Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "О" (часть 1, "ОБИ"-"ОГО")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "О" (часть 1, "ОБИ"-"ОГО")

ОБИНЬЕ

ОБИНЬЕ Агриппа (Agrippa d’Aubigne, 1552-1630) - французский писатель. Происходил из французской феодальной знати; боролся на стороне гугенотов - партии, объединившей против монархии и церковных магнатов под знаменем кальвинизма различные социальные группировки: не только стремившуюся к самоуправлению городскую буржуазию, но и отстаивавшую свои феодальные права часть дворянства.

По своим политическим и творческим тенденциям Обинье принадлежит к поколению французских гуманистов - интеллигенции подымающейся буржуазии - и, несмотря на некоторый налет средневековья, соединяет ряд характерных для гуманиста свойств: рационализм, влечение к классической древности, жажду всесторонних знаний. Вместе со своей классовой группой Обинье был сторонником ограничения королевской власти. Творчество Обинье - отражение той борьбы, к-рую он вел оружием. Свои политические взгляды он наиболее полно выразил в «Histoire universelle» (1616-1620).

Начав под сильным влиянием средневековой рыцарской поэзии («Printemps» - «Весна»), О. позднее создал монументальную поэму-сатиру «Les Tragiques» (Трагические строфы, 1616) в 7 песнях по 1 200-1 500 стихов, обличающую католическую партию; перегруженная образами классической древности, проникнутая библейским пафосом, она является изображением современной автору Франции, разоренной гражданскими войнами.

Перу О. принадлежат также написанные нередко выразительным народным языком реалистические романы-памфлеты («Les Aventures du Baron de Foeneste» - «Приключения барона Фенеста», 1630).

Библиография:

I. Кроме произведений, перечисленных в тексте: L’enfer, Р., 1873; La confession catolique du Sieur de Sancy, Cologne, 1660; Ouvres completes, publ. p. E. Reaume et F. de Caussade, vv. I-VI, Paris, 1873-1892.

II. Веселовский А., Этюды и характеристики (статья: Последний рыцарь. Эпизод из литературной и общественной истории Франции XVI-XVII вв.), т. I, изд. 4-е, М., 1912; Reaume E., etude historique et litteraire sur A. d’Aubigne, P., 1883; Rocheblave S., Agrippa d’Aubigne, P., 1910; A. d’Aubigne, sa vie et ses enfants, Paris, (1928); Garnier A., A. d’Aubigne et le parti protestant, 3 volumes, Paris, 1928.

ОБЛАСТНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЛАСТНИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОБЛЕГЧЕНИЕ

ОБЛЕГЧЕНИЕ - см. Метрика.

ОБЛОМОВЩИНА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОБНАЖЕНИЕ ПРИЕМА

ОБНАЖЕНИЕ ПРИЕМА - см. Прием.

ОБОЛИ-МУША

ОБОЛИ-МУША - см. Тавадзе.

ОБРАДОВИЧ Д.

ОБРАДОВИЧ Досифей (1742-1811) - видный сербский писатель. Р. в семье ремесленника в австрийской Сербии, странствовал по всей Европе в качестве учителя. В молодости - религиозный фанатик и монах, в 40 лет немецкий студент. О. - крупнейший деятель просветительной философии Сербии и наиболее яркий выразитель идей абсолютизма Иосифа II у австрийских славян.

Главное произведение О., знаменующее собой начало новой сербской литературы, - «Жизнь и приключения» (Zivot i prikljucenja..., 1783) - автобиографический роман, к-рым О. воспользовался для проведения идей новейшей немецкой философии и особенно для беспощадной критики монашества и церкви. Это - яркая картина современной ему жизни, первая оригинальная книга светского характера на сербском яз. Те же идеи продолжает и развивает О. в последующих произведениях: «Советы здравого разума» (Soveti zdravoga razuma, 1784), «Басни» (Басне Езопове, 1788), «Собрание нравоучительных вещей» (1793), в переводах и переделках из европейских писателей, в комментариях к ним и т. д. Здесь сильнейшее влияние оказали «Зритель» (Spectator) Аддисона и произведения Лессинга. Рационалист, враг монашества и церковности, О. в своих политических идеалах шел не дальше требований просвещенного абсолютизма. Своей задачей он считал внедрение западно-европейской образованности и культуры в сербское общество. Его произведения пользовались большой популярностью у современников.

Значение О. для сербской литературы очень велико. Преодолевая господствовавшие в его время влияния византийской и русской церковной литературы, отвергая искусственный «славянорусский» яз., О. вводил сербскую литературу в круг интересов и идей Зап. Европы и решительно боролся за народный, живой яз., тем самым определив дальнейший путь развития новой сербской литературы.

Библиография:

I. Лучшее полное собрание сочинений - юбилейное, Белград, 1911; Собрана дела, Библиотека юго-славянских классиков, Белград, 1933.

II. Радченко К., Обрадович и его литературная деятельность, Киев, 1897; Гацкович Е., Жизнь Д. Обрадовича, «Университетские известия» (Варшава), 1879, V-VI; Гаврилович А., Д. Обрадович, Белград, 1900. По случаю юбилея (1811-1911) Обрадовичу посвящены целиком: Српски Кньижевни Гласник, 1911, 26 и 27; Бранково коло, 1911, 12-15; Годишньица Николе Чупича, 30 и др.; Споменица Д. Обрадовича Српске Кньижевне Задруге, 1911.

ОБРАДОВИЧ С.

ОБРАДОВИЧ Сергей Александрович (1892-) - пролетарский поэт. Сын мелкого ремесленника. Учился в городской школе, затем в университете Шанявского. Всю империалистическую войну пробыл в окопах. В 1917 был председателем полкового комитета большевистской ориентации. После Октября - на лит-ой работе. Был членом московского Пролеткульта, секретарем и членом правления ВАПП, членом редакции журн. «Кузница». Писать начал с 1912.

В противовес эстетскому восприятию действительности творчество О. наполнено пафосом освобожденного фабрично-заводского труда. С большой художественной силой и эмоциональной экспрессией показывает О. возрождение приостановленного за годы разрухи завода. Поэтизация освобожденного труда переплетается с темой революции, с мотивами о разрушении старого мира во имя создания новой радостной жизни. Активное устремление к созданию новой жизни - существенная черта облика О. как поэта. Он подчеркивает революционно-созидательную работу пролетариата. Мощь и коллективизм - основные признаки пролетариата у О. Изображая пролетарскую революцию, Обрадович раскрывает ее интернациональный характер.

Давление мелкобуржуазной стихии сказалось на творчестве Обрадовича при переходе партии и рабочего класса от военного коммунизма к нэпу. Подобно другим поэтам «Кузницы» поэту казалось, что нэп есть сдача позиций. Отсюда - мотивы горечи и боли («Горько, родные, горько Будни под блузой носить, И не знать, как воркует зорька, И рабочие песни забыть»). Но в стихах О. нет того резкого и активного протеста против нэпа, к-рое имело место у Кириллова и Герасимова напр., расценивших нэп как возврат к капитализму.

Как поэт О. в целом ряде моментов отличается от остальных поэтов «Кузницы». Космизм, «планетарность» и абстрактность, которые характерны для творчества поэтов «Кузницы», наиболее значительной группы пролетарской литературы периода военного коммунизма, почти отсутствуют в стихотворениях О. Он ближе к текущей жизни, таким остался и в более поздние годы. У него нет выспренности, характерной для Садофьева, Кириллова. Обрадович подходил к созданию реалистического образа рабочего («Шахтер»), тогда как у Садофьева рабочий дан как «современный Данте, Бог, Грядущий властелин». Пафос борьбы и возрождения страны звучит у О. тоже реалистичнее.

Библиография:

I. Взмах, П., 1921; Сдвиг, М., 1921; Стихи о голоде, М., 1921; Окраина, М., 1922; Октябрь, М., 1922; Огненная гавань, П., 1922; Капель, М., 1922; Город, М., 1923; То же, изд. 2-е, М., 1929; Винтовка и любовь, М., 1924; Митинг, М., 1924; Явь, Поэма, М., 1926; Избранные стихи, М., 1926; Поход, М., 1928; То же, изд. 2-е, М., 1930; О молодости, М., 1928; О труде, любви и революции, М., 1930; Рабочий фронт, Избранные стихи, М., 1933. Статья: Обратное мышление, «Кузница», 1920, кн. II.

II. Якубовский Г., Литературные портреты, М. - Л., 1926; Лежнев А., О пролетарских поэтах, «Печать и революция», 1925, кн. II; Воронский А., О группе писателей «Кузница», «Красная новь», 1923, 3, 4 (также в его сб. «Литература и жизнь», М., 1924); Гусман Б., Сто поэтов, Тверь, 1923; Сиповский Б., Поэзия народа, Петроград, 1923. Отзывы: Филипченко И., «Правда», 1928, 7 июня; Красильников В., «Красная новь», 1928, VI; Поступальский И., «Молодая гвардия», 1928, VI; Цвелев В., «Октябрь», 1928, VII; Оксенов И., «Звезда», 1928, VI; Эркман Р., Пролетарский авангард, 1931, VI; Книга - строителям социализма, 1931, IV («Поход»); Красильников В., «Красная новь», 1929, II; Зенкевич М., «Печать и революция», 1929, II-III («О молодости»); Тарасенков А., «Книга и революция», 1929, V («Город»); Виноградов И., «Литературная газета», 1930, № 48; Ав-лев А., «Книга и революция», 1930, XXVIII («О труде, любви и революции»); Бойчевский В., О творчестве С. Обрадовича, «Журнал для всех», 1930, IX.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, М., 1928.

ОБРАЗ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОБРАЗОВАНИЕ

«ОБРАЗОВАНИЕ» - ежемесячный журнал, издававшийся в СПБ с 1892 по 1909 и переименованный из «Женского образования» (1876-1891). Редактор-издатель - В. Д. Сиповский, с 1896 - А. Острогорский. С 1908 вследствие финансовых затруднений переходит из рук в руки (Орест Кон, Д. А. Карышев). Из узкопедагогического преобразован в педагогический и научно-популярный, а затем в литературный и общественно-политический журнал. C 1902 имел отдел беллетристики.

В литературно-критическом и философско-экономическом отделах журнала помещали статьи критики-большевики: В. Фриче, А. Луначарский, М. Ольминский, П. Орловский (В. В. Воровский), И. Степанов-Скворцов.

Являясь органом мелкобуржуазной интеллигенции, отражая ее политическую неустойчивость, «О.» приближалось к журналам типа «Мира божьего», о к-рых Ленин говорил, что они допускают марксизм «собственно из моды» («Ленинский сборник», IV, стр. 21). В журнале участвовали марксисты, к-рые на страницах «О.» боролись с народничеством, давали отпор буржуазной науке, идеалистам (Бердяеву, Булгакову), черносотенной журналистике (Грингмут, Мещерский), выступали против декадентства (Мережковский, Гиппиус). Но стремясь быть «беспартийным демократическим органом», журнал одновременно с этим помещал статьи против Ленина, давал отрицательную меньшевистскую оценку творчества Горького («Мать») и печатал статьи Мережковского и Гиппиус.

Кроме временного ареста отдельных книжек «О.» мало подвергалось цензурным гонениям, и только в 1902 министр народного просвещения Ванновский распорядился «не допускать впредь выписку журнала Образование в бесплатные народные читальни и библиотеки».

В отделе беллетристики печатались В. Вересаев, А. Чапыгин, М. Арцыбашев, А. Вербицкая, С. Юшкевич, Е. Чириков, В. И. Дмитриева, Ф. Поступаев, С. Сергеев-Ценский, И. Потапенко, а в последние годы существования журнала - А. Блок, К. Бальмонт, Ф. Сологуб, И. Рукавишников и др.

Журнал прекратил свое существование в 1909 на пятой книжке.

Библиография:

I. Библиографии о журнале «О.» не существует, но некоторые сведения о нем имеются. Письма Б. П. Аксельрода и Ю. О. Мартова; Материалы по истории революционного движения, т. I, Берлин, 1924, стр. 155, 172, 173; Левицкий В. (В. О. Цедербаум), За четверть века, Революционные воспоминания, т. I, ч. 2, М. - Л., 1927, стр. 110-111.

II. Указатели-справочники: Лисовский Н. М., Русская периодическая печать 1703-1900, П., 1915; Мезиер А. В., Словарный указатель по книговедению, ч. 1, М. - Л., 1931; Куфаев М., Библиография русских педагогических журналов, «Педагогическая энциклопедия», т. I.

О'БРАЙЕН

О’БРАЙЕН Эдуард (Edward Joseph Harrington O’Brien, 1890-) - американский писатель, поэт, литературовед, переводчик. О. известен гл. обр. как редактор и составитель антологий из произведений английской и американской литературы. В течение ряда лет ежегодно выходят сборники избранных новелл под редакцией О. Целый ряд молодых начинающих писателей впервые печатался в его антологии. О. один из первых открыл Шервуда Андерсона и Эрнеста Хэмингуэя. О. примыкает к либеральной мелкобуржуазной интеллигенции. За последние годы кризиса стал более радикален.

Библиография:

I. The Flowing of the Tide, 1910 (пьеса); White Fountains, Boston, 1917 (стихи); The Advance of the American short Story, N. Y., 1923. Под редакцией О’Брайена вышли: Poems of the Irish Revolutionary Brotherhood, 1917; Best short Stories of 1915-1933, Boston, 1916-1925; N. Y., 1926-1933 (ежегодные антологии); Best British short Stories, 1922-1933, Boston, 1922-1925; N. Y., 1926-1933, соредактор «Pity and Terror. American Style» John Cournos.

II. «Bookman (American)», 1932, Sept.

ОБРАМЛЕНИЕ

ОБРАМЛЕНИЕ - вид композиции литературного произведения, при к-ром одна или несколько фабульных единиц (новелл, сказок, басен, притч) объединяются путем включения их в самостоятельную фабульную или нефабульную единицу - рамку.

В сущности в понятии О. по формальному признаку объединено несколько весьма различных по своей художественной значимости явлений. В так наз. цикловом О. налицо более или менее механическое соединение ряда самостоятельных повествовательных единиц, введение к-рых обычно мотивируется беседой или спором действующих лиц обрамляющей повести или ссылками автора рамки на те или иные случаи. Здесь так. образ. перед нами довольно примитивная форма повествовательной техники. Действительно, техника циклового О. представлена уже в литературах древнего и феодального Востока (Индии, Персии, Аравии) и античного Запада. Она достигает в них высокого совершенства и посредством переводов и подражаний переходит в литературы новой Европы. В последних соединяются две традиции циклового О.: идущая с Востока техника обрамляющей повести с более или менее сильной насыщенностью дидактизмом и идущая от античности техника включения повествовательных иллюстраций в форму ораторской речи и беседы. В обрамленных беседами действующих лиц сборниках новелл Возрождения («Декамерон» Бокаччо, «Гептамерон» Маргариты Наварской, «Кентерберийские рассказы» Чосера) обе техники органически сливаются, преодолевая в значительной мере механический характер связи О. с новеллистическими вставками. Еще более органический характер носит О. в сборниках романтиков («Фантазус» Тика, «Серапионовы братья» Гофмана, «Русские ночи» Одоевского), поскольку рамки беседы становятся формой выражения тех же философских и эстетических идей, что и повествовательные вставки, и мотивируют самый характер последних. Художественный метод реализма предпочитает однако технику О. отдельной повести, принципиально отличную от техники циклового О., ибо здесь с самого начала не прием механического объединения независимых друг от друга единиц, но вытекающее из особенностей самого жанра объединение частей той же фабулы. Обрамление реалистической повести органически слито с обрамляемой фабулой: оно или обосновывает те или иные особенности ее развертывания, противоречащие обычным формам реалистического повествования (введение фантастики, предвосхищение действия во времени, мотивировка особенностей сказа - архаизмов, диалектизмов и т. п.), или подкрепляет теми или иными указаниями фикцию действительности сообщаемого (указание места и времени, рассказ свидетеля и т. п.). Поэтому обрамление отдельной повести обычно лишено элементов дидактизма и легко может быть сжато до одной вступительной фразы и даже до подзаголовка (ср. например подзаголовки повестей Чехова «Рассказ проходимца», «Рассказ старого матроса» и т. п.).

Библиография:

Шкловский В., Развертывание сюжета, Л., 1921; Его же, Теория прозы, М., 1925; Goldstein M., Die Technik der zyklischen Rahmenerzahlungen Deutschlands von Goethe bis Hoffmann, Dissert., Berlin, 1906; Auerbach E., Zur Technik der Fruhrenaissancenovelle in Italien und Frankreich, Dissert., Greifswald, 1921; Bracher H., Rahmen erzahlung u. Verwandtes bei G. Keller, C. F. Meyer u. Th. Storm, Lpz., 1924; Merker E., Rahmenerzahlung, в кн. «Reallexikon der deutschen Literaturgeschichte», hrsg. v. P. Merker u. W. Stammler, B. III, Berlin, 1928-1929. См. также Композиция, Новелла.

О'БРИЕН

О’БРИЕН Ф.-Д. (Fitz-James O’Brien, 1828-1862) - американский поэт и новеллист. Р. в Ирландии, с 1852 поселился в Америке, в Нью-Йорке, и десять лет жил в кругах литературой богемы. В самом начале гражданской войны О’Б. примкнул как волонтер к северянам и был убит в сражении при Кумберлэнде, в Виргинии.

После смерти Эдгара По (см.) О’Бриен был наиболее значительным писателем «коротких рассказов» (short story), получив литературную известность после опубликования «The Diamond Lens» (1858). Жанр «страшных рассказов» Ч. Б. Брауна, Н. Хоторна (см.) и Э. По (см.) у О’Б. получил дальнейшее развитие. Показывая, что необычайное и сверхъестественное есть и в обычной жизни, он ищет рационалистического объяснения этих явлений. Тонкость фантазии, живой юмор, сюжетная увлекательность, большая наблюдательность - характерные черты его письма. Отрицательно относясь к подавлявшей его буржуазной действительности, О’Б. как художник деклассированной упадочнической интеллигенции обратился к фантастике, отошел от реализма. Ранняя смерть остановила его творчество в самом расцвете. После О’Б. «страшный жанр» возродился в рассказах А. Бирса (см.). Стихотворения, пьесы и статьи О’Б. теперь никакого интереса не представляют. Его рассказы, печатавшиеся в журналах «Harper’s Magazine», «The Atlantic Monthly», «Harper’s Weekly» и «Putnam’s Magazine», и лучшие из стихотворений изданы в 1881 У. Уинтером вместе с кратким очерком о нем (второе изд. 1885).

Библиография:

F. J. O’Brien, The Advance of the American short story, N.-Y., 1923.

ОБРЯДОВАЯ ПЕСНЯ

ОБРЯДОВАЯ ПЕСНЯ - см. Обрядовая поэзия.

ОБРЯДОВАЯ ПОЭЗИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОБСТФЕЛЬДЕР

ОБСТФЕЛЬДЕР Сигбьерн (Sigbjorn Obstfelder, 1866-1900) - норвежский писатель. В литературу вступил под непосредственным влиянием раннего творчества Кнута Гамсуна (см.). Один из видных импрессионистов в норвежской лит-pe, О. создал своеобразный вид лирической прозы. Его новеллы скорее похожи на большие стихотворения в прозе; они почти совершенно лишены сюжета, интриги и т. д. Для О., писателя, отражающего мировоззрение деградирующей мелкобуржуазной интеллигенции, важно лишь фиксировать душевные переживания беспочвенного человека. Для его героев характерно одиночество, психическая разорванность, разбросанность мысли, руководящейся не логикой, а интуицией.

Болезненная эксцентричность, неприспособленность к жизни, к борьбе и самообороне - характернейшие черты всех его персонажей («Musik og Vaar», 1889; «Fro Vaartil Nosf» и др.). Представитель класса, обреченного на гибель и не способного понять обусловливающие ее причины, О. склонен рассматривать ход исторических событий, а также и отдельные поступки человека, как фаталист. Фатализм и склонность к мистике особенно сказались на последнем периоде его творчества - в наиболее художественно зрелом произведении «Korset» (1897).

Все произведения О. отличаются эмоциональной насыщенностью и большим художественным мастерством.

ОБЩЕСТВА ЛИТЕРАТУРНЫЕ

ОБЩЕСТВА ЛИТЕРАТУРНЫЕ - см. Объединения литературные.

ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ

ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ ПРИ МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ - одно из старейших (основано в 1811) литературных обществ. Возникновение О. л. р. с. связано с литературным оживлением начала XIX века. Литературная атмосфера барской Москвы подготовила почву для возникновения О. л. р. с. Учредителями и первыми членами об-ва были главным образом профессора Московского университета.

Автор исторической записки об О. л. р. с., оценивая деятельность об-ва за 100 лет, говорит, что «Общество не всегда шло одинаково ровно, иногда надолго останавливаясь, иногда отставая от быстрого хода русского литературного развития. 30-е и 40-е гг. застали его в летаргическом сне, литературное движение первой половины 60-х гг. не нашло себе надлежащего отражения в деятельности об-ва. И все же об-во имеет право сказать, что сто лет прожиты им не бесплодно». Об-во живо откликалось на события текущей лит-ой жизни, принимало деятельное участие в устройстве литературных юбилеев (особенно значительна была его роль в торжествах по случаю открытия памятника Пушкину в 1880 и Гоголю в 1909), вызвало к жизни немало ценных работ в области изучения яз. и литературы и издало ряд научных трудов, в числе их «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля (4 тт., М., 1863-1866) и «Песни, собранные П. В. Киреевским» (10 вып., Москва, 1860-1874). Из числа председателей О. л. р. с. следует назвать А. А. Антонского-Прокоповича, М. Н. Загоскина, А. С. Хомякова, М. П. Погодина, И. С. Аксакова, Ф. И. Буслаева, Н. С. Тихонравова, Н. И. Стороженко, Алексея Н. Веселовского, П. Д. Боборыкина и А. Е. Грузинского. Последним председателем общества состоял П. Н. Сакулин (с 1921).

О. л. р. с. не прерывало своей деятельности и в годы революции, значительно увеличив число своих членов и расширив диапазон своей работы (помимо пленума работали комиссии: Пушкинская, историко-литературная и современной литературы). Об-во издало два сборника трудов Пушкинской комиссии («Пушкин», сб. I, Под редакцией Н. К. Пиксанова, М., 1924; сб. II, М., 1929; «Тургенев и его время», сб. Под редакцией Н. Л. Бродского, Москва, 1923) и закончило начатое в 1911 издание сб. «Песни, собранные П. В. Киреевским», Под редакцией В. Ф. Миллера и М. Н. Сперанского (вып. I-II, М., 1911-1929).

Однако в революционные годы исследовательская работа О. л. р. с. все больше отставала от научного литературоведения. Объединяя в своем составе представителей академической науки самых различных направлений, О. л. р. с. не имело определенного лица и не сумело перестроить свою работу в методологическом отношении. Проблемы марксистского литературоведения занимали его членов в самой незначительной степени.

Деятельность О. л. р. с. прекратилась в 1930.

Библиография:

Гоголевские дни в Москве, М., 1910; Общество любителей российской словесности при Московском университете (Историческая записка и материалы за сто лет, 1811-1911), М., 1911 (Исторический обзор деятельности об-ва, сост. Н. М. Мендельсоном; уставы об-ва, хронологический список членов и должностных лиц, протоколы заседаний, список изданий об-ва); Словарь членов Общества любителей российской словесности при Московском университете, (М., 1911); «Пушкин», сб. Под редакцией Н. К. Пиксанова, вып. I, М., 1924 (Отчеты о заседаниях Пушкинской комиссии - в этом же сборнике); Сакулин П. Н., Общество любителей российской словесности, «Печать и революция», 1927.

ОБЪЕДИНЕНИЯ ЛИТЕРАТУРНЫЕ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОВАЛОВ

ОВАЛОВ Лев Сергеевич (псевдоним Шаповалова) (1905-) - пролетарский писатель, журналист. Сын учителя. В течение 3 лет с 14-летнего возраста работал в типографии. Во время гражданской войны участвовал в подпольной партийной работе. Член ВКП(б) с 1920.

Центральная тема творчества О. - показ производственно-политической жизни завода, быта рядового рабочего, постепенно осознающего себя хозяином производства. В «Болтовне» О. сумел дать яркое реалистическое изображение производственной жизни типографии, убедительно раскрыл психологию старого рабочего. Но цельность пролетарского миропонимания О. нарушается наличием абстрактно-сентиментального гуманизма, что является выражением мелкобуржуазных влияний. Гуманистические воззрения О. сказались в изображении колоритной фигуры старого наборщика Морозова в повести «Болтовня». Позже в произведении «Ловцы сомнений», разрабатывая проблемы громадной важности - вопросы партийной оппозиции и разоблачения единой сущности правого и левого уклонов, - О. дал политически неверный ответ. Троцкисты представлены людьми ошибающимися, но сохранившими лучшие традиции революционной борьбы. Вскрыть социальные корни и обстановку действия троцкизма Овалов не сумел и смазал контрреволюционную сущность троцкизма. Герои действуют изолированно, вне коллектива. Положительный персонаж - рабочий-активист - получился на этот раз у О. слабой, политически пассивной фигурой. Ультрапсихологическая трактовка персонажей сопровождается сценами, бьющими на внешний эффект, - бегства, самоубийства и т. п. Отрицательное отношение к «Ловцам сомнений» партийной и литературной общественности убедило О. в необходимости решительного преодоления ошибочных и политически и творчески воззрений (письмо О., напечатанное в «Комсомольской правде» за 28/I 1931).

От повестей с производственной и партийно-политической проблематикой О. переключился на очерковое творчество. Острая борьба вокруг хлебозаготовок в Сибири, строительство керченского металлургического завода составили содержание двух книг его очерков: «Красное и черное» и «Путь в завтрашний день». Непосредственное соприкосновение с жизнью помогает О. в преодолении ошибочных воззрений прошлого этапа его творчества.

Библиография:

I. Болтовня, Повесть, изд. «Московский рабочий», М., 1930 (первоначально печаталось в журн. «Октябрь», 1928); То же, изд. «Федерация», М., 1932; Красное и черное. Из записной книжки журналиста, изд. «Московский рабочий», М., 1930; То же, ГИХЛ, М., 1931; Ловцы сомнений, Роман, журн. «Октябрь», 1930, №№ 5-6, 7; Путь в завтрашний день, изд. «Молодая гвардия», М., 1931; Две повести (Болтовня. Красное и черное), изд. «Молодая гвардия», Москва, 1933.

II. Селивановский А., Л. Овалов, «На литературном посту», 1930, № 9 (перепеч. в сб. «Борьба за метод», ГИХЛ, М. - Л., 1931); Бочачер М., Овалов, «Литература и искусство», 1930, № 2. Отзывы о «Болтовне»: «Октябрь», 1930, № 4 (без подписи); Виленская Н., «Новый мир», 1930, № 7; Е. В., «Звезда», 1930, № 3; Белугина Л., «Пролетарский авангард», 1930, № 4; Селивановский А., «Правда», 1930, 17 февр.; Мессер Раиса, «Стройка», 1930, № 24, и др. Отзывы о «Красном и черном»: Борисов Л., «Книга и революция»» 1930, № 19; «Книга - строителям социализма», 1931, № 15, и др. Отзывы о «Ловцах сомнений»: Макарьев И., Игривая самокритика. Из речи на критич. совещании РАПП 29 янв. 1931 г., «На литературном посту», 1931, № 7; Федотов П., Три романа о партии, там же, 1931, № 30; Гринберг И., О политических романах, «Резец», 1931, № 13. Отзывы о «Пути в завтрашний день»: Шушканов И., По литфронтовской дороге, «Литературная газета», 1931, 17 ноября; М. Я., «Подъем» (Воронеж), 1932, № 5; «Книга - строителям социализма», 1931, № 35, и др.

ОВАНИСЬЯН

ОВАНИСЬЯН ОВАНЕС - см. Иоанниссиани.

ОВИДИЙ

ОВИДИЙ (полное имя Публий Овидий Назон, 43 до нашей эры - 17 нашей эры) - римский поэт. Согласно данным автобиографии («Тристии», IV, стихотв. 10), О. родился в семье, издавна принадлежавшей к богатому всадническому сословию, и получил обычное в то время риторическое образование. Воспитывался в атмосфере империи Августа, когда по окончании гражданских войн и установлении примата Италии над провинциями чрезвычайно возросло благосостояние италийского землевладельческого и торгового населения. О., поэт светской жизни Рима века Августа, отразил в своем творчестве идеологию торгово-ростовщического класса (всадничества), достигшего в эпоху О. высокой степени своего экономического развития. О. чужда социальная и философская проблематика, характерная для предшествующего литературного поколения, пережившего крушение республики (Вергилий, Гораций), - в его творчестве решительно преобладают эротические темы, притом с упором не на глубину или непосредственность переживания, а на остроумную и эффектную ироническую игру традиционными литературными мотивами, с постоянными перепевами как предшественников, так и самого себя. Произведения О. отличаются виртуозной легкостью и гибкостью стиха, которым он владел в совершенстве. Тенденции самодовлеющего орнаментализма не случайны в поэзии О. В его лице литературный стиль торгово-ростовщического класса изживал период своей молодости, от эпохи подъема переходил к эпохе зрелости, уже таившей в себе семена загнивания и упадка.

О. дебютировал в области эротической элегии («Любовные песни» - «Amores»), систематически снижая традиционно-условную топику этого жанра и перенося ее в атмосферу римской улицы; иногда элегии О. получали политическую заостренность: поэт полемизировал против тенденций Августа воскресить законодательным путем строгость семейных нравов. Новую форму для вариации мотивов эротической элегии О. создал в «Героинях» (Heroides) - сборнике посланий мифологических героинь к покинувшим их мужьям или возлюбленным, где при кажущемся однообразии тематики искусно нюансирована психология отдельных героинь. О. черпает материал из трагедий Еврипида и произведений эллинистической литературы и искусства, но мифологические образы О. полностью модернизирует, сохраняя лишь традиционные имена и ситуации. Обычная в римской элегии маска поэта - «учителя любви» - находит свое завершение в дидактических поэмах О.: «Наука любви» (Ars amatoria) и «Средство от любви» (Remedia amoris), пародирующих по своему построению научные трактаты, написанных в иронически-наставительном тоне и с изощренной риторической техникой. Остро отточенные сентенции и повествования на мифологические темы чередуются с бытовыми картинками светского Рима; поэт не скрывал своего насмешливого отношения к официальному преклонению перед старинными добродетелями.

Дидактическими поэмами (к к-рым относится и фрагментарно сохранившаяся «О средствах красоты лица» - «De medicamine faciei») О. подвел итог своей деятельности как поэта любви и перешел к более серьезным темам по образцу «ученой» поэзии эпохи эллинизма, которая особенно охотно разрабатывала этнологические мифы - о происхождении предметов, их свойств, обычаев, праздников и т. п. В «Метаморфозах» О. развертывает свыше 200 сказаний о чудесных «превращениях» в виде связной поэмы, начиная от сотворения мира как первого «превращения» хаоса в космос и кончая самоновейшим официальным мифом о превращении Юлия Цезаря в звезду.

В «Фастах» (Календарь) Овидий излагает сказания, связанные с праздниками римского календаря, выступая в роли охранителя официальной идеологии, с к-рой он не раз полемизировал в более ранних своих произведениях; впрочем эта полемика никогда не имела значения глубокого социального протеста - О. всегда оставался идеологом класса, заинтересованного в крепости императорского режима. Осенью 8 нашей эры О. был по приказу Августа сослан в отдаленные Томы на берегу Черного моря (совр. Констанца). Непосредственный повод к ссылке О. не известен. Вдали от Рима О. не мог продолжать своих занятий «ученой» поэзией: «Метаморфозы» остались законченными вчерне, а «Фасты» и совсем недоделанными. Творчество О. в ссылке имело по преимуществу лирический характер: «Скорбные элегии» (Tristia) и «Письма с Понта» содержат главным образом сетования на судьбу изгнанника; «Ибис» - гневная инвектива в «ученом» стиле против какого-то недоброжелателя; дидактическая поэма о «рыбной ловле» (Halieutica) повидимому не была закончена О., который не дождался облегчения участи ни от Августа ни от его преемника Тиберия и ум. в Томах в 17 нашей эры. Из несохранившихся произведений О. высоко ценилась в древности трагедия «Медея». Популярность О. в античности и в средние века была огромна. «Метаморфозы» рассматривались как языческая Библия, подлежавшая переводу и аллегорическому толкованию («Ovide moralise»). Для светской поэзии (трубадуры, «Roman de la Rose») О. оставался «учителем любви»; вокруг жизни О. творились легенды. Эпоха Возрождения принесла с собой многочисленные новеллистические переработки рассказанных у О. мифов, а в XVII-XVIII вв. эти мифы служили неисчерпаемым источником оперных и балетных тем. В XIX в. литературная действенность О. ослабела, но образ поэта-изгнанника неоднократно привлекал к себе внимание Пушкина, к-рый сопоставлял свою ссылку на юг с ссылкой О. Несколько стихотворений посвятил О. и Майков.

Библиография:

I. Русск. перев.: Heroides, перев. Ф. Зелинского (Баллады. Послания, М., 1913), и Д. П. Шестакова (Казань, 1902); Ars amatoria, перев. прозой В. Алексеева (Наука любви, изд 2-е, СПБ, 1914) и А. И. Манна (СПБ, 1905); Искусство любви и Средство от любви, перев. в стихах, Под редакцией проф. Г. С. Фельдштейна, М., 1926; Метаморфозы, перев. А. Фета (М., 1887) и Ф. Матвеева (2 тт., М., 1874-1876); Тристии, перев. А. Фета, М., 1893; Opera, hrsg. v. R. Ehwald u. W. Levy, B-de I-III, Lpz., 1915-1924; L’art d’aimer (лат. текст), H. Bornecque, P., 1924. Комментированные издания: Ibis, ed. by P. Ellis, Oxford, 1882; Heroides, ed. by A. Palmer, L., 1898; De arte amatoria libri tres, erkl. v. P. Brandt, Lpz., 1902; Metamorphosen, erkl. v. O. Korn, 3 Aufl. v. R. Ehwald, Buch I, Berlin, 1903, Buch II, Berlin, 1898; Fastorum libri sex, fur die Schule, erkl. v. H. Peter, Lpz., 1907; Id., ed. by J. G. Frazer, 1929; Amorum libri tres, erkl. v. P. Brandt, Lpz., 1911; Tristia, ed. G. Nemethy, Budapest, 1913.

II. Покровский М. М., Материалы для характеристики Овидия, «ЖМНП», 1901, кн. VII; Его же, «ЖМНП», 1907, кн. II-IV; Зелинский Ф. Ф., П. Овидий Назон (вступ. очерк к перев. «Баллад-посланий»); Малеин А. И., Овидий и Пушкин, П., 1915; Соболевский С. И., Жизнь и труды Овидия (вступ. очерк к перев. «Средства от любви»), М., 1926; Lafaye G., Les Metamorphoses d’Ovide et leurs modeles grecs, P., 1904; Schrotter W., Ovid und die Troubadours, Halle, 1908; Ripert E., Ovide..., P., 1922; Pansa G., Ovidio nel medio evo e nella tradizione popolare, Sulmona, 1924; Rand E. K., Ovid and his Influence, L., 1926; Martini E., Ovid u. seine Bedeutung fur die romische Poesie, в кн. «Epitymbion», v. H. Swoboda dargebracht, Reichenberg, 1927; Slater D. A., Towards a Text of the «Metamorphoses» of Ovid, L., 1927.

ОВСЯНИКО-КУЛИКОВСКИЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОГАРЕВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОГНЕВ

ОГНЕВ Николай (псевдоним Михаила Григорьевича Розанова) (1888-) - современный советский писатель. Р. в семье присяжного поверенного. Участвовал в революционном движении, подвергался арестам, но к определенной политической партии не принадлежал.

В творчестве Огнева четко обозначаются две струи, разделяющиеся хронологически: романтическая струя, захватывающая почти все дореволюционное творчество, но сказывающаяся и в отдельных пореволюционных произведениях, и реалистическая струя, ярче всего выраженная в «Дневнике Кости Рябцева». В ряде дореволюционных рассказов, как напр. в «Двенадцатом часе», О. находится под некоторым влиянием Л. Андреева и Ф. Сологуба. В них - апологетика смерти, умной силы, в то время как жизнь признается силой глупой. Самодержавный режим толкает героев О. искать жизненную правду вдали от «городских кротов», среди «лесных братьев», хотя автор сознает всю обреченность и тщетность подобного протеста против капиталистической цивилизации. В отличие от рыцарей «литературного распада» О. не занимается простым созерцанием наступившей реакции, а болеет за мир, за бессмысленное страдание людей, хотя это непримирение с действительностью у Огнева не доходило до революционно-пролетарского обобщения, а вызывало гуманистические жалостливые настроения.

В пореволюционных рассказах О. показывает себя писателем, агитирующим за жизнь и борьбу. Однако преодолеть дореволюционные настроения и мысли Огневу удается не сразу. Нотки старого, некоторое пристрастие к прошлому, к старине, а также восхваление старых героических времен в противовес «серым будням» дают себя знать и в «Дневнике Кости Рябцева», и в «Трех измерениях», и особенно в «Исходе Никпетожа».

В образе К. Рябцева О. рисует «историю молодого человека» поколения Октября. «История» не закончена, т. к. приключения Рябцева оканчиваются 1926 годом. О. не показал Рябцева и его сверстников на социалистической стройке.

В отличие от других авторов подобных «трилогий» (Л. Н. Толстого, Гарина-Михайловского) О. изображает Рябцева не в семейной обстановке, а в школе, не касаясь противоречий, существующих между семьей и школой. В свою очередь связи школы с широким миром социалистической практики недостаточно показаны Огневым.

Рябцев - советский человек. Цель своей жизни он видит в том, чтобы «прожить с пользой для себя и для других и притом бороться за всеобщий коммунизм». Костя прямолинеен, не терпит неискренности и в особенности двурушничества, несколько нигилистически относится к культурным ценностям старого мира. Костя - утилитарист, хотя и не узколобый деляга. Его интересует «все, вся жизнь». О. подчеркивает нелюбовь Рябцева к сентиментам, хотя вместе с тем он хороший товарищ, коллективист, способный на жертвы и геройство. С тонким юмором рисует О. школьную действительность, в обстановке которой формируется Костя.

Если школа для Рябцева «все равно, что дом, и даже интереснее», то вуз встречает его неприветливо. Материально-бытовые невзгоды, половые вопросы, гримасы нэпа - все это волнует Костю. Последняя запись в дневнике Рябцева - бодрая и оптимистическая запись не Кости, а самого О., который добродушно иронизирует над растерянностью своего героя, будучи уверен в переходном характере беспокоящих Костю обстоятельств.

В отличие от прямолинейного Рябцева другой герой дневника Кости - учитель Никпетож (Николай Петрович Ожогов), полно и с любовью обрисованный О., - раздвоенный интеллигент. Главная проблема, к-рой «ушиблен» Никпетож, - это судьба русской интеллигенции.

Собственно и для самого О. проблема положения интеллигенции в советских условиях является главной. Никпетож считает интеллигенцию одним фактом своего происхождения обреченной, не способной переродиться в условиях пролетарской диктатуры. Не разделяя взглядов Никпетожа, Огнев ставит своей задачей показать место интеллигенции в современной действительности. Самого Никпетожа Огнев вылечивает от пессимистических настроений, показывает его обновленным в деревне, в должности почтальона кольцевой почты. Показ включения интеллигента в практику пролетарской борьбы у О. страдает примитивностью. Мотив обреченности интеллигенции вновь выдвинут О. в интересном, хотя и спорном образе Калерии Липской. Гуманистка, индивидуалистка, она не мирится с советским бытом и кончает жизнь самоубийством. «Она не может не погибнуть», утверждает Огнев, и это утверждение неверно, так как в реальной социалистической действительности лучшая часть мелкобуржуазной интеллигенции находит условия для преодоления в себе и гуманизма и индивидуализма. Этот же мотив повторяется и в образе В. Шаховского, который также кончает жизнь самоубийством. Вместо «идейного расстрела» мелкобуржуазного индивидуализма и гуманизма Огнев лишь казнит физически носителей этих черт. Следы былого мелкобуржуазного гуманизма окончательно О. еще не изжиты, однако приближение писателя к пролетариату несомненно.

О. не дает большого и сложного сюжета и интриги. Сложный сюжет отсутствует не только в небольших его рассказах, но и в «Дневнике Кости Рябцева», представляющем совокупность эпизодов, скрепленных датами дневника и канвой психологического развития К. Рябцева и других.

Излюбленная О. форма дневника помимо положительных сторон - лиризма повествования - имеет и свои недостатки: не всегда автор имеет возможность выразить свое отношение к той или иной записи дневника. Как бы чувствуя это невольное «самоограничение», обусловленное формой дневника, О. часто вырывается за его пределы; особенно удачно он обходит этот «риф» в «Трех измерениях» путем комментария, ведомого «на полях» другим героем этой повести, и путем включения в повествование своих рассказов. Напрасно поэтому Огнев приходит к лефовско-литфронтовскому утверждению о «конце романа».

«Дневник Кости Рябцева» переведен на многие иностранные языки.

Библиография:

I. Собр. сочин., 3 тт., изд. «Федерация», М., 1928-1929 (т. I - Рассказы, с предисл. А. Воронского; т. II - не выходил; т. III - Третья группа, Разбойничий форпост, Дневник Кости Рябцева, кн. II; том IV - Исход Никпетожа, Дневник Кости Рябцева, кн. III); Следы динозавра, Повести, изд. «Молодая гвардия», М., 1928; Три измерения, Роман, изд. «Федерация», М., 1933; То же, ГИХЛ, М., 1933; Начало жизни, Лит. композиция, изд. «Моск. т-ва писателей», М., 1933; Комсомольцы. Избранное, изд. «Молодая гвардия», (M.), 1933; Крушение антенны, Рассказы, изд. «Советская литература», М., 1933.

II. Рубановский И., О Косте Рябцеве и его дневнике, «Молодая гвардия», 1927, VII; Воронский А. К., Литературные портреты, т. II, М., 1928; Горбов Д., У нас и за рубежом, М., 1928; Селивановский А., Письмо Никпетожа. Вместо статьи, «На литературном посту», 1929, XIV; Замошкин Н., Изобилие эпохи, «Литературные межи», М., 1930; Пакентрейгер О., Заказ на вдохновенье, М., 1930; Ломтев Т., Заметки о языке «Дневника Кости Рябцева», «Народный учитель», 1933, № 1; Бочачер М., Расстрел индивидуализма (о творчестве Н. Огнева), «Книга - строителям социализма» (Художественная литература), 1932, № 35-36; Колесникова О., «Литературная газета», 1903, № 35, 29 июня; Ee же, «Октябрь», 1933, VIII; Русакова Е., Н. Огнев - молодежный писатель, 1933.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

ОГОНОВСКИЙ

ОГОНОВСКИЙ Омельян (1833-18941 - историк украинской литературы. Р. в с. Григорове, Стрыйского округа (Зап. Украина), в семье священника. С 1871 состоял профессором по кафедре украинского языка и литературы в Львовском университете. По своей идеологии примыкал к консервативно-монархическому направлению буржуазной интеллигенции Зап. Украины. Его воззрения в свое время вызвали резкую критику со стороны Драгоманова, Франка и др.

Из историко-литературных работ О. следует отметить «Р†сторiю лiтератури руськоi» (т. е. украинской) в 4 частях (6 тт., Львов, 1887-1894). По существу «труд» этот представляет собой лишь сборник кропотливо составленных биографий писателей, сводку мнений о них разных исследователей и критиков и библиографических указаний.

О. перевел и издал «Слово о полку Игореве» (Львов, 1876) с комментариями. Ему принадлежит также ряд статей в периодической печати о произведениях Шевченко, статей, являющихся образцом буржуазно-шовинистической клеветы на Шевченко.

О. также написал две исторические драмы: «Федько Островський» и «Гальшка Острожьска», не представляющие никакой художественной ценности.

Библиография:

Кокарудз Р†., Проф. д-р Омельян Огоновський, Огляд его життя i науковоi та лiтературноi дiяльности, «Записки наукового т-ва им. Шевченка у Львовi», 1895, т. I, стр. 1-34; Пыпин А. Н., Особая история русской литературы, «Вестник Европы», 1890, IX. Ответ О.: Моему критиковi, изд. в Львове, 1890, др. ответ Уманца напечатан в «Зоре», 1890, № 21. Биографию и библиографию работ Огоновского см. в львовском журнале «Зоря», 1892, № 1, стр. 14-16 (ст. В. Лукича).

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV