Ремизова постоянно прорывается «кажимостями», бредами (больного, пьяного), снами, в к-рых обнажается нелепица, прикрытая в бодрственной жизни мнимой разумностью. Систематически используемые Р. лейтмотивы, подчас неожиданно и сумбурно сочетаясь в своих повторах, образуют алогические конструкции; развертывание логического хода мысли, психического состояния, переживания субъекта постоянно замещается воспроизведением потока ощущений, подчас галлюцинаторных. Некоторые циклы миниатюр Р. - не мотивированная ничем сюжетная заумь, дополняемая словесной заумью припевов, заговоров и всякого рода орнаментальной словесностью (напр. «Посолонь»).

Для Р. характерна фрагментарная композиция, соединение разрозненных эпизодов. Сюжетный стержень повествования слабо ощутим; основные события затушевываются, место обобщающего, генерализирующего изложения занимает показ частных эпизодов, деталей быта. Члены изображаемого Р. общества лишены внутренней связи друг с другом, они живут как бы в одиночном заключении; здесь «человек человеку - бревно». Тенденция Р. к фрагментарности реализуется и в циклах миниатюр и в жанре «tableaux» - «литературных картинок» - религиозных, для детей, сновидений («С очей на очи», «Кузовок», «Бредовая доля», циклы в сб. «Трава-мурава», «Посолонь» и др.).

Современная русская действительность и вся русская история «петербургского периода» рисуются Ремизовым как царство беззакония, насилия, косности. Вместе со славянофилами Р. датирует гибельный поворот русской истории эпохой Петра I («Царь Максимилиан», «Крестовые сестры», «Слово о погибели Земли Русской»). Средоточие зла для Ремизова - в современном индустриальном городе, который он предает очистительному огню («Пожар», «Град обреченный» и др.). Злу существующего общественного уклада Ремизов противопоставляет идиллию благообразного старокупеческого быта, освященную религией допетровскую «святую Русь» - идеал патриархального торгового капитала, действовавшего в недрах феодального общества. Реакционную романтику византийского средневековья и феодальной Руси противопоставляет Ремизов в качестве идеала культуре промышленного капитализма (ср. Вяч. Иванов, С. Соловьев, Рерих, Стеллецкий, отчасти Врубель, Кузмин и др.). Под этим знаком создается иконописно-марионеточный театр Р. - стилизации в духе средневековых действ, «школьного театра» XVII века, «народного театра» («Бесовское действо», «Действо о Георгии Храбром», «Трагедия об Иуде», «Царь Максимилиан»), цикл модернизированных переработок апокрифов, житий, притч («Лимонарь», «Пляс Иродиады», «Трава-мурава» и др.), стилизации в духе византийского романа («Аполлон Тирский»). Р. обращается к докапиталистическому фольклору, подвергая его стилизации («Посолонь», «Докука и балагурье», «Весеннее порошье» и др.).

Но, идеализируя старину, Р. не может не видеть и темной ее стороны. В «Покровенной» он показывает удушающую власть застойного быта, в «Крестовых сестрах» - самодурство старого купечества. Особенно ярко произвол этого мира обрисован в романе «Пруд» в образах старшего поколения старокупеческой семьи Огорелышевых. Грехи, неправедность старозаветного мира должны быть искуплены, и этим искуплением, с точки зрения Ремизова, является революция, стихийный бунт, наказание, которое нужно жертвенно претерпеть для освобождения от накопившейся скверны. Таков именно «очистительный», «жертвенный» бунт молодого деклассирующегося поколения Огорелышевых, Финогеновых в «Пруду». Подготовляемая пролетариатом революция ненавистна Ремизову, и его произведения полны клеветы и злобы по адресу революционеров, социал-демократов. Революционеры, политические ссыльные у Ремизова - обманщики, интриганы, нелепые фантазеры, нищие духом фанатики («Пруд», «Петушок», «Покровенная», «Новый год» и др.). В революционерах октябрьских дней Р. увидел «человекоборцев безбожных, на земле мечтающих создать рай земной». В «Слове о погибели Земли Русской» Ремизов до конца раскрыл свою реакционную сущность, при виде победоносной революции пожелал «неволи вместо свободы», воспел хвалу Руси, к-рая жила «на трех китах».

В символистском движении, объединившем различные реакционные социальные группы, Ремизов представлял те слои патриархального торгового капитала, к-рые не умели «европеизироваться», перестроиться применительно к условиям стремительного развития промышленного и финансового капитала и которые, деградируя, опускались в ряды мелкой буржуазии. Ремизов - значительный мастер слова, оказавший своей стилистикой, а отчасти и тематикой, заметное влияние на Замятина, Рукавишникова («Проклятый род»), Пильняка («Голый год»). Ближе всего сам Р. примыкает к традициям Лескова в своем тяготении к старозаветной Руси, в изображении церковного мира, в орнаментальности, «узорчатости» речи, стилизации в духе «народной этимологии», использовании лексики, оборотов речи, почерпнутых из старинных обрядов, народных песен, введении редкостных «словечек», прибауток, поговорок, всякого рода диалектизмов (подчас заумных). Психологические мотивы, связанные с миром деклассирующихся, «униженных и оскорбленных» персонажей Р., перекликаются с мотивами «подполья» Достоевского («Крестовые сестры»).

Библиография:

I. Сочинения, 8 тт., изд. «Шиповник», СПБ, 1910-1912 (тт. I, II, III. Рассказы; т. IV. Пруд, Роман; т. V. Рассказы; т. VI. Сказки, Посолонь; т. VII. Отреченные повести. Лимонарь. Паралипоменон; т. VIII. Русальные действа); Докука и балагурье. Народные сказки, изд. «Сирин», СПБ, 1914; Подорожие, Рассказы, изд. «Сирин», СПБ, 1913; Весеннее порошье, Рассказы, П., 1915; Николины притчи, П., 1917; Странница, Повесть, П., 1918; Слово о погибели Земли Русской, сб. «Скифы», кн. II, 1918; Царь Максимилиан. Театр А. Ремизова. По своду В. В. Бакрылова, П., 1920; Огненная Россия, изд. «Библиофил», Ревель, 1921; Шуми города, изд. то же, Ревель, 1921; Россия в письменах, изд. «Геликон», Берлин, 1921; Трава-мурава, изд. Ефрон, Берлин, 1922; Мара, изд. «Огоньки», Берлин, 1922; Петушок, Петроград, 1922; В поле блакитном, Берлин, 1922, и др. Автобиографические сведения см. в сб. «Первые литературные шаги», собрал Ф. Ф. Фидлер, (Москва, 1911).

II. Садовский Б., Настоящий. (Соч. Ремизова), «Современник», 1912, V; Измайлов А., Пестрые знамена, М., 1913; Рыстенко А., Заметки о сочинениях А. Ремизова, Одесса, 1913; Чуковский К., Психологические мотивы в творчестве А. Ремизова, в книге автора: Книга о современных писателях, СПБ, 1914; Чулков Г., Наши спутники, 1922; Горбов Д. А., Мертвая красота и живучее безобразие, «Красная новь», 1926, VII.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4, М.-Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, М.-Л., 1928.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV