Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "У" (часть 2, "УНР"-"УЭЛ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "У" (часть 2, "УНР"-"УЭЛ")

УНРУ

УНРУ Фриц, фон (Fritz von Unruh, 1885-), немецкий драматург. Р. в военной семье. Соблюдая традиции рода, большую часть своей жизни провел в армии. В результате изучения истории написал первую свою драму «Луи-Фердинанд, принц прусский». Другая пьеса У. - «Офицеры» (1912) - имела шумный успех. Раздражение прусской военщины против автора заставило У. выйти в отставку. После объявления войны 1914 У. снова вступил в армию. Участвовал в боях за Реймс - здесь же возник первоначальный вариант его стихотворной «думы» - «Перед решением» (Vor der Entscheidung, 1914). Уже в период первых германских побед У. пришел к осуждению войны, а затем и к страстному отрицанию существующего общественного строя. На полях Вердена зародилось наиболее сильное произведение его переходного периода - прозаический рассказ о верденских боях - «Жертвенный путь» (Der Opfergang, 1916, 2 Aufl., 1919). Тогда же, во время скитаний по фронту, У. задумал трилогию «Род» и набросал первую его часть - того же названия (Geschlecht). В начале революции У. исповедывал отвлеченный республиканизм и космополитизм, пророча гибель старому миру. Социальные чаяния У. построены на моральной основе. Даже в краткий период сочувствия социализму он не смог приблизиться к подлинному пониманию потрясшей Европу катастрофы. В 1920 Унру закончил вторую часть трилогии: «Площадь» (Platz) и приступил к третьей (Dietrich). Первые части трилогии произвели, несмотря на свою отвлеченность, огромное впечатление в Германии. После «Сада роз» (Rosengarten, 1923) и пьесы «Генрих фон Андернах» (Heinrich von Andernach, 1925), написанной ко дню тысячелетия Рейнской провинции, У. был избран членом прусской Академии словесности (1926), в к-рой оставался до государственного переворота 1933. После поездки в Париж и Лондон У. написал наивно-космополитическую книгу «Крылья Нике» (Flugel der Nike, 1924). В эти годы У. возомнил себя пророком общественного обновления, выступал с речами в Германии и за границей. С 1933 находится в эмиграции.

Библиография:

Engel F., Fr. v. Unruh und seine besten Buhnenwerke, B., 1922; Meister K., Fr. v. Unruh (Germanische Studien, H. 39), B., 1925; Gutkind K. S., Ybel R. u. Durtain L., Fritz v. Unruh. Auseinandersetzung mit dem Werk, Frankfurt a. M., 1927.

УНСЕТ

УНСЕТ Сигрид (Undset Sigrid, 1882-) - современная норвежская писательница. Р. в Каллундборге в Дании, в семье археолога Ингвала Унсет. В детстве переехала с родителями в Норвегию, в Осло. Свыше 10 лет служила в отделении «Всеобщей компании электричества» в Осло. К этому периоду жизни У. относится появление ее первых книг. В 1907 вышла в свет повесть «Фру Марта Эули» (Fru Marta Oulie), доставившая У. значительную известность. В 1908 вышла книга «Счастливый возраст», через два года - сборник стихов и в 1911 - роман «Йенни» (Ienny), имевший громадный успех, привлекший к себе исключительное внимание читающей публики. Смелое и правдивое изображение сексуальных отношений в романе стало предметом бесконечных дискуссий. В романе показана судьба женщины (художницы Йенни), мятущейся в поисках большой подлинной любви. Через год появился сборник рассказов «Обездоленные» (Fattige skjaebner), а еще через два - большой роман «Весна» (Vaaren). В годы войны У. выпустила в свет «Осколки волшебного зеркала» (Splinten av troldspeilet), «Мудрые девы» (De kloge jomfruer) и «Весенние облака» (Vaarskyer). Но еще раньше У. занялась художественной обработкой исторического материала и написала в форме древненорвежской саги «Вига Льот и Вигдис» (Fortaellinger om Viga-Ljot-og Vigdis, 1909), где она разрабатывает сюжеты, почерпнутые из средневекового эпоса, как и в «Рассказах о короле Артуре и рыцарях Круглого стола» (Fortaellinger om kong Artur og ridderne av det rund bord, 1915). Критика встретила книги Унсет очень благосклонно. Но настоящий большой успех пришел с романом «Венец» (Kransen, вышел в 1920) - первой частью исторической трилогии «Кристин, дочь Лавранса». В 1921-1922 напечатаны второй и третий томы трилогии: «Хозяйка» (Husfrue) и «Крест» (Korset). После них в 1927 появился новый исторический роман «Улаф Эудунссон» (Olav Audunsson og hans born).

В последние годы У. оставила перо писателя-художника и занялась полемикой по вопросам религиозным. Она перешла в католичество и стала в ряды его апологетов. Кроме того У. интересуется детским кукольным театром и древненорвежскими сагами, переводами к-рых и занимается.

Круг героев У. первого периода ее творчества - это маленькие, незаметные, скромные, «обездоленные» городские труженицы и труженики: конторские служащие (быт к-рых У. отлично знает), модистки, средняя городская полуинтеллигенция. Их образы нарисованы автором правдиво, с большой художественной силой. У. мастерски изображает психологию своих героинь, к-рые ведут отчаянную борьбу за право жить, чувствовать, любить и ненавидеть не так, как им предписывают общество и буржуазная мораль, а так, как этого хочется им самим. Но У. не удовлетворяется описанием борьбы современных ей городских «мелких» женщин, она стремится найти женщину, способную на сильнейшие чувства, целиком захватывающие ее существо, женщину, вступающую в борьбу с традициями и порядками, на к-рые еще никто не покушался.

Такую героиню У. находит не в современной, а в средневековой Норвегии. Так появляется лучшее и монументальнейшее произведение У. - трилогия о Кристин, дочери Лавранса. Но исторический материал - только фон, на котором разыгрывается трагедия женской души. В героях даны общечеловеческие черты «каждой» женщины и «каждого» мужчины. Типичным для эпохи является лишь сильное религиозное чувство, к к-рому автор примешивает мотив возмездия, проходящий через всю трилогию: божеские законы нельзя нарушать безнаказанно.

В 1935 У. выпустила в свет новый роман «Одиннадцать лет» (Elleve ar), являющийся скорее художественно-оформленными мемуарами. В романе описывается жизнь и переживания девочки.

Критика признает за У. ряд заслуг в дальнейшем развитии норвежского литературного языка («риксмола»).

В 1928 У. получила от Шведской академии нобелевскую премию по литературе.

Библиография:

I. На русск. яз. переведены: Ундсет С., Йенни, пер. М. П. Благовещенской, изд. «Северные дни», М., 1917; Фру Марта Оулие, Повесть, в кн.: «Фиорды», сб. 6, СПБ, (1910); Весна, пер. Е. Н. Благовещенской, изд. «Время», Ленинград, 1928; Обездоленные, пер. М. М. Дьяконова, Гиз, Москва - Ленинград, 1928; Унсет С., Кристин, дочь Лавранса, Роман. Послесловие Н. Я. Рыковой, гос. изд. «Художественная литература», Л., 1935 (первая часть трилогии); Samlede romaner og fortaellinger fra nutiden, 5 Bde, 2 utg., Oslo, 1925.

II. Отзывы: «Вестник иностранной литературы», М. - Л., 1928, № 9, стр. 157 и № 12, стр. 139; Металлов Я., Бунт человеческого духа, «Художественная литература», (М.), 1935, № 12, Немеровская О., Сигрид Унсет. «Кристин, дочь Лавранса», «Звезда», Л., 1935, № 12, Bing J., Sigrid Undset, Oslo, 1924.

III. Haffner H. J., Forsok til en S. Undset bibliografi, Oslo, 1932.

УОЛПОЛ

УОЛПОЛ Орэйс (Horace Walpole, 1717-1797) - английский писатель, основатель жанра романов ужаса и тайн, так наз. «готического романа». Сын известного министра Роберта Уолпола. В 1741 избран в парламент, но деятельного участия в политической жизни не принимал. В 1791 был возведен в звание графа Оксфордского.

Литературную деятельность начал в 1758 опубликованием «Каталога венценосных и благородных авторов» (A Catalogue of the Royal and Noble Authors of England, 2 vls). За этим последовали «Анекдоты из истории живописи в Англии» (Anecdotes of Painting in England, 4 vls, 1762-1771) и, наконец, в 1764 анонимно был опубликован «Замок Отранто» (The Castle of Otranto), первый «готический» роман, действие которого происходит в эпоху первого крестового похода. В этом романе нагромождены всевозможные ужасы: с неба падает шлем, убивающий принца, статуя предка одного из героев неожиданно начинает кровоточить, ему же является видение исполинской руки и т. п. Погруженный в детали мрачных и таинственных описаний, автор проводит в этом произведении идею рокового возмездия, падающего на потомков за грехи и преступления их предков. Следующее произведение У. «Таинственная мать» (The Mysterious Mother, 1768) пыталось утвердить жанр ужасов и тайн в драме (пьеса на сцене, однако, поставлена не была). Помимо опубликованного в 1768 исторического произведения «Сомнения относительно характера жизни и царствования короля Ричарда III» (Historic Doubts on the life and Reign of King Richard the Third), ничего больше при жизни У. опубликовано не было. После его смерти были изданы его весьма интересные и ценные в историко-культурном отношении мемуары (Last ten Years of the reign of George II, 1846) и «Письма».

В своих основных литературных произведениях, «Замке Отранто» и «Таинственной матери», У. выступает как один из предшественников романтизма, утверждающий средневековье и мистику. У. всюду в своих произведениях является апологетом дворянства, отрицательно относящимся к буржуазной действительности современной ему Англии. Роман «ужасов и тайн» У. нашел своих продолжателей в лице А. Рэдклиф, У. Бэкфорда, Джона Мура, Г. Льюиса и др.

Библиография:

I. Works, 5 vls, L., 1798; Letters, ed. by Paget Toynbee, 16 vls, L., 1903-1905.

II. Yvon P., La vie d’un dilettante, H. Walpole..., Oxford, 1924; Его же, H. Walpole as a poet, Paris, 1924; Dobson A., Horace Walpole, a memoir, 4 ed. revised by P. Toynbee, Oxford, 1927; Stuart D. M., Horace Walpole (English men of letters), London, 1927.

УПИТ

УПИТ Андрей (1877-) - известный латышский писатель-романист, поэт, драматург, сатирик и критик. Народный учитель по профессии, У. выступил в литературе впервые в 1899.

Во время империалистической войны У. скитался по России и жил на Кавказе, работая табельщиком и конторщиком. В 1917 У. был выбран в рижский совет рабочих депутатов и рижскую думу по списку соц.-дем. партии. Во время оккупации У. подвергся аресту и содержался в рижской тюрьме. В 1919 при советской власти У. был заведующим отделом искусства в Наркомпросе Латвии. Вместе с отступающей Красной армией У. переехал в Советский Союз, жил в Режице, потом в Москве. Когда же затем в 1920 У. возвратился обратно в Латвию, то он снова был арестован и посажен в рижскую центральную тюрьму. Только Учредительное собрание освободило его. В настоящее время У. живет в Риге.

У. является одним из крупнейших представителей реалистического направления в современной латышской литературе. Писатель большого общественного значения и социальной насыщенности, У. в своих романах, новеллах, рассказах и драмах беспощадно раскрывает эксплоататорскую сущность буржуазии, а также ее ограниченность и пошлость. На протяжении всей своей литературной и общественной деятельности У. был всегда тесно связан с революционной демократией латышского народа; его симпатии всегда на стороне угнетенных тружеников и обездоленных.

Около 30 лет назад У. начал работать над большой трилогией романов «Робежники» - наиболее значительным своим произведением. В этой своей трилогии У. задался целью показать, как под влиянием капиталистического развития и социалистического движения расслаивается патриархальная крестьянская семья. Уже в первой части трилогии - «Jaunee avoti» («Новые источники») - У. показал себя художником, совершенно зрелым, больших творческих возможностей.

Вторая часть - «Zida tikla» (В шелковых сетях) - дает широкую картину расслоения латышского общества и борьбы мелкобуржуазно-интеллигентских и пролетарских тенденций. Третья часть - «Zuemelu veis» (Северный ветер), относящаяся к периоду после революции 1905, показывает спад революционного движения и борьбу с реакцией после 1905. Последующий цикл романов: «Возвращение Яна Робежника», «Смерть Яна Робежника», «Мартин Робежник» и «Новый фронт», написанный после значительного промежутка времени, является непосредственным продолжением трилогии. Совместно с романом «Старые тени», к-рый самим автором назван как вводный роман к циклу, весь цикл состоит из 8 романов и остается непревзойденным в латышской литературе. Он создан большим художником-реалистом, художником-мыслителем, тонко понимающим как отображаемые им общественные процессы, так и психологию создаваемых им героев. Уже своей трилогией У. стал в первых рядах латышской литературы как писатель реалист-общественник.

На протяжении 40-летней творческой деятельности У. написан ряд значительных романов, из к-рых «Perkonu pieverte» (Под громами) и «Zem dzelzaina p`apaza» (Под железной пятой) имеют особое значение; они посвящены эпохе после империалистической войны; здесь получили свое отображение беженство, разорение латышского крестьянства во время империалистической войны и германской оккупации в Латвии. У. также написано много пьес. Одна из лучших - «Мирабо». Большинство его романов переиздано в Советском Союзе. Также ряд романов («Северный ветер», «Под громами» и др.) и пьеса «Мирабо» переведены на русский язык. Особое место занимает серия сатирических рассказов, посвященных современной буржуазной Латвии, где писатель очень тонко и очень остро высмеивает правящую верхушку господствующего класса. У. принадлежит также ряд критических статей и двухтомник «История латышской литературы», в к-рой многие явления латышской литературы У. пытался осмыслить с позиций марксизма.

УПИТ-БИРЗНЕК

УПИТ-БИРЗНЕК Эрнст (1871-) - современный латышский писатель. Народный учитель по профессии, много скитавшийся как по Латвии, так и в России. У.-Б. с большим знанием и с большой любовью отобразил в своих рассказах жизнь трудящегося люда. Продолжая традиции реалистической новеллы, лучшего латышского новеллиста Рудольфа Блаумана, У.-Б. в своих рассказах дает правдивое, реалистическое отображение окружающей его действительности. Лучшие его рассказы посвящены крестьянству. С большим мастерством дает он целую галлерею образов бедняков, тружеников, крестьян и батраков, «серых баронов-кулаков». Его лучшие рассказы - это яркое обвинение существующему порядку. Все симпатии писателя на стороне мелкого, незаметного труженика, эксплоатируемого и угнетаемого. Особенно сильны его рассказы, посвященные революции 1905, где У.-Б. с большим мастерством и пониманием показывает трагедию латышского крестьянства в революции 1905. К лучшим произведениям У.-Б. принадлежит «Pelekakmena stasti» (Рассказы серого камня), «Pret vakaru» (К вечеру), «Pastarina deenas gramota» (Дневник младшего сына), «Postarins skola» (Младший сын в школе) и др. Многие из них прочно вошли в литературу для детей и юношества.

УРБАН

УРБАН Мило (1904-) - один из крупнейших современных словацких писателей. Р. в с. Рабчица (Сев. Словакия), учился в высшей лесной школе, но не кончил ее за отсутствием средств.

Писать начал рано; первый рассказ У. напечатан в 1922, в 1927 выпустил сборник рассказов: «Vykriky bez ozveny» (Крик без отклика), но настоящее имя создал У. роман «Zivy bic» (Живой бич) - первая часть до сих пор не законченной трилогии. «Живой бич» - последняя империалистическая война, на фоне к-рой изображен процесс разложения старых устоев словацкой деревни и ее революционизации. Основным достоинством романа является реализм изображения, позволявший автору, несмотря на его идейную ограниченность, дать яркую картину борьбы словацкого крестьянства против империалистической войны и австрийской монархии. Отдельные образы романа - дезертир Адам Главай, беднячка Ильчиха - достигают большой художественной силы. Роман имел заслуженный успех, выдержал в Чехословакии пять изданий и переведен на ряд европейских языков (немецкий, польский, сербский, готовится русский перевод). Второй роман У., вышедший в 1920 (вторая часть трилогии) - «Hmlyna usvite» (Предрассветная мгла) - гораздо слабее: автор пытается обрисовать ту же деревню после войны и переворота, в 1918-1928. Благонамеренная проповедь и рассуждения подменили здесь реалистическое изображение действительности. Даже чешская критика признала «Предрассветную мглу» неудачей У. В 1932 Урбан выпустил еще сборник рассказов «S ticheho frontu» (С тихого фронта), не представляющий, однако, ничего примечательного.

Примыкая в политике к «людовцам» (партия словацких католиков), Урбан является по своим взглядам клерикалом. Здесь причина его слабости как художника. Ложные предпосылки, узость кругозора мешают ему увидеть, понять и отразить всю сложность и богатство действительной жизни; он дает ее в тенденциозно-упрощенном, искаженном виде.

Библиография:

I. Vykriky bez ozveny, 1927; Zivy bic, 1927; Hmlyna usvite, 1930; S ticheho frontu, 1932.

II. Matuska Al., Portrety slovenskych spisovatelov, «Pritomnost», Praha, 1934, № 2; Capek Karel, O slovenske literature, «Pritomnost», Praha, 1935, № 1.

УРБАНИЗМ

УРБАНИЗМ (от лат. urbs - город) - отражение в литературе (в ее тематике, образах, стиле) большого города с высокоразвитой техникой и индустрией, городского быта, особенностей психики, порожденных городским укладом. Городская тематика, появляясь со второй трети XIX в. и получая все большее значение в литературе по мере развития промышленного капитализма, выдвигалась прежде всего реализмом (Диккенс, Дизраэли, Теккерей, Бальзак, Т. Гуд, Э. Эллиот и др., в России - «натуральная школа», ранний Достоевский, Некрасов и др.). Из литературы вытеснялись замки, усадьбы, природа. Объектами описания становились машина, фабрика, железная дорога, толпа, человеческая масса как единое целое. Возник жанр «физиологий» городов, городских очерков («Очерки Лондона» Диккенса, «Физиологии» Бальзака, сборник «Физиология Петербурга», «Петербургские углы» Некрасова и т. д.); в лирике используются приемы городского фольклора. Тема города развертывалась в реалистической литературе в разрезе критики нового социально-экономического уклада, вскрытия его отрицательных сторон; подчеркивались контрасты городской нищеты и роскоши, внимание привлекали столичные углы, трущобы, мансарды; городской пейзаж рисовался в серо-грязных, хмурых тонах; изображение города получало подчас гротескный характер. Эту линию критического и реалистического изображения капиталистического города продолжал натурализм (Золя, Лемонье, Бласко-Ибаньес и др.). Описание города, его индустрии, городских предприятий, бирж, рынков, фабрик, магазинов и т. д. («Чрево Парижа», «Деньги» Золя) получает доминирующее значение. Создается целая эпопея о городах («Лурд», «Париж», «Рим» Золя). Интерес к производству отодвигает интерес к человеку на второй план; уменьшается роль индивидуальных героев, героем делается подчас обезличенная масса («Жерминаль» Золя).

Основоположником поэзии У., прославляющей большие города, мир индустрии и техники, явился Уитмен («Листья травы», 1855), у которого, в условиях развития американского капитализма, апофеоз индустриального города сливался с апологией коллективизма, американской демократии. Уитмен искал и новую, динамическую форму для поэтического выражения этого нового содержания (устранение рифм, строф, метрической определенности, приближение стиха к прозе, композиция типа «каталога впечатлений» и т. п.).

В декадентской и импрессионистической литературе рисовался образ не столько производящего, делового, сколько потребляющего города, с его ночными улицами, бульварами, кафе, театрами, притонами, «соблазнами» и пороками. Писателями, отрицательно относившимися к растущему промышленному капитализму, создавался образ большого города, как заманивающего и обманывающего миража, наваждения (в русской литературе от «Невского проспекта» Гоголя до «Петербурга» А. Белого, стихов и пьес Блока).

Наиболее развернутое (по форме и содержанию) выражение У. получил в литературных течениях империалистической эпохи, к-рые и могут быть названы урбанистическими в собственном смысле слова.

У. резко окрашивал художественные течения конструктивистского типа, возникшие в период предвоенной горячки, как футуризм в Италии, пароксизм, кубизм, динамизм во Франции, группа «Ниланд» в Германии и др. Это искусство пело дифирамбы завоеваниям современной техники, провозглашая «религию скорости», прославляя аэропланы, экспрессы, автомобили и пр. Для него характерны быстрое мелькание и одновременность множества впечатлений, изображение предметов в движении, судорожный энергетизм, господство механических вещей, подавляющих человека, обезличивание, обездушивание человека, технологическая эстетика, газетно-телеграфная стилистика и т. д. В этих литературных течениях, связанных с наиболее агрессивными слоями империалистической буржуазии, фетишизация техники сливалась с апологией империализма, с восторгом перед его бронированным кулаком, с проповедью войны, с культом грубой силы. Рационализированное капиталистическое производство, подавляющее и растворяющее в себе личность рабочего, становится главным героем в описательных романах П. Ампа.

Трактовка урбанистической тематики мелкобуржуазными поэтами эпохи империализма (в частности в литературных течениях экспрессионистического типа) отличалась резкой двойственностью, которая отражала расслоение и метания мелкой буржуазии. Верхарн со своим патетическим У. наиболее ярко выразил это колебание между ужасом перед «городом-спрутом» и восторгом перед городом - средоточием человеческого разума, воли, мощи. С огромной силой раскрывая социальные противоречия города, Верхарн разрешал их то в грядущей пролетарской революции, то в торжестве европейского империализма. Унанимисты (особенно Ж. Ромен) от страха интеллигента-одиночки, затерянного в городе, приходили к обожанию города, к жертвенно-блаженному растворению в толпах улицы, театра и т. п. Фетишизацию капиталистической техники, увлечение ею и страх перед ней отразил Келлерман («Туннель»). Восторг и страх перед большим городом - существенная тема у А. Гольца.

В период послевоенного кризиса мелкобуржуазный бунт против капитализма с его обездушивающей техникой проявляется у немецких экспрессионистов, у Дюамеля. В период мирового экономического кризиса буржуазная и мелкобуржуазная литература отражала испуг перед техническим прогрессом, выкидывая демагогические лозунги против У., за «возврат к земле».

В русской литературе империалистической эпохи гимны городу, мотивы поклонения этому «будущему царю вселенной» впервые зазвучали в поэзии Брюсова, увлекавшегося в 900-х годах лихорадочно строившейся индустриально-урбанистической культурой. Веселящийся, паразитический буржуазный город воспевали эгофутуристы (Северянин, Шершеневич и др.). Атмосферой У. пропитано раннее творчество Маяковского. Но его У. служил не апологии, а критике капиталистической системы (разоблачение буржуазного потребительства, обнажение «язв» города, изображение подавленности человека капиталистической техникой и т. д.).

В первые годы после Великой Октябрьской социалистической революции, в период особой активности «левого» искусства, на известных участках советской литературы существовали тенденции У. и технологизма, являвшиеся результатом буржуазных влияний. Социалистическая культура ведет к уничтожению противоположности между городом и деревней, выдвигает на первый план не машину, а человека, овладевшего техникой. Соответственно в советской литературе снимаются специфические черты У. и связанного с ним техницизма.

УРДУ

УРДУ (Urdu) - один из важнейших языков современной Индии, принадлежащий к системе так называемых новоиндийских языков (см. Индийские языки). Употребляется во всей Северной Индии, на Декане и отчасти в Южной Индии. Число говорящих на У. свыше 150 млн. Термин «У. » одинакового происхождения с русским словом «орда». Первоначально в Индии словом «У.» обозначались лагери мусульманских завоевателей, которые были торговыми центрами; впоследствии так стал называться и язык этих торговых центров. Так как в лагерях-базарах встречались мусульмане, говорившие по-персидски, и индусы, говорившие на хинди (см.), то У., основанный на одном из диалектов хинди (диалекте г. Дели), воспринял весьма значительное количество арабско-персидских элементов. С распространением мусульманской власти У., как торговый, военный и административный язык, распространился по всей Индии, сделавшись ее lingua franca. Разговорный урду часто называется также хиндустани. В начальный период своего литературного развития (XIII-XVI вв.) У. употребляется на Декане мусульманами, покорившими эту страну. В XVII в. он проникает в литературу мусульман Северной Индии, которые до этого времени пользовались исключительно литературным персидским языком (см.). В настоящее время У. является литературным яз. всех индийских мусульман; он пользуется арабским шрифтом с дополнительными знаками, частью усвоенными из персидского письма, частью специально составленными для передачи специфических звуков языка У. (U для обозначения назализации гласных и звука «n», Урду1 - для обозначения звуков «e», «ai» и диакритическими значками ь , ·· , - : : для обозначения церебральных звуков:

Урду2

Литературный У. представляет собой в высшей степени оригинальное явление, так как он является скрещенным из двух языков - хинди и персидского. В лексике почти для каждого понятия существуют слова-дублеты, причем персидские слова имеют характер высокого стиля. В силу скрещенного характера урду в нем употребляются именные, а отчасти и глагольные формы, а также союзы, принадлежащие обоим названным языкам. Равным образом фраза в литературном У. может быть построена либо по принципам синтаксиса хинди, либо по-персидски.

Библиография:

Баранников А. П., Хиндустани (Урду и хинди), ч. 1 - Грамматика, ч. 2 - Учебник, изд. Лен. Восточного ин-та, Л., 1934; Его же, Краткая грамматика хиндустани (урду), Л., 1926; Его же, Образцы современной прозы хиндустани, Л., 1930; Его же, Словарь (урду-русско-английский) к образцам современной прозы хиндустани, Л., 1930; Thakurd s Pahwa, The Modern Hindustani Scholar, Ihelum, 1919; Platts J. T., A Dictionary of Urdu, classical Hindi and English, London, 1884, 4 ed., 1911.

УРДУ ЛИТЕРАТУРА

УРДУ ЛИТЕРАТУРА - т. е. литература индийских мусульман, развивается с XIII в. нашей эры. Вплоть до начала XIX в. она представлена гл. обр. лирической поэзией на религиозно-философские (суфийские) и эротические темы и находится под весьма сильным влиянием персидской поэзии. Влияние это проявляется не только в тематике и в усвоении персидских поэтических форм и просодии, но и в перенесении всех важнейших поэтических средств (образы, сравнения и т. д.). Особенно же сильно оно в области лексики, вследствие чего газели некоторых авторов урду обращаются в персидские газели путем простой замены индийского вспомогательного глагола персидским. Только в XIX в. литература урду постепенно освобождается от персидского влияния, создает прозу и переходит на новую, социальную тематику. Древнейшим автором литературы урду является Амир Хусру (умер в 1325, Amir Khusru): Амир Хусру, крупный поэт индо-персидской литературы, сообщил литературную обработку некоторым произведениям фольклорного характера и написал ряд загадок, пословиц, поговорок и т. д., а также газелей. Автор пользуется индийской просодией, и его произведения скорее могут быть отнесены к литературе хинди (см.), чем к литературе урду, хотя автор и употребляет значительное количество персидских элементов. После Амира Хусру литературная традиция на урду замирает и оживает лишь в XVI в. на Декане, в форме придворной поэзии при дворах князей Голконды и Биджапура (современный Хайдарабад). Ряд князей Голконды: Мухаммед Кули Кутб Шах I (1580-1611, Muhammad Kuli Kutb sah), Султан Мухаммед Кутб Шах II (1611-1625), Абдул Хасан Кутб Шах (1672-1687, Abdul Hasan Kutb sah) и др. являются не только покровителями поэзии урду, но и сами пишут на этом языке. Тематика этой поэзии исчерпывается вопросами религиозной философии и мистицизма, восхвалениями героев ислама и эротикой. Только немногие авторы, напр. Мухаммед Кули Кутб Шах, обращаются к реальной действительности, дают описания обычаев и нравов населения. Немногие из придворных авторов помимо касыд (од) и газелей писали также небольшие поэмы на темы, заимствованные из персидской и арабской лит-р. Так Гаваси (Ghavasi, XVII в.) написал поэму «Саиф-уль-Мульк» (Saif-ul-Mulk) о любви египетского султана к китайской принцессе. Поэту Тахсин-уд-Дин (Tahsin-ud-Din) принадлежит блестящий стихотворный роман «Камруп и Кала» (Kamrup о Kala). С разрушением названных княжеств императором Аурангзебом (1659-1707, Aurangzeb) литературная традиция на урду замирает на Декане надолго. Последним и крупнейшим поэтом деканского периода литературы урду является Вали (Wali, 1668-1744), диван к-рого пользуется широкой популярностью и в настоящее время. Со второй половины XVIII в. литература урду развивается в Северной Индии, гл. обр. при дворах Дели, Лукнова, Рампура и т. д. Круг поэтов, действовавших в литературных центрах Северной Индии, в своем подавляющем большинстве принадлежит к верхушке индомусульманской аристократии. Как и на Декане, здесь культивируются касыды и газели, а с конца XVIII в. - марсии (элегии), скорбные плачи. Период с середины XVIII в. до середины XIX в. считается классическим периодом в развитии поэзии урду. В этой поэзии проявляется либо безнадежный пессимизм, вызываемый распадом мусульманской империи, либо призыв к безудержному, утонченному, а чаще извращенному наслаждению. В классический период традиция ставится выше всего. Только крупнейшие классики смогли побороть традицию и проявить свою оригинальность, таковы: Мир Дард (Mir Dard, ум. 1793), Сауда (Sauda, 1713-1781), Мир Таки Мир (Mir Taqi Mir, 1713-1810), Инша (Insa), Атиш (Atis, ум. в 1846) и величайшие поэты этого периода Заук (Zauq, 1789-1844) и Галиб (Ghalib, 1796-1869). При исключительно высоком совершенстве формы классическая поэзия страдает почти полной оторванностью от реальной действительности, оперирует понятиями абстрактно-философскими, мистикой и эротикой. Особая заслуга поэтов этого периода состоит в совершенствовании поэтического языка. Урду сделался способным выразить обширнейшую гамму переживаний, от утонченнейших до поражающих своею грубостью. Возможность комбинировать в различных пропорциях элементы персидского языка и хинди создала разнообразие стилей, какое вряд ли можно наблюдать в какой-либо другой литературе. Революция 1857 и падение могульской империи служат поворотным пунктом в развитии поэзии урду. Глашатаем новых идей является родоначальник новой поэзии урду, крупнейший поэт ее, Хали (Hali, 1837-1915). В своих поэмах «Прилив и отлив ислама», «Молчаливая жалоба», «Жалобы вдовы», «Плач Индии» и так далее автор призывает к национальному возрождению. Ряд крупных поэтов продолжает движение, начатое Хали; таковы Азад (Azad) - поэмы: «Любовь к родине», «Заря надежды»; Дурга Сахай Сарур (Durga Sahai Sarur, 1873-1910): «Прах родной земли», «Мать Индия»; Надир Али Хан (Nadir Ali Khan): «Свеча и моль», «Святая земля»; Акбар (Akbar, 1846-1927), который помимо националистических поэм дал ряд сатир. Крупнейшим буржуазным поэтом современной литературы урду является Икбал (Iqbal), поэзия которого на социальные темы отличается исключительным совершенством формы. Пролетарская поэзия на урду начала развиваться в последние десятилетия и с успехом противопоставляет националистическим идеям буржуазной поэзии идеал пролетарской революции. Проза на урду развивается только с начала XIX ст., т. к. до этого времени индийские мусульмане в качестве прозаического языка пользовались персидским. Из первых прозаиков крупнейшими являются Мир Амман (Mir Amman), давший фантастический роман «Bagh-o-Bahar (Весна и сад, 1801); Мир Бахадур Али Хусейни (Mir Bahadur Ali Husaini) - «Нравы - Индии»; Саид Хайдар Бахш (Sayid Haidar. Bakhsh) - «Сказки попугая». Из последующих прозаиков крупнейшими являются Назир Ахмед (Nazir Ahmad) - повесть «Mir’atul-’ Arus», «Ibnul-Waqt»; Ратан Натх Саршар (Ratan Nath Sarsar) - роман «Повесть об Азаде» (Fisana-l-zad), Абдул Халим Шарар (Abdul Halim sarar, родился в 1860), Мирза Хади Русва (Mirza Hadi Ruswa), Прем Чанд (Prem Chand, родился в 1879), Азиз-уд-Дин Ахмед и мн. др. Большинство из названных новеллистов и романистов являются также драматургами. Прозаическая литература урду находится под сильным влиянием английской литературы. На урду переведены важнейшие произведения европейской литературы, в том числе и русской.

Библиография:

Баранников А., Краткий очерк литературы урду, издание Ленинградского Вост. института, Л., 1930; Его же, Короткий начерк новоiндiйських лiтератур, Харкiв, 1933; Ram Babu Saksena, A History of Urdu Literature, Allahabad, 1927; Abdu’l-Latif Sayyid, The Influence of English Literature on Urdu Literature, L., 1924; Garcin de Tassy J. H., Histoire de la litterature hindouie et hindoustanie, 2 ed., 3 vls., Paris, 1870-1871; Его же, La langue et la litterature hindoustanies en 1870, en 1871... en 1877, revue annuelle, 8 vls, Paris, 1871-1878.

УРТАДО ДЕ МЕНДОСА

УРТАДО де МЕНДОСА Диего (Diego Hurtado de Mendoza, 1503-1575) - испанский поэт и гуманист. Р. в Гренаде в аристократической семье. Образование получил в Саламанкском ун-те, где основательно изучил латинский и греческий языки, философию, гражданское и церковное право. Был послом императора Карла V в Англии, Фландрии, Венеции и Риме при папском дворе.

Как поэт У. де М. вместе с другими поэтами «итальянской школы» являлся проводником итальянского влияния в испанской литературе XVI в., однако он не избегал и форм старокастильской поэзии (редондильи и др.). Близкое знакомство с античными поэтами также отражается в его произведениях. Наиболее ярким примером подражания У. де М. античным образцам являются его «Fabula de Adonis» (Сказание об Адонисе) и «Hipomenes y Atalanta». Помимо стихотворных произведений, носящих на себе свойственную их эпохе печать искусственности, перу У. де М. принадлежит также несколько прозаических произведений, написанных языком сжатым и точным, в которых в полной мере проявляются его глубокая эрудиция, наблюдательность, богатый жизненный опыт и присущий ему юмор. Таковы два рассуждения в эпистолярной форме. В первом из них изображены в комическом виде искатели выгодных мест при кастильском дворе. Во втором, обращенном к Педро Салацару, высмеивается книга последнего о войнах Карла V в Германии, в которой автор приписывает себе вымышленные подвиги. Наиболее выдержавшим испытание времени произведением У. де М. следует признать написанную им незадолго до смерти «Guerra de Granada» (Война в Гранаде, изд. в 1627). В этой книге, замечательной своим беспристрастием и отсутствием нетерпимости к иноверцам и иноплеменникам, У. де М. описывает, пользуясь приемами Саллюстия и Тацита, восстание мавров в 1568-1570.

Библиография:

I. Издания произведений У. де М.: Obras poetical ad W. J. Knapp (Coleccion de libros espanoles raros y curiosos), t. XI, Madrid, 1877; Obras en prosa, Madrid, 1911; Guerra de Granada, в Biblioteca de autores espanoles, t. XXI, Madrid, 1825; также в изд. Foulche - Delboss.

II. Foulche - Delboss R., Etude sur Duena de Granada, в «Revue Hispanique», 1894, v. 1, pp. 101-105; Его же, Un point conteste de la Vie de Mendoza, «Revue Hispanique», 1898, t. V, pp. 305-405; Senan A. y Alonso E., De Diego Hurtado de Mendoza: apunte biografico-criticos, Granada, 1886.

УСЕНКО

УСЕНКО Павло Матвеевич (1902-) - украинский советский поэт. Член КП(б)У. Род. в семье бедного крестьянина. Окончил начальное училище в Верхнеднепровске. Одно время принадлежал к литорганизации «Плуг». Был одним из организаторов и руководителей «Молодняка» до ликвидации его в 1932. В настоящее время - член правления ССПУ.

В начальный период (сб. «КСМ», 1925, «Лiрика бою», 1934) У. воспевал комсомол; тему комсомола У. не всегда увязывал с задачами революционной борьбы трудящихся масс. Расширив тематические рамки в последующих сборниках (третья книжка «Поезii»), У. повысил и формальное качество своих стихов. В этом отношении ему помогло изучение народного творчества. Наиболее удачными являются у Усенко песни, написанные в духе народной поэзии («Прикордонна», «Перед нами простяглись», «Заспiв», «Пiсня горцiв»).

В новейших стихах (1934-1937) У. успешно преодолевает свои недостатки (митинговый язык, обнаженную лозунговость, невыдержанный ритм) и дает художественно зрелые политические стихи («Героi славою повитi», «Сердце поета», «Доба в Сочi», «Р‡хнi в пiсню iмена», «Стоiть i вдивляС”ться маршал»). Довольно удачными являются и лирические стихи У. о любви и детях («Ти б шумiла», «Що не квiтень», «Сiчень»).

Библиография:

I. Поезii, «Держлiтвидав», 1937. На русск. яз.: Избр. стихи, ГИХЛ, 1938.

II. Прiцкер Л., Смульсон Л., Тростанецький А., Украiнська радянська поезiя до ХХ-риччя Жовтня, «Лiтературна газета», 1937, № 49.

УСЕЧЕНИЕ ИЛИ АПОКОПА

УСЕЧЕНИЕ или АПОКОПА - термин античной метрики, пропуск конечного звука или слога в слове. В сущности, в понятии У. объединяют два совершенно различных явления:

а) употребление в речи из двух морфологических дублетов более короткого - так в традиционной грамматике русского языка краткие формы прилагательного («зелен» при «зеленый») иногда ошибочно назывались усеченными;

б) употребление в речи из двух фонетических дублетов того, в к-ром редукция конечного звука или звуков настолько сильна, что приводит к их исчезновению. Так в русском стихосложении классической эпохи дозволялось рифмовать слог, оканчивающийся на «й» со слогом без «й», если слоги эти были неударными; такие рифмы «уныло - милой», «воздушной - равнодушно» называются усеченными. В новейшем стихосложении бывают и усеченные мужские рифмы.

УСИЕВИЧ

УСИЕВИЧ Елена Феликсовна (1893-) - советский критик. Р. в Якутской обл., в семье ссыльного революционера Феликса Кона. С 1909 принимала участие в революционном движении; с 1915 - член ВКП(б). Была в эмиграции, возвратилась в Россию в 1917 с группой большевиков, возглавляемой Лениным. Принимала участие в гражданской войне. Впервые выступила в печати в 1928. В 1932 окончила ИКП литературы. Активный сотрудник журналов «Литературный критик», «Литературное обозрение» и др. Основные критические работы У. собраны в сборнике статей «Писатели и действительность» (1936). В первых своих статьях У. выступила против меньшевистской концепции Переверзева, но с позиций вульгарного социологизма. Далее в брошюре «За чистоту ленинизма в литературной теории» (1932) У. подвергла резкой критике ошибки РАПП, приводившие к ряду извращений партийной линии в литературе. Свои критические статьи У. посвящает отчасти общетеоретическим вопросам - проблеме соц. реализма, вопросам политической поэзии, задачам советской критики («О социалистическом реализме», «Критика методами искусства», « Рококо в критике» и т. д.), но чаще она обращается к критическому анализу творчества отдельных писателей, отдельных художественных произведений (статьи У. «О Сергееве-Ценском», «Николай Островский», «О Закономерности Н. Вирта», «Жизнь Клима Самгина», «Маяковский» и т. д.).

Критические выступления У. не свободны от ряда ошибок. Неправильным со стороны У. было выдвижение ею в качестве якобы талантливых поэтов людей, глубоко враждебных социализму, впоследствии оказавшихся врагами народа. При всем том статьи У. носят характер боевой публицистически заостренной критики. Хорошее знание советской литературы, конкретность в постановке вопросов, полемическая страстность отмечают критические работы У.

Библиография:

За чистоту ленинизма в литературной теории, ГИХЛ, М. - Л., 1932; Три статьи, М., Журн.-газ. объединение, М., 1934 (Б-ка «Огонек»); Писатели и действительность, ГИХЛ, М., 1936; Маяковский, «Лит. критик», 1936, № 4; Николай Островский, «Лит. критик», 1937, № 2; К спорам о политической поэзии, «Лит. критик», 1937, № 5; О «Закономерности» Н. Вирта, «Лит. критик», 1937, № 7; Людоедка Эллочка - перестраивается, «Лит. критик», 1937, № 8; Жизнь Клима Самгина, «Лит. критик», 1937, № 10-11.

УСКОРЕНИЕ

УСКОРЕНИЕ - термин, введенный в теорию русского стихосложения А. Белым («Символизм», М., 1910) для обозначения пропуска в стихе одного из предусмотренных данным размером ударений, т. е. ипостасы (см.), пиррихием в двусложных размерах и трибрахием в трехсложных.

Термин «У.» фиксирует неоднократно отмечавшееся субъективное впечатление ускоренного произношения стихов с подобными пропусками ударений. Ср. в 4-стопном ямбе (первый стих без ускорения, второй с ускорением на первой и третьей стопах):

Молча`т. /Топо`р/ /блесну`л/ с разма`ху,

И от/скочи`/ла го/лова`.

(Пушкин, «Полтава».)

Как ни кажутся убедительными отдельные примеры, нетрудно привести образцы, в к-рых пропуск ударения воспринимается не как У., а скорее как замедление, напр.:

Она` /свежа`/, как ве`ш/ний цве`т,

Взлеле`/янный/ в тени`/дубра`вной.

(Пушкин, «Полтава».)

Можно подметить следующую закономерность: воспринимаются как ускоренные те стихи, в к-рых пропущены ударения, четные по отношению к последнему ударению стиха (тонической константе), и как замедленные - стихи с пропуском нечетных от конца ударений. Наличие таких противоречивых разновидностей заставляет отбросить понятие У. как научно необоснованное.

УСПЕНСКИЙ Г. И.

Статья большая, находится на отдельной странице.

УСПЕНСКИЙ Н. В.

УСПЕНСКИЙ Николай Васильевич (1837-1888) - русский писатель. Р. в семье священника в селе Ступине, Ефремовского уезда, бывш. Тульской губ. Двоюродный брат Глеба Успенского. Учился в духовной семинарии, а затем в медико-хирургической академии и Петербургском ун-те, но курса не окончил. Литературная деятельность началась в 1857 («Старуха», напечат. в «Сыне отечества»). Успенский, сблизившись с Некрасовым и Чернышевским, стал сотрудником «Современника». В 1861 по совету и при поддержке Некрасова Успенский ездил в Париж и Италию, где знакомился с западноевропейской жизнью. В этом году У., резко настроенный против самодержавия, «обманувшего народ», был наиболее близок к революционно-демократическому лагерю. Обидевшись на Некрасова, У. порвал с «Современником». В дальнейшем пробовал быть учителем (в Яснополянской школе Л. Н. Толстого, в Оренбурге и Москве) и продолжал писать, печатаясь в «Отечественных записках» и «Вестнике Европы». Педагогические занятия малоуживчивого У. кончились отставкой. В 1878 У. женился, а с 1884, после смерти жены (1881), началась бродяжническая, полная голода и нужды жизнь. У. продолжал писать теперь в «Русском вестнике» и бульварном «Развлечении». Одинокий и забытый, Успенский кончил жизнь самоубийством.

Ранние рассказы У. («Старуха», «Поросенок», «Грушка», «Змей» и др.) посвящены изображению дореформенной деревни и отражают радикальные демократические настроения писателя, его идейную близость к революционно-демократической интеллигенции. Показывая в этих рассказах забитость, бесправие и неразвитость крестьянской среды, У. выступал против крепостного строя и либерализма («Хорошее житье», «Сельская аптека»). Глубоко реалистический характер рассказов У., раскрывавших истинное положение крестьянства, обеспечил им широкий успех. Наиболее выдающимся рассказом был «Обоз» (1860), посвященный жизни неграмотного и забитого крепостного крестьянина.

Правда, показанная У., и глубокое сочувствие писателя народу обусловили высокую оценку рассказов революционно-демократической критикой. В статье «Не начало ли перемены?» Чернышевский приветствовал У., сумевшего «глубоко заглянуть в народную жизнь и так ярко выставить... коренную причину ее тяжелого хода».

В дальнейшем У. написал ряд рассказов и очерков, описывающих провинциальную среду («Уездные нравы»), знакомое ему духовенство («Работник», «Бурсацкие нравы» и др.), учительство, студенчество («Студент», «Межедворов» и др.) и фабричных рабочих (пьеска «Странницы»), не оставляя однако и деревенской тематики. Большинство новых произведений У. успеха не имело, в особенности в силу того, что они потеряли свою остроту, стали описательными. Наиболее художественно ценные повести У. этого периода - «Федор Петрович» (1866), «Старое по-новому» (1870), написанные о буржуазии и земстве в деревне, прошли незамеченными. Народническая критика (Скабичевский) резко выступала против У., произведения к-рого чужды народнической идеализации общинных «устоев». Постепенно У. стал «забытым писателем», творчество к-рого, как одного из «шестидесятников» и соратников революционно-демократической реалистической литературы, снова привлекло к себе внимание лишь после Великой Октябрьской социалистической революции.

Основное значение очерков У. определяется их правдивостью, силой критического реализма, свойственной им. Наиболее ярким средством художественной характеристики, каким располагал У., был язык его героев. У. очень умело воспроизводил многообразие оттенков разных говоров, охотно прибегал к сказу (напр. «Поросенок», рассказанный деревенской просвирней, «Грушка» - торговцем, «Хорошее житье» - целовальником, и т. д.). Очерки У. подчас подымались до уровня тонко написанных новелл, избегая прямой, голой тенденциозности, выражая идею прежде всего показом самой жизни. Так в «Хорошем житье» он обличает кабатчика, не говоря от себя ни единого дурного слова о нем. У Успенского мы находим ряд рассказов, где он прибегает к шаржу и гротеску («Обоз», «Змей» и др.). Это были зародышевые формы того же рода, какой нашел себе место в творчестве Щедрина, в его «Истории одного города», в «Сказках». Как и Щедрина, У. толкало к гротеску остро ощущавшееся просветителем противоречие между действительной и разумной жизнью. Гротескные сцены и образы У. не имели, разумеется, силы и глубины щедринской сатиры. При всех достоинствах своих очерков У. все же часто не шел дальше натурализма и шаржа.

Библиография:

I. Рассказы, 2 чч., СПБ, 1861; Рассказы, ч. 1-3, СПБ, 1864; Новые рассказы, СПБ - М., 1867; Новейшие рассказы, СПБ - М., 1871; Картины из русской жизни, 3 тт., СПБ, 1872; Повести, рассказы и очерки, 3 тт., М., 1876; Сочинения (Повести, рассказы и очерки), 4 тт., М., 1883; Рассказы, СПБ, 1886; Из прошлого, М., 1889; Собрание сочинений, ред., вступ. стат. и прим. К. Чуковского, ГИХЛ, М. - Л., 1931; Сочинения (Подготовка текста, статьи и комментарии К. И. Чуковского), т. I, изд. «Academia», Москва - Ленинград, 1933.

II. (Чернышевский Н.), Не начало ли перемены? «Современник», СПБ, 1861, ноябрь, и в Полн. собр. сочин. Н. Г. Чернышевского, изд. М. Н. Чернышевского, т. VIII, СПБ, 1906; (Достоевский Ф.), Рассказы Н. В. Успенского, «Время», П., 1861, декабрь; Головачев Ап., Рассказы Н. В. Успенского..., «Современник», СПБ, 1864, май; Ткачев П., Разбитые иллюзии, «Дело», СПБ, 1868, № 11 и 12; то же в кн.: Ткачев П. Н., Избр. соч., т. I, М., 1932 (в серии: Историко-революционная библиотека, № 2-3 (LXXIX-LXXX)); Бельчиков Н., Н. Успенский и классовая борьба в критике 60-70 гг., «Литература и марксизм», М., 1931, кн. 6 (перепеч. в кн.: Бельчиков Н., Народничество в литературе и критике, М., 1934); Чуковский К., Николай Успенский, его жизнь и творчество, вступ. ст. в кн.: Успенский Н., Сочинения, т. I, изд. «Academia», М. - Л., 1933.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX столетия включительно, ч. 2, СПБ, 1902; Успенский Н. В., Сочинения, т. I, изд. «Academia», М. - Л., 1933 (см.: «Хронологич. канва жизни и творчества Н. Успенского», «Библиография»).

УТКИН

УТКИН Иосиф Павлович (1903) - современный поэт. Р. в интеллигентной еврейской семье в Китае, на ст. Хинган Восточно-Китайской ж. д. Учился в Иркутской гимназии. В 1920 ушел добровольцем в Красную армию. Печатается с 1923.

Большинство стихотворений У. первого периода посвящено темам войны - гражданской и империалистической. Для поэта характерна романтическая трактовка этих тем и своего рода эстетское приукрашивание войны: «Красивые, во всем красивом, они несли свои тела...». «А впереди, как лебедь тонкий,... скакал безусый офицер». У. восторженно воспевает бои, атаки, часто поэтизируя военный героизм сам по себе, безотносительно к его цели («Атака», «Барабанщик» и др.). В стихах о войне отразился отвлеченный гуманизм поэта, затушевывающего социальную сущность империалистической и гражданской войн. Особенно в этом отношении показательна «Песня о матери» (1925), в к-рой мать проклинает сына, вернувшегося с фронта, за то, что он убил «семнадцать».

Наиболее популярное произведение У. - «Повесть о рыжем Мотеле» (1924-1925). Ее основной мотив - отстаивание права маленького человека из трудящейся бедноты на счастливую жизнь. Правда, счастье понимается в «Повести» узко, лишь как личное благополучие. Главный герой - портной Мотеле - является по существу мечтателем, а не активным борцом за переделку действительности. Он противопоставляет счастью богачей свою полунищую судьбу обойденного, но не поднимается до сознательной ненависти к ним. Тонкий юмор и легкая ирония, передача интонации еврейского языка, лексики еврейского местечка, употребление языковых образов, тесно связанных с изображаемым бытом («Висели пуговки звезд и лунная ермолка», «Дни затараторили, как торговка Мэд»), придают своеобразный отпечаток, лирическую окрашенность всему произведению. Поэма насыщена бодростью, оптимизмом - настроениями, характерными для всего творчества У.

В последующие годы в поэзии Уткина прорываются иногда настроения успокоенности. Переход от гражданской войны к нэпу воспринимается поэтом как осуществление заветной мечты о тихом счастьи: «Мне за былую муку покой теперь хорош».

Эти настроения были недолговременны, и в своих дальнейших стихах У. стремится ответить на новые запросы современности. В произведениях «Герой нашего времени», «По дороге домой» (1934) выступает лирический образ поэта-интеллигента, жалующегося на свою неполноценность, пытающегося найти нужные слова, новые темы, стоящие на уровне эпохи. Поэту «хочется встать эпохе во фланг и рост», среди пролетариата ищет он «героя из героев».

В дальнейшем (1934-1935) Уткин опять возвращается к темам гражданской войны («Песня о ресторане Крит », «Сибирская песня», «Комсомольская песня», «Бой»). В этих стихах Уткин рвет с былыми эстетствующими тенденциями, стремясь реалистически осмыслить действительность. Обновляется словарь Уткина, удачно использующего иногда художественные приемы фольклорного, частушечного творчества («Батя», 1934). Поэзии У. свойственны жизнерадостный, веселый юмор, задушевный лиризм, острота и меткость характеристик отдельных персонажей. Но наряду с этим язык временами небрежен, образы не отточены и штампованы, отделка стиха недостаточна.

Библиография:

Повесть о рыжем Мотеле, господине инспекторе, раввине Иссайе и комиссаре Блох, М., 1926 (неск. изд.). Первая книга стихов, Гиз, М., 1927 (5-е изд., М., 1931); Изморозь, М., 1927; Герой нашего времени, «Молодая гвардия», 1930, № 1, Публицистическая лирика, изд. «Огонек», М., 1931; Стихи о войне, Гихл, М., 1933; Милое детство. Поэма, изд., «Молодая гвардия», М., 1933; Избранные стихи, Гослитиздат, М., 1935 и М., 1936; Стихи, изд. «Молодая гвардия», (М.), 1935; Стихи, издание, «Советский писатель», Москва, 1937.

У-ЦЗИН

У-ЦЗИН (Пятикнижие) - общее название для следующих пяти конфуцианских канонических книг: И-цзин (Книга перемен, излагающая особую систему гадания, дополненная впоследствии комментариями в виде т. наз. «10 крыльев», дающих космогоническую систему древних китайцев); Ши-цзин (Книга гимнов и песен, см. Ши-цзин); Шу-цзин (Книга записанных преданий - эпическое произведение, излагающее ритмической прозой легенды об образовании китайского народа и о древней его истории); Ли-цзи («Записки о совершенном порядке вещей, правления и обрядов», - регламентирующие общественные отношения, религиозные обряды и т. п. и заключающие в себе сведения об идеальной, с конфуцианской точки зрения, системе правления древних царей, о древнем календаре и т. д.); Чунь-цю - летопись княжества Лу, написанная по преданию самим Конфуцием, хотя последние записи в этой летописи трактуют и о событиях, имевших место после его смерти. Чунь-цю дает нам не столько изложение самих событий, сколько крайне лаконическую оценку их с точки зрения конфуцианской политической морали. У-Ц. является древнейшим китайским литературным памятником и содержит весьма ценные сведения по древней истории китайского народа. Однако этим сведениям нельзя вполне доверять. Ученые, восстанавливавшие древние книги (в основном составленные в VI-V в. до н. э.) при династии Хань, стремились приспособить их к политическому строю своей эпохи и поэтому прибегали либо к окружению древнего текста соответствующим комментарием, либо к интерполяциям и даже к прямой фальсификации текста. У-Цзин дошла до нас в столь ненадежной ханьской редакции, что требует еще большой филологической работы для отделения древнего текста от позднейших наслоений.

Библиография:

Legge J., The Chiness Classics, L., 1870; Schi-King, ubersetzt v. V. Strause, Heidelberg, 1880; Legge J., The Yih King в серии: Sacred books of the East, v. XVI, Oxford, 1882; Giles H., A History of Chinese Literature, 1901; Couvreur S., Chou King, P., 1916; Couvreur S., Cheu King Recueil de poesie, Paris, 1927; Васильев В. П., Очерк истории китайской литературы, Петербург, 1880.

УШАКОВ

УШАКОВ Николай Николаевич (1899-) - современный поэт. Р. в Ростове. Окончил гимназию, учился на юридическом факультете в Киеве. Печататься начал в 1923 в киевской газете «Пролетарская правда». Непродолжительное время состоял в группе конструктивистов, хотя на творчестве У. резче всего сказалось влияние Пастернака, Асеева, отчасти акмеистов. Первая книга У. - «Весна Республики» (1927). Стихи этого сборника посвящены размышлениям о творчестве, об эпохе великой социалистической революции, о человеке, о природе. С самого начала У. проявил себя певцом социалистической техники. Образы паровоза, мотоциклета, аэроплана, турбин, бронепоезда неоднократно варьируются в его стихах. Однако за вещью, за машиной всегда чувствуется человек, творческая мощь, его героическое и трудовое начало.

Лирика У. проникнута радостным, жизнеутверждающим настроением: «... кто смеет говорить о смерти, когда в Республике весна». В последующих книгах «30 стихотворений» (1931), «Горячий цех» (1933) Ушаков расширяет свою тематику, обращаясь к революции 1905, к истории гражданской войны (интересен цикл стихов о немецкой оккупации Украины), к темам искусства, Западной Европы и т. д. Кроме того тема природы все шире и свободнее начинает входить в поэзию Ушакова. Однако природа не противопоставляется миру техники, а органически сочетается с ним в единое целое («Подсолнух сказал мне: - Я здесь живу и, видите, дружен с домнами»). На формальные особенности У. постепенно все большее влияние начинает оказывать русская классическая поэзия в лице Пушкина и Тютчева. Если раньше поэзия классиков использовалась им гл. обр. в пародийном плане (стихи «В двенадцать часов по ночам», «Три лангштурмиста» и некоторые др.), - то теперь классическое наследство У. осваивает естественнее и органичнее. Близкий по своему стилю больше всего к Пастернаку (ср. лирическую многопланность, неожиданность ассоциаций, свободное введение в лирическую ткань неологизмов и прозаизмов, интонационную структуру стиха), У. все более стремится к реалистически точному описанию деталей, к афористичной краткости. Последние произведения поэта (см. книгу «Мир для нас», 1935, и последующие стихи) говорят о некоторой исчерпанности его приемов, о начинающемся самоповторении, о недостаточной творческой самостоятельности. Иногда его последние стихи производят впечатление случайно подобранных ярких импрессионистических деталей, недостаточно органично сцепленных между собой. Ряд стихов страдает также некоторой нарочитой лит-ой усложненностью, перегружен литературными намеками, ассоциациями и цитатами. У. известен также как хороший переводчик украинской поэзии.

Библиография:

Весна республики, изд. «Молодая гвардия», М., 1927; 30 стихотворений, 2-я книга, ГИХЛ, М. - Л., 1931; Самое простое, «Библиотека коммуны писателей», Киев, 1931; Горячий цех, изд. «Советская литература», М., 1933; Календарь, Огиз, «Молодая гвардия», Москва, 1933; Повести, 5-я книга стихов. Харкiв - Киiв, 1933; Стихотворения, Харкiв - Киiв, 1933; Избранные стихи, Гослитиздат, М., 1935; Мир для нас, Гослитиздат, Москва, 1935; Киiв, Державне лiтературне видавництво, Киiв, 1936; Избранные стихи, Гослитиздат, Москва, 1936; Земляки, Держлiтвидав, Киiв, 1937. Переводы: Поэты Советской Украины, Харьков, 1936. Книги для детей: В поле на воле, издание «Культура», Киев, 1928; Лето, изд. «Культура», Киев, 1928; Ярославский вокзал, изд. АРП, Киев, 1928; Дедушкин огород, изд. «Культура», Киев, 1929.

УЭБСТЕР

УЭБСТЕР Джон (J. Webster, 1580?-1625?) - англ. драматург, современник Шекспира. Биографических данных об У. не сохранилось, известно лишь, что он был сыном портного. Творчество У. охватывает 1602-1624 гг. До 1612 в сотрудничестве с драматургами Деккером, Марстоном, Гейвудом и др. У. пишет ряд пасторальных и бытовых комедий и мещанских фарсов.

Все они отличаются художественной незрелостью; юмор не был стихией мрачного У., слава, его покоится на двух шедеврах: «The White Devil», 1612 (перев. на русский язык Аксеновым под загл. «Белый дьявол») и «The Duchess of Malfi», 1614 («Герцогиня Мальфи»). Перу Уэбстера принадлежит также трагикомедия «The Devil’s Law Case», 1620 («Процесс дьявола»). Ему раньше приписывалась трагедия «Аппий и Виргиния», но R. Brooke в 1911 доказал, что она написана Гейвудом. Сюжетом «Белого дьявола» послужили исторические события Италии эпохи Медичи, в центре к-рых фигурирует знаменитая куртизанка Виттория Коромбона, а фабула «Герцогини» заимствована из новеллы Банделло, переведенной Пэйнтером в сборнике «Дворец наслаждения».

В своем показе распущенности двора, аристократической олигархии и всесильного католического духовенства, У. всецело стоит на позициях гуманизма.

В жанровом отношении трагедии У. принадлежат к «трагедиям крови», восходящим к «Испанской трагедии» Кида, и в них мы находим весь реквизит этого жанра: мрачную фантастику (сцена на кладбище, замогильный голос герцогини), эффекты ужаса (пляска умалишенных и сцена с могильщиком), нагромождение преступлений (умерщвление детей и мужа), гиперболизацию человеческих страстей и сублимированную патетику. Особенной яркостью отличается образ Виттории Коромбоны, проникнутой жестокостью и лицемерием.

Композиция У. грешит отсутствием логической связи между отдельными сценами и недостаточной четкостью сюжетного построения (напр. отдельные акты «Белого дьявола» и бледный V акт в «Герцогине»), но сжатость и художественная выразительность языка, представляющего собой чередование прозы и стихов, лирическая насыщенность, мрачный пафос его метафор обеспечивают У. место не только гениального драматурга, но и выдающегося поэта.

Библиография:

На русском языке: Аксенов И. А., Елизаветинцы, вып. I, кн-во Центрофуга, М., 1916 (здесь дан пер. «Белого дьявола»).

II. Complete works, ed. by F. L. Lucas, 3 vls, L., 1927 (лучшее изд. соч. V, обширная литература в т. I); Gnoli D., Vittoria Accoramboni, Firenze, 1870; Gosse E., C. Webster, в кн. Seventeenth-century studies, 2 nd ed., L., 1885; Symond J. A., Renaissance in Italy, L., 1886; Его же, Italian Byways, L., 1883; Dictionary of National Biography, ed. by S. Lee, v. LX, L., 1899 (нуждается в поправках); Stoll E. E., John Webster, periods of his work..., Boston, 1905 (Лучшее исследование о творчестве Уэбстера); Crawfeord C., Collectanea, 2 vls, L., 1906-1907; Swinburne A. C., The Age of Shakespeare, L., 1908; Pierce F. E., The Collaboration of Webster a. Dekker, N. Y., 1909; Brooke R., John Webster and the Elisabethan Drama, L., 1916.

УЭЛЛС

Статья большая, находится на отдельной странице.

УЭЛШ

УЭЛШ (James Wellsh, 1881-) - современный английский лейбористский писатель, член независимой рабочей партии, известен как автор «Песен горняка» (Songs of a miner), сборника лирических стихотворений и двух повестей из жизни шотландских углекопов: «Подземный мир» (The Underworld, 1924), «Морлоки» (The Morlocks, 1925).

У. род. в семье шахтера (в Шотландии). С 12-ти лет работал в шахте; выдвинувшись, стал «проверщиком веса». Затем У. был выбран организатором окружного союза горнорабочих.

С этого момента У. быстро поднимается по лестнице профсоюзной бюрократии. В 1923 занимает место в палате лордов, а после 1924 становится членом исполкома Великобританской федерации горнорабочих.

Весь жизненный путь У. представляет собой стремление уйти от своего класса, срастись с классом хозяев. Буржуазные издательства охотно переиздают его произведения, в к-рых автор всячески стирает классовые противоречия. Тираж произведений У. очень велик, в особенности же «Подземного мира» с его патетикой, прославлением женщины-матери, хранительницы семейного очага.

В «Подземном мире», начало действия которого относится к 90-м гг., а конец - к 1914, У. изображает свое детство и себя в лице Роберта Синклера. Здесь он дает натуралистическое описание нищеты, нечеловеческих страданий жен-матерей, теряющих в «подземном мире» своих мужей и сыновей. Рабочие здесь - темная, забитая масса, в к-рой еще не пробудилось классовое сознание; они сторонники компромисса с хозяевами и подозрительно относятся к деятелям профдвижения.

В «Морлоках» (название тайной революционной организации) изображается стачка, ее провал, попытка «морлоков» произвести переворот, полная неудача этой попытки, ненужные жертвы рабочих и т.д.

Капиталистическая система в целом не подвергается отрицанию у Уэлша. В страданиях людей повинна у него не система, а злые люди (штейгер Джон, напр.). Никакие революционные выводы не напрашиваются у читателя «Подземного мира».

Лирический пафос дурного вкуса, банальнейшие описания природы, дешевая эстетизация - вот моменты, характерные для творчества У., выхолащивающего революционное содержание из рабочей тематики, не понимающего революционной миссии пролетариата.

Библиография:

На русск. яз. пер.: Морлокки, пер. Под редакцией И. Саблина, изд. «Недра», М., 1925; то же, сокр. перев. М. Розенфельд, изд. РИО ВЦСПС, М., 1925; Подземный мир, пер. З. Вершининой, изд. «Мосполиграф», М., 1924; то же, перев. ее же, Гиз, М. - Л., 1926 (в серии: «Универсальная библиотека»), то же, изд. 2-е, «Недра», М., 1927, то же, сокр. пер. М. Розенфельд, с предисл. А. Чекина, изд. ВЦСПС, М., 1926.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV