Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "С" (часть 8, "СИП"-"СКЕ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 8, "СИП"-"СКЕ")

СИПИЛ

СИПИЛ (Забела Тонеляни-Асатур, 1863-1934) - армянская поэтесса. Р. в Константинополе. Окончила Константинопольскую академию. Выступила в печати в 90-х гг.

Как лирик-романтик С. наряду с П.Дуряном и М.Мецаренцом занимает видное место в зап.-армянской литературе. В ее творчестве отразилась идеология той части армянской мелкобуржуазной интеллигенции, к-рая искала выхода из капиталистического строя в мире фантастики (сб. стихотворений «Проблески», стих. «Ладан», «Туча», «Луна», «В монастыре»). С. уделяла большое внимание мастерству стиха, примыкала к «Парнасской школе» французской поэзии. Она выступала и с прозой. Ее сборник рассказов: «Женские души», изображая быт и нравы константинопольских армян, дает типы армянок из столичной мещанской среды. Как художница слова С. умело рисовала типы богачей и бедняков, яркие картины нищеты и безысходной нужды. Не будучи в состоянии вникнуть в причины социального неравенства, она занимала примиренческие позиции, рассматривая классовые противоречия под углом зрения буржуазной морали.

На протяжении 50 лет С. вела учебно-воспитательную работу в качестве педагога в армянских школах. Ее перу принадлежит ряд учебников и учебных пособий для армянских школ, а также многочисленные статьи публицистического характера в различных периодических изданиях.

Невзирая на преклонный возраст, С. из-за рубежа с большим интересом следила за развертывающимся соцстроительством в Советской Армении и за ее литературой, пытаясь оказать последней посильную помощь. Этому помешала ее смерть.

Библиография:

На армянском языке: Агаян, Туманян, Папазян, Армянские писатели, т.II, Тифлис, 1910; ПапазянВ., История армянской литературы, Тифлис, 1911. В переводе на русский язык: «Поэзия Армении», Под редакцией В.Брюсова, стр.445-450.

СИПОВСКИЙ

СИПОВСКИЙ Василий Васильевич (1872-1930) - литературовед, историк русской литературы. Сын педагога-историка, издателя журн. «Женское образование» и «Образование». По окончании Петербургского ун-та по историко-филологическому факультету С. с 1894 состоял преподавателем в средних школах Петербурга. С 1902 состоял приват-доцентом в Петербургском ун-те. С 1910-1917 преподавал русскую литературу на Высших женских курсах (Бестужевских) в Петербурге. В 1919-1922 - профессор университета в Баку, с 1922 - профессор Ленинградского ун-та. В 1921 С. был избран членом-корреспондентом Академии наук. С. - один из наиболее последовательных представителей эволюционного метода в литературоведении (см. «Методы домарксистского литературоведения»). Еще в самом начале своей деятельности (в 1894) С. поместил в журн. «Образование» статью «Новый взгляд на историю литературы», в к-рой высказал положительный взгляд на идеи Брюнетьера (см.) и дал перевод первой части сочинений Брюнетьера «L’evolution des genres dans l’histoire de la litterature». Под влиянием Брюнетьера, а также Кареева (см.) и А.Н.Веселовского (см.) сложились взгляды С. как литературоведа, приведенные в систему в его книге «История литературы как наука» (СПБ, 1906; изд. 2, СПБ, 1911). Попытку применения теории эволюционизма С. и осуществил в своей «Истории русской словесности» (1905-1916, 5чч.). Здесь С. удерживает деление истории литературы по культурно-историческим эпохам, но самое изложении ведет не по писателям, а по литературным жанрам. Тот же принцип применен и в «Лекциях по истории русской литературы» (Баку, 1921-1922) и в дальнейших его работах.

В последние годы своей жизни С. пытался подойти к марксизму («Этапы русской мысли», П., 1924), пытался усвоить диалектический метод, но это ему не удалось. Высказываемые им методологические положения представляют пеструю смесь идей Каутского, Бергсона, Сакулина, Эльстера и др. Теоретические работы С. почти никакого значения не имеют. Совершенно устарела и в свое время не стоявшая на уровне тогдашнего пушкиноведения книга С. о Пушкине. Некоторое значение сохранили работы С., в к-рых он дал разного рода фактический литературный материал, напр. «Русская повесть XVII-XVIII веков» (ред. и предисл., СПБ, 1905) и «Очерки из истории русского романа» (т. I, вып.1-2 (XVIIIв.), СПБ, 1909-1910), где дан пересказ и выдержки из целого ряда таких памятников, к-рые являются мало доступными.

Могут быть использованы и работы библиографического характера: «Пушкинская юбилейная литература (1899-1900 гг.)» (изд. 1, СПБ, 1901, изд. 2, СПБ, 1911), «Из истории русского романа и повести (Материалы по библиографии, истории и теории русского романа)» (СПБ, 1903), дающие сведения о русском печатном романе, переводном и оригинальном, с 1730 по 1800.

Библиография:

Кроме указанного в тексте: Новый взгляд на историю литературы (F.Brunetiere, L’evolution des genres dans l’histoire de la litterature), «Образование», 1894, №1; История развития французской критики (по Ф.Брюнетьеру), «Образование», 1895, №7, 8; Из прошлого русской цензуры, «Русская старина», 1899, №№4 и 5; История русской словесности, ч.1, вып.1, 2, ч.2, ч.3, вып.1, 2, СПБ, 1906-1908 (неск. изд.); Историческая хрестоматия но истории русской словесности, т.I, вып.1, 2, 3, т.II, вып.1, 2, 3, 4, 5, т.III, вып.1, 2, 3, 4, СПБ, 1905-1908 (неск. изд.); Пушкин. Жизнь и творчество, СПБ, 1907; Пушкин по его письмам, в сб. «Памяти Л.Н.Майкова», СПБ, 1902 (и отд. отт., СПБ, 1902); Онегин, Татьяна и Ленский (К литературной истории пушкинских типов), СПБ, 1899; Пушкин, Байрон и Шатобриан, СБП, 1899; Карамзин, автор «Писем русского путешественника», Русская лирика XVIIIв.; Сокращенный курс русской словесности в 2чч., СПБ, 1911 (неск. изд.); Из истории русской мысли XVIII-XIXв. (Рус. Вольтер), «Голос минувшего», 1914, №1; Курс элементарной теории словесности, СПБ, 1915; Из истории самосознания русского общества XVIIIв., «Изв. Отд. русского яз. и словесности Академии наук», т.XVIII (1913), кн. 1; Из наблюдений над эволюцией христианской лирики, там же, т.XIX (1914), кн. 2; Из истории русской комедии XVIIIв. К литературной истории «тем» и «типов», там же, т.XXII (1917), кн. 1; Жизнь и поэзия, «Вестник знания», 1926, №1; Поэзия народа. Пролетарская и крестьянская лирика наших дней, П., 1923.

СИРАС

СИРАС (Амаяк Восканян, 1902-) - армянский советский прозаик. Член партии. Принадлежит к немногочисленной группе армянских писателей, пришедших в литературу непосредственно от станка. До установления советской власти в Закавказьи был наборщиком в Тифлисе, позднее принимал активное участие в партийно-общественной работе. Занимался журналистикой, редактировал газету. Свою писательскую деятельность начал с маленьких рассказов. Первый рассказ «Бурлящий котел» напечатан в 1922. Рассказы С. собраны в сб. «Тоска по жизни». С. также написал роман «Спросите их».

Рассказы, посвященные трудящейся курдской женщине, обнаруживают в их авторе знатока бытовых особенностей народного творчества курдов. В некоторых рассказах С. удачно вскрыты классовые противоречия - во взаимоотношениях фабриканта и рабочего, кулака и батрака, хотя автор трактует их в значительной степени биологически. Вообще биологизм и эротика у С. играют преобладающую роль. У С. нет еще устойчивого литературного метода: писатель колеблется между реалистической и романтико-символистической манерой письма. Роман С. «Спросите их» затрагивает проблему классовой борьбы в период империалистической войны. Классовые противоречия и классовая борьба нашли свое характерное, но не полное отражение в романе. Биологизм сказывается и в этом произведении. Уделяя значительное внимание обрисовке разлагающегося быта буржуазии, автор переносит на второй план классовую борьбу рабочих. Типы борющихся рабочих даны схематично, идейная направленность романа слабо развернута. С. как писателю предстоит еще много работать для освоения метода социалистического реализма.

Библиография:

Спросите их, Повесть, М., 1931; Народная повесть, Эривань, 1934; Жаждущий жизни, Рассказы, Эривань, 1934.

СИРВАЛЬ

СИРВАЛЬ Луис, де (Luis de Sirval, 1895-1935) - испанский писатель и журналист (настоящее имя - Угон). Р. в Валенсии. Литературную известность приобрел в качестве редактора радикальной мадридской газ. «La Libertad», где работал в течение 12 лет (1921-1933), печатал резкие статьи против клерикально-феодальной власти Альфонса XIII, Примо-де-Риверы и Беренгера, но с падением монархии примкнул к крайнему левому крылу республиканцев. Был парламентским обозревателем «La Libertad» в эпоху учредительных кортесов (1932) Свои очерки-зарисовки собрал в книге «Huellas de las Constituyentes» (Следы учредилки, 1933), являющейся по блеску письма одной из лучших радикальных книг этого времени. В апреле 1933 вышел из состава «La Libertad» вследствие расхождения во взглядах с главным редактором, которого он упрекал в измене «делу республики». Политическая честность Сирваля привела его в январе 1934 в Советский союз, где он пробыл полтора месяца и к к-рому проникся горячими симпатиями. По возвращении в Испанию С. стал во главе одного из телеграфных агентств. Во время октябрьских событий 1934 С. выехал в Астурию в качестве корреспондента газ. «Голос Гипускоа», но успел напечатать только одну корреспонденцию «Астурия под Красным Знаменем». 25 октября он был арестован в Овьедо и на другой день зверски убит в полицейском комиссариате.

Библиография:

КельинФ., Луис де Сирваль, «Интернациональная литература», 1935, №1.

СИРВЕНТЕС, ИЛИ СИРВЕНТА

СИРВЕНТЕС, или СИРВЕНТА (старопрованс, «sirventes») - жанр лирики трубадуров (см.), строфическая песня, разрабатывающая актуальные темы политической и общественной жизни, а порой и темы общедидактические, но исключающая темы любовные и религиозные. С. как особый жанр засвидетельствована уже у первых трубадуров (Гвилельм IX, граф Пуатье) и проходит через весь период расцвета и замирания старопровансальской литературы, являясь острым орудием в борьбе сталкивающихся в Провансе национальных, сословных и личных интересов.

Круг тем сирвентес естественно определяется интересами и симпатиями класса, выразителями к-рого и были трубадуры: это - восхваление боя (С., приписываемая Б. де Борну) и призыв к походам (сирвентес Бернарда д’Ауриак, Б. де Борна), в частности к крестовым походам (сирвентес Понса де Капдюейль), восхваление своего сюзерена (сирвентес де Борна) и выражение неодобрения, порой очень резкое, его политике (сирвентес Б. де Борна, Ланфранка Сигала, Кайреля и др.), борьба с притязаниями духовенства и папства, поддерживавшего Сев. Францию в ее наступательной политике (сирвентес Бертрана Карбонеля, Гвилельма Фигейрас и мн. др.), и выпады против усиливающегося третьего сословия (сирвентес Б. де Борна «Против разбогатевших мужиков»).

Боевая задача С. определяет ее стиль: он редко бывает затемненным, метафорическим и являет обычно черты эмоционально насыщенной ораторской речи - богат риторическими обращениями и вопросами, гиперболами, резкими выпадами по адресу противника, доходящими до прямой брани и насмешек; моменты описания, достигающего иногда величайшего мастерства (С., приписываемая Б. де Борну), носят подчиненный характер; в дидактических С. большое место занимает рассуждение. см. Трубадуры, Провансальская литература.

Библиография:

NickelW., Sirventes und Spruchdichting, Berlin, 1907; StorostJ., Ursprung und Entwicklung des altprovenzalischen Sirventes, Halle, 1931.

СИРЕТ

СИРЕТ Гусейн - современный турецкий поэт. Представитель группы «Сервети Фюнун» (см. «Турецкая литература»). Жил в период деспотического господства Абдул-Гамида, писал под псевдонимами Омер Сених и Гусейн Сирет. С. живо откликался на бедствия страны, стонавшей под игом самодержавия. Он был участником собраний в доме поэта Т.Фикрета (см.), где обсуждались общественно-политические и литературные вопросы с позиций, враждебных абдул-гамидовскому деспотизму. На одном из таких собраний С. был арестован и сослан. Свою жизнь в ссылке С. позднее описал в своих произведениях. Из ссылки С. удалось бежать в Европу. После революции 1908 он возвратился в Турцию. Некоторое время работал в Брусе, но не ужившись с правительством Иттихадве Терекки, С. вновь бежал в Европу. После амнистии он возвратился в Стамбул и стал работать на разных ответственных должностях в издательствах и министерстве иностранных дел.

Исполненная приключений жизнь С. придала ряду его произведений романтич. тон.

На творчество С. сильное влияние оказали Т.Фикрет, из европейских писателей - Мюссе и Сюлли-Прюдом. С. выражал настроения угнетенных мелкобуржуазных слоев абдулгамидовской Турции. Религиозность и пессимизм вредили социальной действенности его творчества. Сборник его стихов «Леяли Гризан» (Уходящие ночи) неоднократно переиздавался.

Библиография:

Хабиб Исмаил, История новой турецкой литературы, Стамбул, 1925; Хикмет Исмаил, История турецкой литературы, т.I, ч.3, Баку, 1925.

СИРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

СИРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - письменность на сирийском языке, т.е. на восточно-арамейском наречии Северомесопотамской области Осроены (главный город Эдесса). Возникшая еще в дохристианскую эпоху, эта письменность получила особое распространение позднее, когда наречие Осроены сделалось языком литературы и культа христианских общин на пространстве от Сирии и Палестины до Адиабены и Ирана. От дохристианского периода С.л. до нас дошли лишь эпиграфические памятники и единственный литературный текст - письмо стоического философа Мары бар Серапиона из Самосаты. Древнейшим христианским памятником являются переводы Библии (III-Vвв.), среди к-рых наиболее популярна так наз. «Пешитта» (т.е. «Простая» - Vulgata сирийцев). К этому же времени относится как перевод, так и создание на сирийском яз. ряда апокрифов, из к-рых следует назвать «Учение Аддая» (легенда о введении в Эдессе христианства). Из писателей этого периода заслуживает упоминания гностик Бар-Дайсан (IIIв.), с именем к-рого связан интересный диалог «О законах стран», и Эфрем Сириец (IVв.) - плодовитый проповедник и поэт.

В Vв. нарастающая оппозиция византийских провинций Передней Азии против гнета Константинополя идеологически оформилась во враждебные господствующему византийскому христианству «еретические» движения несторианства и яковитства (монофизитства); с этого времени С.л. разбивается на два течения: западное - яковитское - и восточное - несторианское. В то время как первое распространилось на византийском Востоке, второе, особенно преследуемое правительством Василевсов, было принуждено эмигрировать в Иран, где оно нашло радушный прием у исконных врагов Византии - Сассанидов. Несториане скоро становятся в сассанидском государстве передовой культурной силой: ими ведется преподавание в знаменитой медицинской академии Гундешапура и выполняется ряд переводов с греческого на сирийский и пехлевийский языки. Переводы на сирийский яз. античных сочинений но естественным наукам и философии, начатые несторианами (Проб, Vв.), успешно продолжались яковитами (Сергий из Решайна, VIв.). Немногим позже появились и переводы с пехлевийского: индийская «Книга Калилаг и Даменаг», «Роман об Александре» (псевдо-Каллисфен) и др. Из оригинальных памятников С.л. этого периода, в основной своей массе церковно-богословских, заслуживают внимания исторические труды Иешу Столпника (история войны Кавада с Анастасием, начало VIв.) и Иоанна Эфесского («Церковная история», конец VIв.), а также анонимная «Эдесская хроника» (сер. VIв.). К этой же эпохе относится и любопытный «Роман об Юлиане Отступнике».

В середине VIIв. восточные провинции Византии подпали под власть арабов, и сирийский яз. как разговорный начал постепенно уступать место арабскому; однако в качестве языка литературы он продолжал жить еще ряд столетий. При Аббасидах сирийские врачи (Коста ибн Лука, Матта ибн Юнус, Хонейн ибн Исхак с сыном и др.) переводят с сирийского языка на арабский памятники античной науки и философии, положив этим начало арабской научно-философской литературе. Продолжают переводить и на сирийский язык (с греческого); на этот язык была переведена «Илиада» Гомера (Теофилом бар Томой, ум. 785). Немало было создано в арабский период и оригинальных памятников С.л., в основном, как и прежде, богословского характера; упомянем исторический труд Иакова Эдесского, продолжившего «Церковную историю» Евсевия Кесарийского (IVв.) до 692, хронику Дионисия Тела-Махрского (VIIIв.), «Книгу начальников» (история сирийского монашества) Фомы Маргского (ок. 840), огромную летопись Михаила Сирийца (ум. 1199). Вымирание сирийского яз. явилось причиной создания ряда словарей и грамматик (словарь Бар Бахлула, Xв., грамматика Ильи Тирханского, XIв. и др.). Величайшим деятелем последнего периода С.л. является яковитский патриарх Абул Фарадж Григорий бар Эбрей, переживший монгольское нашествие (ум. 1286). Он писал по богословию, медицине, астрономии, философии, был не чужд поэзии и беллетристике (составил сборник анекдотов) и особенно известен как автор двух исторических трудов - «Сирийской хроники» и «Церковной хроники». Наконец из этой же эпохи заслуживает упоминания жизнеописание католикоса Ябалаха III, содержащее дневник путешествия монаха Раббана Саумы в Париж в 1287 в качестве посла монгольского правителя Аргуна. Ок. 1300 Эбдиешу из Нисибина составил каталог сирийских писателей, являющийся своеобразным итоговым завершением всей С.л., к-рая в XIVв. окончательно угасла, уступив место христианско-арабской письменности.

Библиография:

WrightW., A short history of Syriac literature, L., 1894 (русский перев.; РайтВ., Краткий очерк истории сирийской литературы перев. К.А.Тураевой, Под редакцией и с доп. проф. П.К.Коковцева, СПБ, 1902); DuvalR., La litterature syriaque, 3 ed., P., 1907; BaumstarkA., Die christlichen Literaturen des Orients, Lpz., 1911.

СИРИЙСКИЙ ЯЗЫК

СИРИЙСКИЙ ЯЗЫК - ныне мертвый литературный язык говоривших по-арамейски христиан Восточного Средиземноморья. В русской востоковедной литературе С. яз. иногда называется сирским. В основе С. яз. - арамейский диалект г. Эдессы, к-рый был важным торговым и политическим центром, начиная с конца IIв. до н.э. до средины IIIв. н.э. Наибольшее распространение и разработанность С. яз. получил начиная со IIв., когда на него была переведена Библия - так наз. перевод «пешитта», ставший каноническим у христиан-сирийцев. С. яз. был в течение нескольких веков языком письменности от Средиземного моря до Персии; в Восточно-Римской империи он был важнейшим языком после греческого, а в персидском государстве Сассанидов этот язык занимал виднейшее место в качестве письменного. Торговцами-сирийцами С. яз. был занесен далеко на восток, до самого Китая и Монголии. В III-VIIвв. на С. яз. существовала обильная литература, гл. обр. церковная, как оригинальная, так и переводная с греческого, а также с пехлевийского яз. Позже, с образованием арабского халифата С. яз. сыграл роль передатчика между античной греческой наукой и арабской, т.к. сочинения греческих авторов в первый период переводились на арабский не с подлинника, а с сирийского.

Сирийские письмена и их источники

С. яз. в период своего литературного расцвета не был разговорным массовым языком, если не считать церковных и монастырских кругов; однако он был весьма близок к некоторым арамейским диалектам и в этом смысле он может на данном этапе считаться живым. Начиная с VIIв., арамейские диалекты, в том числе и сирийские, начинают постепенно вытесняться и замещаться арабскими. Так. обр. с конца IXв. С. яз. был уже мертвым языком; сирийские церковные авторы X и XIвв. часто уже пишут свои сочинения в сопровождении арабского перевода, либо прямо на арабском яз. Однако и позже, до конца XIIIв., на С. яз. писалось довольно много оригинальных произведений. То обстоятельство, что С. яз. был языком гл. обр. церковных кругов и что на него много переводилось с греческого, вызвало его обогащение многочисленными греч. терминами и словами. Влияние греческого яз. на сирийских авторов замечается также в области синтаксиса и фразеологии: иногда нагромождение периодов по образцу греческого яз. становится настолько значительным, что сами сирийцы жаловались на непонятность. Эдесское наречие, легшее в основу С. яз., принадлежит к восточной группе арамейских диалектов, к к-рой так. обр. должен быть отнесен и С. яз. Расхождения между С. яз. и языком еврейско-арамейской литературы довольно многочисленны и касаются как лексики, так и грамматики и фонетики. В самом литературном С. яз. можно отметить влияние двух говоров - западного, собственно Сирии, и восточного - месопотамского. Это влияние получило свое выражение в двух традиционных способах чтения гласных: западном - у христиан-якобитов - и восточном - у несториан.

С. яз. в период своего литературного расцвета не был разговорным массовым языком, если не считать церковных и монастырских кругов; однако он был весьма близок к некоторым арамейским диалектам и в этом смысле он может на данном этапе считаться живым. Начиная с VIIв., арамейские диалекты, в том числе и сирийские, начинают постепенно вытесняться и замещаться арабскими. Так. обр. с конца IXв. С. яз. был уже мертвым языком; сирийские церковные авторы X и XIвв. часто уже пишут свои сочинения в сопровождении арабского перевода, либо прямо на арабском яз. Однако и позже, до конца XIIIв., на С. яз. писалось довольно много оригинальных произведений. То обстоятельство, что С. яз. был языком гл. обр. церковных кругов и что на него много переводилось с греческого, вызвало его обогащение многочисленными греч. терминами и словами. Влияние греческого яз. на сирийских авторов замечается также в области синтаксиса и фразеологии: иногда нагромождение периодов по образцу греческого яз. становится настолько значительным, что сами сирийцы жаловались на непонятность. Эдесское наречие, легшее в основу С. яз., принадлежит к восточной группе арамейских диалектов, к к-рой так. обр. должен быть отнесен и С. яз. Расхождения между С. яз. и языком еврейско-арамейской литературы довольно многочисленны и касаются как лексики, так и грамматики и фонетики. В самом литературном С. яз. можно отметить влияние двух говоров - западного, собственно Сирии, и восточного - месопотамского. Это влияние получило свое выражение в двух традиционных способах чтения гласных: западном - у христиан-якобитов - и восточном - у несториан.

       

ГРАФИКА. - Сирийское письмо состоит из 22 букв, выработанных из соответствующих знаков древних арамейских надписей.

Направление письма - справа налево; характер письма курсивный, причем большинство букв связано между собой внутри слова. Тот вид письма, к-рым написаны более древние рукописи (до конца Vв.), известен под названием эстрангело. После разделения сирийской церкви на несториан и якобитов у каждой из этих двух групп выработался свой тип шрифта. На письме обозначались лишь согласные. В конце VII или начале VIIIв. были составлены две системы значков для гласных. На востоке употреблялась система точек отчасти над буквами отчасти под ними для обозначения 8 гласных - 4 долгих и 4 кратких. На западе же (у якобитов) для этой цели употреблялись несколько видоизмененные маленькие греческие буквы, к-рые ставились безразлично либо над буквами, либо под ними; обозначалось 5 гласных.

Библиография:

Грамматики: DuvalR., Traite de grammaire siriaque, P., 1881; NestleE., Brevis linguae siriacae grammatica, Карльсруэ, 1881; Его же Syrische Grammatik mit Litteratur, Chrestomatie und Glossar, Berlin, 1888 (в серии «Porta linguarum orientalium»); Noldecke Th., Kurzgefasste syrische Grammatik, Lpz., 1898; BrockelmannC., Syrische Grammatik mit Litteratur, Chrestomatie und Glossar, Berlin, 1905 («Porta linguarum orientalium»), 2 Aufl., Berlin, 1925; GismondiH., Linguae syriacae grammatica et chrestomatia cum glossario, Бейрут, 1900; UngandA., Syrische Grammatik mit Uebungsbuch, в серии «Clavis linguarum semiticarum», 1932, №7. Словари: Payne SmithR., Thesaurus Syriacus, Oxford, 1868 и сл.; Его же, Compendions Syriac dictionary founded upon the Thesaurus Syriacus, I, II, Oxford, 1896-1899; BrunJ., Dictionarium syriaco-latinum, Бейрут, 1895; BrockelmannC., Lexikon syriacum, Berlin, 1892, 2 ed., 1928.

СИТАЛ

СИТАЛ (1891-) - литературный псевдоним американо-армянского революционного писателя Карапета Шагиняна. Р. в Шатахском округе Ванского вилайета (Турция). В 1896, во время армянской резни в султанской Турции, семья С. переселилась в Ван. По окончании в 1907 школы и после года учительства С. вынужден был бежать в Персию (Иран) в виду начавшегося в Ване преследования армян. В Персии (Иране) он оставался до 1910; а затем вновь возвратился в Ван, где сотрудничал в газ. «Ван-тосы» и «Ашхатанк». В 1914 он переехал в Америку, где живет и работает в настоящее время в качестве рабочего.

Первоначально С. находился под влиянием националистической идеологии, но ознакомившись и сблизившись в Америке с рабочим движением и осмыслив бурный рост социалистического строительства в Советском Союзе, он перешел на революционные позиции рабочего класса, стал в своих произведениях агитатором революционных идей и лозунгов. Поэт призывает борющихся рабочих к активным выступлениям, воспевает мощные демонстрации армии безработных, описывает нужду рабочих в связи с закрытием капиталистических предприятий. С. также воспевает победы Советского Союза, Красную армию, достижения пятилеток, в частности в Советской Армении, и т.д.

В 1931 и 1933 вышли в свет его сборники «С ночи до зари» и «Песни рассвета», в к-рых помещены его произведения последнего периода. Поэзия С. проникнута глубокой верой в победу рабочего класса. Осенью 1934 по инициативе и усилиями С. в США был организован Объединенный фронт армянских революционных деятелей искусства. С. - один из главных сотрудников издающейся в Америке армянской коммунистической газеты «Бан-Зор» (Рабочий). - Кроме армянского народного эпоса «За караваном») С. перераработал также курдский народный эпос («Мам и Зин»).

Библиография:

Гуслярские песни, Сборник поэм; За караваном, Поэма.

СИТО

СИТО Файвл Соломонович (1909-) - еврейский советский писатель. Р. в г. Ровно б. Волынской губ. Отец был мелким лавочником. В 1919 С. лишился родителей и стал беспризорным. С 1921 до 1925 находился в детдоме. В 1932 кончил Рабфак в Одессе. В 1926 напечатал свой первый рассказ «In forstot». С. является одним из организаторов лит-ой группы «Junge Gwardie». Был членом ВУСПП, теперь член ССП.

С. первый ввел в современную еврейскую литературу тему детской беспризорности. Показывая детскую беспризорность как результат империалистической войны, деникинщины и петлюровщины, С. всегда старается найти те индивидуальные причины, к-рые привели того или другого ребенка на улицу. Окрашенные легким юмором, произведения С. в то же время проникнуты какой-то горечью, чувством скорби об искалеченном детстве. С. ревностно отыскивает в каждом своем герое те потенции, к-рые могут превратить его в сознательного гражданина. Почти все его герои проделывают следующий путь: улица, детдом, фабрика; жизнь на улице и в детдоме изображается гораздо красочее сознательной жизни. - В 1931 С. выступает в новом для него жанре литературных пародий.

Библиография:

Kinderhois №40, Центриздат, Харьков - Киев - Минск, 1930; Derzeilunden, Госиздат Украины, 1930 (изд. 2, 1934); Ot dus seinen mir, Укрнацмениздат, 1932; Parodies, Белгосиздат, 1934.

СИТУАЦИЯ

СИТУАЦИЯ (лат.) - распределение всех действующих лиц произведения в их взаимоотношении к развитию действия. Являясь моментом развития интриги, С. порождает определенные условия, преодоление к-рых ведет действующих персонажен к взаимной борьбе, результатом чего оказываются новые обстоятельства, создающие новую С. Зарождение новой С. из решения конфликта ранее существующей С. делает сюжетное построение произведения совершенным: подобная связанность и обусловленность С. дает возможность видеть эволюцию характеров в их непрерывном, органическом и противоречивом развитии. Некоторые литературоведы - представители психологического и формального направления (Зейферт) пытались даже построить весь анализ композиции литературного произведения на исследовании доминирующей С. произведения.

Система чередования С. - единичных слагаемых элементов композиции - определяет собой общий характер архитектоники художественного произведения и сильнейшим образом влияет на ритм развития темы. Поэтому для каждого из литературных родов и жанров можно установить наиболее типичные системы С., а также - в результате взаимодействия жанров - смешанные и переходные их системы. Особенно четко противостоят друг другу системы С. драмы и эпоса (романа): в первой обычна - об отклонениях см. ниже - одна доминирующая система С., притом С. как правило действенных, и лишь в качестве тормозящих действие моментов и в развязке выступают С. статические: эти особенности драматической системы С. были формулированы в учении об единстве действия. Напротив, для эпоса (романа) обычно соединение нескольких систем С., объединяемых пространственно или хронологически; при этом, широко вводя элементы описания, эпос (роман) необходимо перемежает С. действенные с С. статическими; эти особенности системы С. в эпосе (и романе) вызывали неоднократно повторявшиеся попытки разложить то или иное эпическое произведение на более мелкие единицы (теория гомеровского эпоса Вольфа, теория «кантилен» в применении к средневековому эпосу, теория новеллистической композиции романа). Разумеется между типическими системами С. обоих поэтических родов возможны многочисленнее переходные системы.

Наконец не следует забывать, что С. в своем историческом существовании не остается однотипной и однообразной; напротив, в каждый новый период развития искусства С. приобретает особые, выражающие специфические черты данного стиля, свойства. Так напр. в драме логически ясные, последовательные, примитивные ситутации Эсхила («Просительницы», «Скованный Прометей») сменяются психологически завуалированными и композиционно усложненными ситуациями Софокла и особенно Эврипида («Царь Эдип», «Алкеста» и др.).

В античной трагедии в целом смена С. определяется роком, господствующим над смертными: герой постоянно оказывается ввергнутым в трагическую С. не в результате своих поступков, но в результате тяготеющей над людьми и богами судьбы.

С. средневековой мистерии отличались величайшей композиционной раздробленностью, отражающей компилятивный принцип создания мистерии; разрешение коллизии не вытекало из С., но осуществлялось путем вмешательства божества (развязки мираклей). Фарсовая С. имела в своей основе, как и сам фарс, одно или несколько анекдотических событий (фарс о чане, «Адвокат Патлен»). Подобная С. строилась на принципе неожиданного завершения коллизий, и тем самым на нарушении общепринятых норм поведения.

В спектаклях commedia dell’arte анекдотическая непредвиденность С. - полная случайность и алогичность их связи - достигала наивысшей степени. Новая С. рождалась тут же на сцене - в момент импровизации комедианта, на обязанности к-рого лежало подчинение всех импровизационных С. сценарной схеме спектакля.

Если фарсовая система С. определяла собою в известной степени характер С. импровизационного театра, то раздробленные, мистериальные С. оказали существенное влияние на динамику чередования ситуаций в трагедиях драматургов Елизаветинского периода. Классический театр XVI-XVIIвв. полностью уничтожил дробные, эпизодические, обособленно существующие С., сковав их в очень последовательную цепь событий, составляющих собою абсолютное единство действия.

Бытовой буржуазный театр, добиваясь иллюзорности показываемых со сценических подмостков событий, создавал подчеркнуто будничные С., не допуская в них ничего, нарушающего нормальный ход событий. В противовес этому С. романтич. театра строились на эффекте остро неожиданном и преувеличенном. В искусстве импрессионизма, неспособном показать явление в его закономерности и социальной координированности, С. обособляется и приобретает самодовлеющее значение: художник-импрессионист ограничивается лишь изображением смены переживаний, пробуждаемых единичной, вырванной из потока явлений, фиксируемой в статике С. (драма Метерлинка).

Система С. в советской литературе и драматургии, правдиво отражая реальную действительность, убеждает в закономерности развиваемых событий.

СИТУЭЛЛ

СИТУЭЛЛ Эдит (Sitwell) (Edith, 1887-), Осберт (Osbert, 1892-) и Сэчевэрел (Sacheverell, 1900-) - три английских поэта одного направления. Из них наибольшей известностью пользуется ЭдитС. Известность этой поэтической семьи начинается в годы войны, когда Эдит и ОсбертС. начали издавать ежегодную антологию современной поэзии «Wheels» (Колеса, 1916-1921). Все три С. являются представителями модернизма в английской поэзии. Эдит и ОсбертС. в ряде критических этюдов выступили против традиционной натуралистической поэзии, с некоторым запозданием пропагандируя идеи Бодлера и французского символизма. В своей поэтической практике С. однако не являются иллюстраторами своих концепций, но, используя многие приемы французской поэзии, создают произведения на современные мотивы, коренящиеся в быте и природе Англии. Новаторство и бунт против традиций у С. носит чисто формальный характер, и их эстетические построения не содержат никакой критики буржуазной действительности. В своем эстетическом манифесте (этюд «Poetry and Criticism», 1925) Эдит С. отрицает роль поэзии как орудия познания и поучения, сводя ее задачи к воздействию на чувства и эмоции человека. Отсюда ряд тонких формальных приемов и изощренность нюансов. В сущности своей все творчество их насквозь буржуазно.

Библиография:

I. SitwellE., Collected poems, L., 1930; SitwellO., Collected satires end poems, L., 1931.

II. MegrozB.L., The three Sitwells, L., 1927.

III. BalsonF., Sitwelliana 1915-1925, L., 1928.

СИЦИЛИАНА

СИЦИЛИАНА - вид октавы (см.), одна из особых так наз. «твердых форм» лирической поэзии итальянского происхождения. Отличительной особенностью С. является то, что она состоит из 8 стихов, построенных всего на двух рифмах (обыкновенно - мужской и женской) в перекрестном чередовании, по схеме: «ab ab ab ab» или «ba ba ba ba». Размер - одинадцати- или тринадцатисложник; в тонико-силлабическом стихосложении он передается 5-стопным (resp. - 6-стопным) ямбом.

«О, мать-земля, кормящая растенья,

1 ж a

Ветвистый лес в тебе укоренен,

2 м b

Душистый храм весеннего цветенья,

1 ж a

Когда весь мир и юн и опьянен.

2 м b

Как нам милы хлебов твоих волненья,

1 ж a

Колосья ржи и шелковистый лен,

2 м b

Плоды дерев... покров самозабвенья,

1 ж a

Когда овраг пургой осеребрен» (В. Гарднер).

2 м b

Своеобразие С. сглаживается тем, что по своей структуре она сводится к двум четверостишиям с одинаковой, перекрестной рифмовкой. В настоящее время С. употребляется чрезвычайно редко.

СКАБИЧЕВСКИЙ

СКАБИЧЕВСКИЙ Александр Михайлович (1838-1910) - литературный критик, историк литераторы. Сын мелкого чиновника. Учился на историко-филологическом факультете Петербургского ун-та. В литературе выступил в 1859 со статьей о «Записках охотника» Тургенева. Кратковременно участвовал в «Современнике» (1866); с 1868 - постоянный сотрудник «Отечественных записок» вплоть до запрещения журнала (1884). В 90-900-х гг. С. эпизодически писал в «Русском богатстве» (1880), в «Устоях» (1882), также в «Русской мысли», «Новом слове» (народная редакция) и др. изд. Вел критические фельетоны под псевдонимом «Заурядного читателя» в «Биржевых ведомостях», сотрудничал в «Русских ведомостях» и «Новостях» (1884-1904). Пережив свою популярность 70-80-х гг., С. умер всеми забытый.

С. выступил выразителем взглядов и настроний той группы мелкобуржуазной демократической интеллигенции, к-рая, начав с сочувствия революционной демократии в лице Чернышевского и Добролюбова, шла навстречу легальному народничеству, а впоследствии вместе с ним деградировала к умеренно-буржуазному либерализму.

Как литературный критик Скабичевский никогда не имел прочного и глубокого философского фундамента, всё же наибольшее влияние оказали на него Огюст Конт и Бокль. Считая вслед за Контом, что в прогрессе знания заключается движущая причина исторического развития, С. полагал, что условия быта, среды, эпохи оказывают значительное влияние и ограничивают «правильный» контовский закон. Отталкиваясь от идеалистической классической философии (Шеллинг, Гегель), С. выступал как сторонник «реалистической позитивной философии», основанной «на началах индуктивных исследований».

Как сторонник позитивизма С. противопоставлял идеалистической дворянской эстетике с ее «метафизическими умствованиями о прекрасном» метод индуктивного творчества, основанный на изучении, анализе и обобщении. В этом отношении он вслед за Добролюбовым проводил параллель между деятельностью художника и ученого. С. неоднократно подчеркивал значение художественной формы в связи с задачами реального искусства, конечной целью к-рого считал народность. Однако самую форму понимал примитивно, гл. обр. обращая внимание на максимальную доступность и понятность. Вслед за Добролюбовым С. считал реализм высшей формой искусства по сравнению с романтизмом и «близорукой поэзией натурализма». - Однако в самом понимании сущности реального искусства Скабичевский глубоко расходился с критиками «реальной школы», обнаруживая субъективистский характер своей точки зрения. Для него реальное искусство сводится не к отражению объективной действительности, и «приговору» над ней, а лишь «к рефлектированию» впечатлений посредством образов («Беседы о русской словесности»).

В этом «рефлектировании» художник, по С., должен был сохранять возможное беспристрастие. Так. обр. отчетливо выступают глубокие расхождения С. с представителями революционно-демократической критики по вопросу партийности искусства, к-рую он категорически отрицал, считая, что «обсуждение и решение каких-либо вопросов жизни не дело искусства». Выступая против положения Чернышевского и Добролюбова о «служебной роли искусства», С. снижал политический характер и публицистическую заостренность критики. Это, разумеется, не освобождало критическую работу С. от свойственной ему либеральной направленности.

Конкретная литературно-критическая деятельность С. тесно связана с его общественнополитической эволюцией. Социальное положение С. как разночинца определило с первых шагов его позицию в целом в отношении так наз. «охранительной» и разночинной литературы. Так, в 70-80-х гг. в «Отечественных записках» он резко выступал против тех дворянских писателей, к-рые в какой-либо форме дрались за защиту «старого порядка» («Новое время и старые боги» о романе «Дым» Тургенева, «Старая правда» (1868) об «Обрыве» Гончарова, «Русское недомыслие» (1868) о серии антинигилистических романов Тургенева, Писемского, Лескова, Стебницкого, Авенариуса).

Отрицательную позицию С. занимал и в отношении поэтов «чистого искусства» (А.Толстой, Майков, Фет, Тютчев). Причем особенно сурово был принят им Тютчев, к-рого он ставил значительно ниже других поэтов этой школы. В этой недооценке Тютчева сказалась эстетическая нечуткость С., довольно не случайная в его критике. Так, художественная эпопея «Война и мир» Толстого, по его мнению, «не имеет целостности и стройности» и не может быть поставлена в ряд со всеми высочайшими произведениями искусства. Дворянской литературе в целом С. противопоставлял литературу разночинцев, к-рая в лице Помяловского, Решетникова, Левитова и др. выдвинула «нового героя» времени.

Большое внимание С. уделял народнической литературе, особенно высоко ставил Глеба Успенского и Златовратского. Но отдавая должное показу Гл. Успенским жизни деревни переходного периода с ее крушением натурального хозяйства и расслоением крестьянства, С. был однако не в состоянии отметить противоречие этого показа с народническими воззрениями писателя. Полным отходом от заветов «реальной критики» явилась статья С. о Салтыкове-Щедрине. Он оценивал Салтыкова как «писателя народного» за его якобы истинное понимание евангельского учения («Сказки»). «Пошехонская старина» звучит для критика как очищение от всех «преходящих злоб дня», как олицетворение «высокохристианской любви и гуманности». С периода 90-900-х гг. в связи с крушением народнических теорий и усиливающимся влиянием марксизма, к-рого С. не понимал, он все более терял свою идейную ориентацию или, как он выражался, «прежние рамки для своих статей». Этот отпечаток идейной растерянности С. отразился на его статье «Максим Горький» (1897), к-рого С. пытался взять под свою защиту от всяких упреков в марксизме, мотивируя тем, что у Горького нет «идеализации фабричных рабочих за счет деревенских мужиков». В статье же «Новые течения в современной литературе» С., когда-то выступавший апологетом реального искусства, теперь рассматривал его как «преходящую школу, изживающую себя», естественно уступающую свое место новой - декадентству.

В 1891 С. выпустил «Историю новейшей русской литературы», выдержавшую семь изданий, в свое время не лишенную интереса. Вместе с тем здесь сказалась вся ограниченность точки зрения С., справедливо отмеченная в свое время (1897) Плехановым. К наиболее значительным работам С. следует отнести историко-литературные обзоры («Очерки умственного развития нашего общества», «Три человека сороковых годов», «История новейшей русской литературы», «Французские романтики») и некоторые статьи, напр. о Левитове, Некрасове. В настоящее время его литературно-критическое наследие представляет только исторический интерес. Особо следует отметить «Литературные воспоминания» С., в к-рых он в достаточно живой форме наряду с автобиографическим материалом дал характеристику лит-ой среды 70-х гг. и портреты отдельных ее представителей.

Библиография:

I. Сочинения, 2тт., изд. 3, СПБ, 1903 (изд. 1, СПБ, 1890); История новейшей русской литературы (1848-1908), изд. 7, СПБ, 1909 (1, СПБ, 1891); Очерки истории русской цензуры (1700-1863), СПБ, 1892; Литературные воспоминания, ред. Б.П.Козьмина, изд. «Земля и фабрика», М. - Л., 1928.

II. БельтовН. (ПлехановГ.В.). За 20 лет, СПБ, 1905, стр.310-319 (изд. 3, СПБ, 1909); То же, Сочин., т.X, стр.305-316; Его же, Н.Г.Чернышевский, СПБ, 1910, стр.19, 251-252, 261-262, 266-268, 272.

III. ВладиславлевИ.В., Русские писатели, изд. 4, М. - Л., 1924.

СКАЗ

СКАЗ - специфическая по своей интонации и стилю форма изложения фольклорных произведений; отсюда под С. разумеют такой характер изложения в литературных произведениях, к-рый воспроизводит речь произведений устной словесности, а в более широком смысле - устную речь вообще и даже необычные формы письменной речи.

Наиболее распространенные формы С. - это:

а) подражание сказочному, былинному и песенному складу. Ср. «За Волгой в лесах, в Черной Рамени, жил-был крестьянин, богатый мужик. У того крестьянина дочка росла. Дочка росла, красой полнилась (Мельников-Печерский, «В лесах» - сказочный С.);

б) подражание местным и профессиональным говорам крестьянства: «Надоело ему это до смерти, злился он как змей лютый; а все по вечерам заходил к Прокудину. Стали большаки конопельку ссыпать, и Прокудин возов с пяток ссыпал (Лесков, «Житие одной бабы»);

в) подражание просторечию и профессиональным говорам городского населения, преимущественно тех групп его, к-рые не вполне владеют литературным языком: «Я его благодарю и говорю, что никаких желаниев не имею и не придумаю, окромя одного, - если его милость будет, сказать мне...» (Лесков, «Штопальщик»);

г) подражание устарелым и необычным формам письменной речи: «И сему-то подобным мирственным духом, как я вам представил, жили мы без малого яко три года. Спорилося нам все, изливались на нас все успехи точно из Амалфеева рога, как вдруг узрели мы, что есть посреди нас два сосуда избранных божия к нашему наказанию» (Лесков, «Запечатленный ангел» - С. древнерусских поучительных книг).

Как ясно из приведенных примеров, характер С. достигается в письменной речи подбором лексики различных видов устной речи (а в последнем из приведенных случаев - лексики архаической, чуждой современному литературному языку) и специфическими формами синтаксиса и морфологии, допускаемыми только в устной речи (или в древней письменности): подражания фольклорным жанрам характеризуются напр. ритмизацией, речитативным или певучим складом, перенесением в письменную речь типичных для фольклора фигур, подражания просторечью - введением значительного числа диалектизмов, нарушением грамматич. строя письменной речи - незаконченностью предложений, несогласованностью их, обилием восклицательных и вопросительных оборотов.

В редких случаях С. выдерживается на протяжении всего произведения: чаще автор перемежает его обычным литературным изложением, мотивируя это необходимостью сокращения рассказа.

Введение форм С. обычно мотивируется авторской Vorgeschichte, характеризующей ситуацию и рассказчика (ср. построения большинства повестей Лескова - «Воительница», «Полунощницы», «Очарованный странник», «Тупейный художник» и др. См. Обрамление). Другой тоже очень распространенной формой введения С. является монологический характер повествования - Ich-Erzahlung, дневник, письмо (ср. построение романов и повестей Достоевского - «Записки из подполья», «Бесы» и др.). Иногда введение С. характеризует переживания и ход мысли кого-либо из персонажей. Ср.: «Стоит мать Манефа в моленной перед иконами, плачет горькими, жгучими слезами... Мир суетный, греховный мир опять заговорил свое в душевные уши Манефы» - следует С. о богатом мужике и его красавице-дочери как изложение воспоминаний героини (Мельников-Печерский, «В лесах»). Здесь введение С. является одним из случаев так наз. «прямой косвенной речи» (style indirect libre) - характеристики мыслей действующего лица, излагаемой от лица автора.

Подлинно художественными формы С. становятся тогда, когда и все содержание произведения излагается под тем углом зрения, к-рый характерен и возможен для воображаемого рассказчика; таковы выступающие из С. образы простодушного захудалого помещика Белкина, болтливого украинского пасечника Рудого Панька, любопытного «прогрессиста» - обывателя провинциальных городишек Достоевского, петербургских мегер - приживалок и перекупщиц, поклонниц «отца Иоанна Кронштадтского» у Лескова, и т.д. и т.д.

Допускаемый в литературных стилях классицизма лишь в прямой речи для характеристики комических персонажей, С. широко используется в литературных стилях романтизма (преобладание фольклорных и древнеписьменных С. а также крестьянских С.) и реализма XIXв. (включение бытового просторечия города и широкое использование территориальных крестьянских говоров в областной литературе). В современной советской литературе формы С. достигают, с одной стороны, большей изысканности (сказ Бабеля, Тынянова, Шолохова и мн. др.), но с другой - выступают иногда недостаточно обоснованно, приобретая характер бесцельного разрушения норм литературного языка и вызывая протест со стороны лучших мастеров слова (выступления М.Горького против порчи литературного языка в 1934).

Библиография:

ЭйхенбаумБ., Иллюзия сказа, «Книжный угол», 1918, №2 (перепеч. в сб. ст. автора: Сквозь литературу, Л., 1924); ВиноградовВ.В., Проблема сказа в стилистике, см.: Сб. Поэтика. I. Временник Отд. слов искусств. Гос. ин-та истории искусств, Л., 1926; ФаворинВ. К вопросу об авторской речи в историческом романе, «Известия Иркутского гос. пед. ин-та», 1935, вып.II; ForstreuterK., Die deutsche Ich-Erzahlung, Berlin, 1924.

СКАЗАНИЕ

СКАЗАНИЕ (греч. historia, diegemata) - в настоящее время термин, не прикрепленный к определенному литературному жанру. Даже специалисты употребляют часто безразлично слова - сказание, легенда, предание, сага. Слово «С.» в древней русской литературе имело широкое употребление, обозначая всякий литературный, т.е. письменный рассказ. А так как рассказы принадлежали к разным литературным жанрам, то в литературе имеются:

1. ИсторическиеС., напр. названия летописей («Иное сказание»), «Сказание о зачатии царства Казанского», «Сказания» кн. Курбского, «Сказание об Азовском сидении» XVIIIв. и др. Древнейший памятник этого рода - «Сказание, что ради прозвася Печерский монастырь», приписываемое Нестору (XIв.). В этом смысле термин употребляется и в научной литературе XIXв.: «Сказания о князьях и царях земли русской» (изд. Археогр. комиссии, СПБ, 1861), «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. Собрал, перевел и объяснил А.Гаркави» (СПБ, 1870), «Сказания иностранцев о Московском Государстве» (В.Ключевский, М., 1866). см. Летописи, Хроники.

2. ЖитийныеС., т.е. жития святых , помещавшиеся в прологах, четьях-минеях, всевозможных сборниках и составлявшие популярное литературное чтение. Древнейшее С. этого рода, приписываемое Иакову черноризцу (XIв.) «Сказание страстотерпцю святую мученику Бориса и Глеба», известною в списках уже от XIIв. В этом смысле слово «С.» без оговорок употребляют крупные исследователи: XIX-XXвв. А.А.Шахматов, Н.К.Никольский и др. см. Жития, Легенда.

3. АпокрифическиеС., т.е. рассказы о так наз. священных событиях, не утвержденные, а часто даже запрещенные еще в XIв. и особенно позднее церковью. Таково напр. «Сказание о Адаме, егда изгнан бысть из рая», известное в списках от XVIв., или «Сказание о псалтири, како написася Давидом царем», в списках от XIVв. и мн. др. В этом значении С. применяется в XIXв., напр. в книгах И.Порфирьева: «Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки» (СПБ, 1877) и «Апокрифические сказания о новозаветных лицах и событиях» по рукописям Соловецкой библиотеки» (СПБ, 1890). см. Апокриф.

4. Поучения-С. - поучительные сочинения религиозного (напр.: «Сказание о будущем веце и о здешнем» в рук. XVIIIв.), дидактического («Сказание о пьянстве и душегубстве», в рук. XVIIIв.) и даже хозяйственно-практического назначения (напр. «Сказание известно лунным годом, когда сеяти, садити и врачевание человеком и скотом» в рук. XVIIв. или «Сказание о конских приметах» в рук. XIXв. и др.).

5. Повести-С. - обширный жанр светских и духовных рассказов, переводных и оригинальных, к-рые аналогичны современной лит-ой повести. Напр. популярные старинные повести «О Брунцвике», «О Петре Златых Ключах», «О Франциле Венециане», «О царевиче Фиргисе» и мн. др. параллельно с термином «повесть», «гистория» в рукописях назывались также С. см. Повесть.

Все эти виды литературных С., переходя иногда в устную традицию, включались уже в жанры фольклорные. Живой народный язык термина «С.» совсем не знает. Исследователи же иногда по лит-ой традиции стали прилагать и к легендам и к преданиям термин «сказания». И.Сахаров («Сказания русского народа», СПБ, 1885) под этим термином собрал целую энциклопедию древнерусской литературы и фольклора.

Библиография:

Отправной справочник по вопросам древне-русской литературы, главнейших описаний рукописей и библиографии отдельных видов сказаний; Самые тексты сказаний хранятся в тысячах рукописей различных древлехранилищ. Большинство последних имеет печатные описания, перечень к-рых в кн.: Смирнов I. М., Указатель описаний славянских и русских рукописей отечественных и заграничных книгохранилищ, Сергиев Посад, 1916 (дополнения к ней ПетровскогоН. в «ЖМНП», 1917, июль-август, и БельчиковаН.Ф. в «Библиографических известиях», 1917, №3-4); ИконниковВ.С., Опыт русской историографии, т.I, кн. 1-2, т.II, кн. 1-2, Киев, 1891-1908. Общие сведения об отдельных видах сказаний в общих курсах истории древнерусской литературы: П.Владимирова, М.Сперанского, В.Истрина, А.Орлова, Е.Петухова, Пыпина и др.

СКАЗИТЕЛИ

СКАЗИТЕЛИ - специальный термин для обозначения исполнителей эпических жанров фольклора - былины (см.) и сказки (см.). В научный обиход он был введен П.Н.Рыбниковым, указавшим на существование его у северных крестьян в применении к певцам былин. Для обозначения сказочника термин «С.» употребляется реже. В крестьянстве он имеет то или другое применение, смотря по району. Параллельно бытуют еще следующие наименования: для носителей былинной традиции - «сказатели» (напр. С. Зимняя Золотица на Белом море), «старинщики» (Печора), для знатоков сказки - «посказатели» (Сибирь), «сказочники» (широкое распространение).

С. явились преемниками прежних слагателей и хранителей эпического творчества - дружинных певцов, калик, бахарей (древнерусские сказочники) и скоморохов. В отличие от этих категорий исполнителей, а также от носителей эпоса у других народов в прежние эпохи - античных мимов, средневековых жонглеров и шпильманов - русские С. XIX-XXвв. не являются профессионалами в прямом значении этого слова: мастерство не служит для них средством к существованию, хотя в крестьянском быту наблюдалось, что С. специально приглашались участвовать в промыслах, причем сказывание приравнивалось к работе. Элементы же профессионализма в смысле специального изучения своего искусства хотя и присутствуют, но значительно слабее, чем у аналогичных русским С. носителей эпической традиции у других народов. Pjevac, piva - у южных славян, армянские ашуги, узбекские и туркменские бахши`, кайджи` (кайчи) - у алтайских турок, тульчи - у западных монголов, улагерчи - у бурят и др. проходят определенную школу мастерства, получают общественное признание в качестве певцов, носят свое наименование певца, как особое звание или титул, выступают публично по специальным приглашениям на свадьбах и празднествах и т.п. Некоторые из них являются не только исполнителями, но и творцами новых произведений. По вопросу о профессионализме русских С., а также о других особенностях С. - об их социальном составе, о взаимоотношениях со средой, о репертуаре - см. Былины и Сказка.

Постановка проблемы изучения С. относится к 60-70-м гг. XIXв. и является заслугой русской школы фольклористов. Господствовавшая в XIXв. мифологическая теория с ее пониманием фольклора как «общенародного», «коллективного», «безличного» творчества, с ее стремлением отыскивать «общеарийские», «общеславянские» и пр. основы, начисто игнорировала следы индивидуального творчества. С. считались лишь «агентами передачи». Вопрос о творческой роли С. был выдвинут в русской фольклористике отчасти под влиянием тенденций демократического народничества. Уже П.Н.Рыбниковым (60-е гг.) был сделан ряд ценных наблюдений над С. былин. Впервые принцип индивидуальности сформулирован был А.Ф.Гильфердингом: он первый издал собранные им онежские былины (1871) по С., а не по сюжетам, как это практиковалось до него. Одновременно с Гильфердингом аналогичные наблюдения над С. производит в области эпической песенной традиции сибирских народностей В.В.Радлов. Обоими исследователями подчеркивается индивидуальный момент в процессе сочетания в стройное целое «типических» мест, усвоенных С. и соединяемых «переходными» элементами, а также в свободном отборе типических мест, необходимых для конструирования былины; отмечается зависимость индивидуальных особенностей былин от личных свойств и жизненного опыта С., от занятий, бытовой и природной обстановки. Распределение материала по исполнителям, а также предпослание ему биографий и характеристик С. становятся основным принципом организации материала во всех последующих сборниках былин, а ряд специальных исследований В.Ф.Миллера, А.В.Маркова, Б.М.Соколова, Б.Я.Владимирцова и др. углубляет и расширяет вопрос о роли С. былин и о взаимодействии традиционного и личного.

В области сказки проблема изучения С. была выдвинута несколько позже. Первый перенес принцип Гильфердинга на сказку и применил способ издания по сказителям Н.Е.Ончуков (1908). Вслед за ним также публикуют материалы Д.К.Зеленин, Б.М. и Ю.М.Соколовы, М.К.Азадовский и др. В настоящее время имеется значительный конкретный материал по отдельным С. Теоретическое освещение проблемы дали преимущественно: С.Ф.Ольденбург, М.К.Азадовский, выдвинувший задачу изучения стиля отдельного С. и впервые применивший метод издания отдельных полных репертуаров С., Б.М.Соколов и А.И.Никифоров, фиксировавшие внимание на манере исполнения и предлагавшие на основе ее изучения опыты классификации С.

Библиография:

Сказители былин. Помимо вступительных статей собирателей и характеристики сказителей в сборниках былин (см.) статьи, исследования и очерки: МайковЛ., Певец былин в окрестностях Барнаула, «Известия Русского географического общества», 1874, т.X, №6; ХарузинаВ.Н., На севере, М., 1890; ЛяцкийЕ., Сказитель И.Т.Рябинин и его былины, «Этнографическое обозрение», кн. 23, 1894: Его же, Народные типы, Скоморощина наших дней, «Исторический вестник», 1899, XI; ВасильевН.В., Из наблюдений над отражением личности сказителя в былинах, «Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук», т.XII, 1907, кн. 2; Олонецкая сказительница и вопленница Н.С.Богданова в Петербурге, «Олонецкая неделя», 1911, №29; ПришвинМ., Очерки, СПБ, 1913; СоколовыБ. и Ю., Сказки и песни Белозерского края, М., 1915; Тэр-СаргсянцС., Армянские ашуги, «Восточные сборники», М., 1924, №1; СоколовБ., Сказители, М., 1924; Соколов Юрий, По следам Рыбникова и Гильфердинга, «Художественный фольклор», №2-3, М., 1927; АстаховаА.М., Былина в Заонежьи, «Крестьянское искусство СССл, вып.1, Л., 1927; СоколовБ.М., Русский фольклор, вып.1, изд. 2, М., 1931; БерлинскийП., Монгольский певец и музыкант Ульдзуй Лубсан Хурчи, М., 1933; MurkoM., La poesie populaire epique en Yougoslavie an debut du XX siecle, P., 1929; Его же, Epensangerinnen in Dalmatien, «Slavische Rundschau», 1935, VI. Сказители сказок. Помимо вступительных статей собирателей и характеристики С. в сборниках сказок (см.) статьи, исследования и очерки: СемевскийМ., Сказочник Ерофей, «Отечественные записки», 1864, №№2, 5, 6, 8, 12; ЛесевичВ., Денисовский казак Р.Ф.Чмыхало, его сказки и присказки, «Мир божий», 1895, IV; БродскийН.Л., Следы профессиональных сказочников в русских сказках, «Этн. обозр.», 1904, №2; ГордлевскийВ., Из настоящего и прошлого «меддахов» в Турции, «Мир Ислама», 1912, №3; МакаренкоА.А., Две сказки русского населения Енисейской губ., «Живая старина», 1912, стр.351-381 (указаны страницы, так как пагинация их сплошная за весь год); СавченкоС.В., Русская народная сказка, Киев, 1914; КозыревН.Г., Как я собирал народные сказки, «Живая старина», 1914, вып.3-4, и отд., П., 1915; КалинниковИ., Сказочники и их сказки, «Живая старина», 1915, стр.242-272 (указаны страницы, так как пагинация их сплошная за весь год), и отд., П., 1916; ОльденбургС.Ф., Собирание русских народных сказок в последнее время, «ЖМНП», 1916, VIII; СоколовБ., Уголок русского сказочного мира, «Научные известия», 1922, II; ЕдемскийМ.Б., О собирании русских народных сказок, Сказочная комиссия в 1924-25 гг., Обзор работ, Л., 1926; AzadowskyM., Eine sibirische Marchenerzahlerin, (Н.О.Винокурова), Helsinki, 1926; ЭлиашН.М., Собирание сказок в Старорусском у. Новгор губ (1919-26), Сказочная комиссия в 1926г., Обзор работ, Л., 1927; ГринковаН.П., О записях сказок в Воронежской губ., в 1926г., Сказочная комиссия в 1926г., Обзор работ, Л., 1927; Ее же, Сказки Куприянихи, «Худож. фольклор», I, М., 1926; МервартЛ.А., Техника сказывания сказок у сингальцев, Сказочная комиссия в 1926г., Обзор работ, Л., 1927; КопецкийР., К изучению языка и стиля сказки, «Slavia», 1927, VII ВолковР.М., Словесне оформления великорусько; казки, «Зап. Одеського iнст. нар. освiти», 1927, т.I; AzadowskyM., Pohadky z hornolenskeho kraje, «Narodopisny vestnik ceskoslovansky», 1928, XXI-XXII; НiкiфоровО., Сьегочасна пiнезька казка, «Етнограф. вiсник», 1929, кн. 8; ГофманЭ.В., К вопрсу об индивидуальном стиле сказочника, «Художественный фольклор», вып.4-5, М., 1929; OldenbourS., d’, Le conte dit populaire: problemes et methodes, «Revue des etudes slaves», 9, 1929, p. 221-236; СоколовБ.М., Русский фольклор, вып.2, изд. 2, М., 1930; НiкiфоровО., Теперiшнiй заонезький казкар-сповiдач, «Етногр. вiсник», 1930, кн. 9; НикифоровА.И., Сказка, ее бытование и носители, в сб. «Русские народные сказки», сост. О.И.Капица, Гиз, М. - Л., 1930; АзадовскийМ.К., Сказительство и книга, «Язык и литература», т.VIII, Л., 1932; BerendsohnW.A., Grundformen volkstumlicher Erzahlerkunst in den Kinderund Hausmarchen der Bruder Grimm, Hamburg, 1922; HeydenF., Volksmarchen und Volksmarchenerzahler, Hamburg, 1922.

СКАЗКА

Статья большая, находится на отдельной странице.

СКАЛБЕ

СКАЛБЕ Карл (Karlis Skalbe, 1879-) - латышский поэт. Сын сельского кузнеца, пыл народным учителем, участвовал в движении 1905, эмигрировал. После возвращения на родину был приговорен царским судом к заключению в крепость. По образовании латвийского национального (буржуазного) государства был дважды избран депутатом в парламент но списку демократического центра.

Первый сборник стихов «Мечты узника» (Cietumnieka sapņi, 1902) отличается свежестью чувства и силой протеста против обыденной действительности. Революционная романтика и мечтательная идеализация деревенской жизни красочно переплетены в последующей книге стихов С. «Цветение яблонь» (Kad abeles zied, 1904). Эти первые книги стихов, а также сказочная повесть «Как я отправлялся свататься к дочери Севера» (Ka es braucu Ziemeļmeitas lukoties, 1904) оказали значительное влияние на молодежь своим бунтарским отношением к мещанству. Однако протест С. отличался неясностью содержания и неустойчивостью, свидетельствуя о мелкобуржуазной природе творчества С. В период реакции С. стал провозглашать «бегство от жизни» и индивидуализм в художественном творчестве. В книге «Картины войны» (Kara gleznas, 1914) С. под личиной мнимой аполитичности призывает к защите «родины» и царизма. Толстовское непротивление злу, проповедь самоотречения и самопожертвования - главный мотив его книги «Зимние сказки» (Ziemas pasakas, 1913). Этот же мотив пронизывает многие его сборники стихов и прозы, особенно сказок, к-рые в художественном отношении не уступают сказкам Андерсена. Идея непротивления злу и проповедь рабской покорности в противовес революционной борьбе у С. возведена в степень религиозного экстаза в книге стихов «Дыхание травы» (Zales dvasa, 1931). Состоя долгое время членом редакции крупнокапиталистическои газеты, С. становится одним из реакционных поэтов латышской буржуазии, причем его творчество мельчает. С. можно считать одним из представителей неороматизма. С. перевел на латышский язык несколько небольших произведений Тургенева, Л.Толстого, повести Пушкина, Гамсуна и Уайльда.

Библиография:

Kopoti raksti ar A.Birkerta biografiski-kritisku skici, 6 vv., Riga 1922-1923.

СКАЛЬДЫ

СКАЛЬДЫ - староскандинавские лирические и панегирические поэты. Слово skald означало поэта вообще, но в истории литературы оно применяется только к поэтам придворным (так наз. hofudhskald - «главным поэтам») в отличие от рапсодов, так наз. «народных» (см. Эдда). Время и место возникновения поэзии С. нам неизвестны. Древнейший памятник ее - «Рагнарсдрапа» Браги Старого (Brage den Gomle, ок. 830) - не моложе самых старых песен Эдды. Неизвестен также источник новых форм, введенных С.; кельтское происхождение их не может быть доказано за неимением точных эквивалентов. Первые скальды - норвежцы, но со времени колонизации Исландии это искусство почти целиком перешло к исландцам.

С. не являлись профессионалами-литераторами: в эпоху викингов они - купцы, воины и земледельцы, в XII-XIIIвв. - очень часто клерики. Были среди С. и женщины (как королева Гунхильд, жена Эйрика Кровавой Секиры, Xв.). Порой С. становился дружинником короля, сражался и умирал вместе с ним (как Тормод Кольбрунарскальд); некоторые С. занимали при дворе высокие должности (Сигхват Тордарсон, XIв.); другие лишь на время покидали исландское поместье, чтобы разъезжать по разным дворам и воспевать конунгов и ярлов. Многие норвежские короли (Харальд Прекрасноволосый, Олаф Трюггвасон, Олаф Святой, Харальд Суровый и др.) сами были поэтами. В награду за панегирик С. получал богатую одежду, деньги, роскошный щит или даже целую ладью груженую товаром. Поэмы С. говорились (а не пелись) без всякого аккомпанемента.

Основной жанр поэзии С. - панегирик. Кролю знатных лиц или их родов предметом панегирика могут быть и вещи: щит, расписанный мифологическими картинами, богатый дом. Большей частью восхваляются живые люди, но иногда и покойники (эрфидрапа); особенно выделяется по лирической силе песнь но умершем сыне Эгиля Скалаграмсона. Есть у С. и религиозный панегирик, сперва языческий (напр. «Торсдрапа» Эйлифа Гудрунарсона), а после христианский; последний обильно представлен в XII, XIII и XIVвв. Сохранились также стихотворения любовные (мансанг) и сатирические (флим), хотя и те и другие строго преследовались законом.

Основные формы поэзии С.:

а) драпа - равнострофическое стихотворение (классическая структура: вступление, панегирик, снабженный припевом, и заключение);

б) флокк - бесприпевная драпа;

в) висы - отдельные импровизированные куплеты.

От поэзии Эдды произведения С. резко отличаются по стилю и метрике. Характерна перегруженность текста сложными метафорическими выражениями (так наз. кеннинги): «гуси битвы» - стрелы, «шум гусей битвы» - бой, «огонь реки» - золото, «сосна огня реки» - женщина и т.п. Злоупотребление вставными предложениями и инверсией сильно затрудняет понимание текста. Причудливый порядок слов появляется несомненно в результате строгих требований метрики, к-рая, разделяя с стихосложением Эдды и тонический принцип (счет ударений) и аллитерацию, вводит еще счет слогов и внутренние созвучия (так. наз. хендинг), а также строго регулирует место аллитерации. Основным размером является так наз. «дружинный» (дротквет): трехударные шестисложные стихи, содержащие внутреннее созвучие, скрепленные по двое аллитерацией и соединенные в восьмистишные строфы. Но имеется еще много других размеров. С XIIв. появляются особые наставления для С. (так наз. «младшая» Эдда (см.) Снорри Стурлусона).

Поэзия С. переживала расцвет в эпоху викингов (приблизительно до смерти Харальда Сурового, 1066). С усилением церковного влияния начался упадок С. (конец XIв.). Затем Скандинавия все больше и больше входит в сферу общеевропейской культуры развитого феодализма; рыцарская и религиозная литература обильно притекает с континента, чему немало способствует участие скандинавов в Крестовых походах. Правда, с середины XIIв. начинается некоторое возрождение поэзии С. под пером исландских ученых, к-рое продолжается в течение XIIIв. (эпоха Стурлунгов) и захватывает начало XIVв.; но это - ученая, архаизирующая поэзия, не всегда умело копирующая старые формы. Поэзия С. незаметно переходит в религиозно-дидактическое стихотворство. В середине XIVв. она сменяется новой поэзией латинского происхождения, так наз. «римами» (rimur).

Библиография:

Thorlaksson Gr., Idsigt over de norsk-islandske skjalde, Kjobnv., 1882; MogkE., Geschichte der norwegisch-islandischen Literatur, 2 Aufl., Strassburg, 1904; MeissnerR., Skaldenpoesie, Halle, 1904; JonssonF., Den islandske litteraturs historie tilligemed den oldnorske, Kjobnhv., 1907; KockA., Notationes Norroenae, Lund. u. Lpz., 1923 u. ff.; ReichardtC., Studien zu den Skalden des 9 und 10 Jahrhunderts, Lpz., 1928; ГорнФ.В., История скандинавской литературы от древнейших времен до наших дней, перев. К.Бальмонта, М., 1894.

СКАНДИНАВСКИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СКАНДИНАВСКИЕ ЯЗЫКИ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СКАНДОВКА

СКАНДОВКА от (латин. «scandere») - чтение метрических стихов с отчетливым разделением их на степени и с подчеркиванием тезисов и арсисов, т.е. сильных и слабых долей стопы (см.).

Прием С., вместе с понятием стопы, был перенесен и теорию русского силлабо-тонического стихосложения, причем под С. стали подразумевать такое чтение стихов, при к-ром ударения расставляются через равные промежутки, независимо от того, совпадают ли они с реальными ударениями стиха или нет. Так. обр. при С. отдельные слова могут терять свои естественные ударения (атонироваться) и могут приобретать сверх своих нормальных также дополнительные, искусственные ударения. Невоможно лишь перемещение естественного ударения слова. Обязательным условием является проведение раз изобранной схемы С. через все стихотворение. Поэтому если в некоторых стихах приходится перемещать естественные ударения слов, то схема С. выбрана неправильно, и необходимо отыскивать другую. Примеры С.: Но Ко`/чубе`й/бога`т/ и го`рд/. Не до`л/гогри`/выми` /коня/мии п. д. (схема: -U-U-U-U(U), размер - 4-стопный ямб). С. в русском силлабо-тоническом стихе служит для отыскивания «размера» данного стихотворения, к-рый далеко не всегда может быть определен с первого взгляда. С. в русском силлабо-тоническом стихе служит для отыскания «размера» данного стихотворения, к-рый далеко не всегда может быть определен с первого взгляда. Дело в том, что стопа, введенная Тредьяковским и Ломоносовым в русское стихосложение, оказалась в применении к русскому стиху не вполне реальной ритмической единицей. С первых же шагов выявилось, что из однородных стоп (особенно в наиболее употребительных - двусложных размерах) русские стихи писать невозможно. «Чистые ямбические стихи, - говорит Ломоносов, - трудновато писать». Еще отчетливее заявляет Тредьяковский, что в хорее и ямбе «полагается стопа пиррихий... без чего ни единого нашего стиха составить не можно». Пиррихии (пропуски ударений), спондеи (сверхсхемные ударения) и т.п., вплетаясь в ямбы и хореи, настолько затемняют основной размер, что он может быть выявлен только при помощи С., к-рая насильственно упрощает акцентный рисунок стиха и тем самым облегчает первоначальную ориентировку. см. Стихосложение.

СКАРРОН

СКАРРОН Поль (Paul Scarron, 1610-1660) - французский писатель. Р. в Париже, в семье советника парламента. По желанию отца стал в возрасте 19 лет аббатом. Вел веселый образ жизни в кругу поэтов, актеров и куртизанок. В 1634 отправился в Рим в качестве секретаря епископа Бомануар. В 1636 по его протекции был назначен каноником в Манс.

Здесь после одной попойки в 1638 схватил острый ревматизм, навсегда лишивший С. возможности ходить. Вынужденный после смерти отца (1642) содержать сестру, С. сделал литературу своей профессией, но в силу литературных нравов эпохи ему приходилось пользоваться пенсиями сановников и подачками аристократов, к-рые видели в нем всего лишь талантливого шута.

С. дебютировал в 1643 сборником бурлескных стихов («Recueil de quelques vers burlesques»), начавшим реакцию против прециозного стиля, господствовавшего во франц. литературе. С 1643 до 1646 С. снова жил в Мансе, где близко сошелся с труппой бродячих комедиантов, подбирая материал для своего лучшего произведения - «Roman comique» (Комический роман, 1651-1657).

Вернувшись в Париж, С. примкнул к Фронде, этой последней попытке феодального дворянства ограничить королевскую власть. С. беспощадно бичует правителя Франции кардинала Мазарини в своих знаменитых стихотворных политических памфлетах - «Мазаринадах», дающих сатирическое изображение современной Франции, ее придворных интриг, финансовых спекуляций и чиновничьего произвола. «Мазаринады» представляли собой бурлескные перелицовки (травестии) известных литературных произведений и сюжетов. С. поплатился за них после Фронды своей пенсией в 1000 экю, к-рую ему ежегодно выплачивал до того Мазарини. Тщетно С. сделал попытку вернуть себе расположение Мазарини, посвятив ему свою бурлескную газ. «Придворная муза» (1654-1655). Он нашел себе нового покровителя в лице суперинтенданта (министра) финансов Фуке, к-рый назначил ему пенсию в 1600 ливров.

С. - один из крупнейших мастеров комического во французской литературе. Его специальностью являлся однако чисто внешний, шутовской, буффонный комизм, основанный на карикатурном преувеличении и нарушении реальных пропорций изображаемого. Наиболее полное и целостное выражение он находил в так наз. бурлеске (см.), к-рую С. ввел во франц. литературу, прослыв «королем бурлески». Специфический для бурлески контраст возвышенной тематики и тривиального, низменного слога нашел яркое выражение в бурлескных эпопеях С. «Le Typhon, ou la gigantomachie» (Тифон, или борьба гигантов, 1644) и в особенности «Le Virgile travesti» (Виргилий наизнанку, 1648), наносивших сокрушительный удар античной тематике и всей сословно-дворянской эстетике классицизма. Олимпийские боги и герои «Энеиды» говорили здесь языком рыночных торговок, причем пользование низменным слогом влекло за собой также ряд соответствующих вариаций в сюжете, его вульгарную расцветку. Бурлески С. наносили удар также и прециозной поэзии, хотя в то же время отлично уживались с ней, по существу являясь только разными сторонами одного стилевого комплекса Барокко (см.).

С литературой Барокко С. связан не только некоторыми формальными особенностями своей поэзии, но и самым ее существом, идеологической сердцевиной, поскольку основная политическая тенденция его поэзии, боровшейся с абсолютизмом, централизацией, рационалистической регламентацией и логической дисциплиной, объективно играла на-руку фрондирующим слоям феодальной знати и блокирующейся с нею части буржуазии. Не случайна поэтому тесная связь С. с наиболее феодальной из европейских лит-р - испанской. Сплошь под испанским влиянием (Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Кальдерона) написаны буффонные комедии С., лучшие из к-рых - «Jodelet, ou maitre valet» (Жодле, или Слуга-господин, 1645), «Les boutades du capitaine Matamore» (Бахвальство капитана Матамора, 1646), «Don Japhet d’Armenie» (Дон Иафет Армянский, 1653), «L’ecolier de Salamanque, ou Les ennemis genereux» (Саламанкский школьник, 1654). Все эти пьесы, с прекрасно построенной интригой, остроумным диалогом и забавными шутками, оказали влияние на Мольера, Лесажа и Бомарше, хотя сами лишены политической остроты, присущей творчеству перечисленных комедиографов-сатириков.

На общем баро`чном фоне лит-ой деятельности С. явственно выделяется его знаменитый «Комический роман». Правда, и здесь он связан с испанской лит-ой традицией, но в ее наиболее буржуазном жанре - плутовского романа. Подобно своему предшественнику Сорелю, к-рому он многим обязан, Скаррон дает преувеличенное буффонно-карикатурное изображение франц. провинции и актерской среды. Но в то же время С. ближе Сореля подходит к отображению жизненной правды своего времени. Его роман дает исключительно меткие зарисовки жизни средних и низших слоев франц. общества эпохи Фронды. Очень многие его персонажи списаны с натуры, имеют своих живых прототипов, к-рые раскрыты исследователями творчества С. (гл. обр. Шардоном). Вместе с романами Сореля и Фюретьера «Комический роман» раскрывает путь формированию раннего буржуазного реализма за пределами официального, канонизованного дворянского стиля - классицизма.

Независимая позиция С., его отрицательное отношение к классицизму вызвало анафемы Буало, к-рые сильно помешали плодотворному влиянию С. на последующую литературу. Тем не менее «Комический роман» вызвал целую серию продолжений (сам С. не окончил его), а также подражаний и переложений. Лафонтен и Шанмеле превратили его в комедию «Ragotin» (Раготен) (1684), а Телье д’Орвиль (Le Tellier d’Orville) переложил его в стихи (1733). В XIXв. С. подражали Т.Готье («Капитан Фракасс») и отчасти Доде («Тартарен из Тараскона»).

На русский яз. «Комический роман» был переведен с немецкого уже в 1763 Вас. Тепловым под названием «Шутливая повесть» (2чч.). Большим успехом и распространением в России XVIIIв. пользовались также бурлескные поэмы и стихи С. Ему подражал В.Майков в своей поэме «Елисей, или Раздраженный Вакх», а также Н.Осипов в свой «Энеиде, вывороченной наизнанку». Вообще жанр русской «ирои-комической поэмы» сложился не без влияния С.

Библиография:

I. Собр. сочин. Скаррона в оригинале вышли в Амстердаме в 1668, в 1737 (10тт.), в 1752 (7тт.) и в 1786 (7тт.). Критического собрания не существует. «Roman comique» переиздавался неоднократно; лучшие из новых изданий Под редакцией V.Fournel’я в изд-ве P.Jannet, P., 1857; Трагикомические повести, перев. с франц., 2чч., М., 1788; Смешные повести Забавного Скаррона, перев. с франц. И.Виноградова, 4чч., СПВ, 1801; Комический роман, предисл. и перев. А.В.Швырова, Под редакцией С.С.Трубачева, прил. к «Вестнику иностранной литературы», СПБ, 1901; То же, перев. и вступ. ст. Н.Кравцова, «Academia», М. - Л., 1934.

II. ChardonH., La troupe du Roman Comique devoilee et les comediens de campagne au XVII s., P., 1876; HellgreweW., Syntaktische Studien uber Scarron’s Le Roman Comique, Diss., Jena, 1887; MorillotP., Scarron et le genre burlesque, P., 1888; BoislisleA., de, Paul Scarron et Francoise d’Aubigne, P., 1894 (вырезка из «Revue des questions historiques», tt.LIV, LVI); JusserandJ.J., Paul Scarron, в кн.: English essays from a French pen, L., 1895; ChardonH., Scarron inconnu et les types des personnages du Roman Comique, 2 vv., P., 1903-1904; MagneE., Scarron et son milieu, P., 1905 (переизд. в 1923); AlmerasH., Le Roman comique de Scarron (Les grands evenements litteraires), P., 1932; JeramecJ., La vie de Scarron, P., 1929; HockK.A., Der Realismus in Scarrons Roman comique, Bonner Diss., 1920; БорхсенниусЕ.И., Представители реального романа во Франции в XVII столетии, СПБ, 1888; СтороженкоН.И., Возникновение реального романа, «Северный вестник», 1891, №12; ЛесевичВ., Происхождение современного романа «Русская мысль», 1898, №11; ФрансА., Поль Скаррон, Полн. собр. сочин., т.XX. Литература и жизнь, М. - Л., 1931; Ирои-комическая поэма, ред. и прим. Б.В.Томашевского, Л., 1933 (в серии «Библиотека поэта», Под редакцией М.Горького).

III. LansonG., Manuel bibliographique de l’histoire de la litterature francaise moderne, P., 1925. См. также библиографию к ст. Сорель.

СКАРТАЦЦИНИ

СКАРТАЦЦИНИ Иоган Андреас (Giovanni Andrea Scartazzini, 1837-1901) - швейцарский филолог и публицист. По происхождению итальянец. Получил образование в миссионерской школе и был священником. С 1871 преподавал итальянский яз. в кантональной школе в Куре. Основные работы С. посвящены изучению Данте. Являясь в значительной степени продолжателем Карла Витте, Фр. Шлоссера, Вегеле, С. своими исследованиями обеспечил себе видное место среди дантологов. Ряд работ С. посвящен установлению точной биографии итальянского поэта и литературоведческому анализу творчества Данте с позиций историко-культурной школы, причем особое внимание С. уделяет «Божественной комедии».

Безусловно не утратили значения чрезвычайно богатая материалом исторического и филологического характера «Enciclopedia Dantesca» (1896-1899), дополненная проф. А.Фьямаццо (Fiammazzo; vol. III, 1905), а также «Dante in Germania» (1881-1883). В последнем исследовании С. сосредоточены: история изучения и распространения произведений Данте в Германии, библиография в алфавитном и систематическом порядке и ряд полемических статей. Перу Скартаццини принадлежат также исследования о Джордано Бруно (1867) и о Галилее («Il processo di Galileo Galilei», Флоренция, 1878). Помимо обширных комментариев к «Божественной комедии» Данте (лейпцигское изд., 1874, 1890; миланское изд., 1893-1895) С. были критически изданы «Canzoniere» Петрарки (1883) и «Gerusalemme liberata» T.Tacco (1882).

Библиография:

I. Dante Alighieri, seine Zeit, seine Leben und seine Werke, Biel, 1869; Dante Handbuch, Lpz., 1892; Dantologia. Vita ed opere d’Dante Alighieri, 1894, 3 Aufl., 1906; Dante, в серии «Geisteshelden», 1896; Данте, перев. О.А.Введенской, Под редакцией и со вступ. ст. проф. Д.К.Петрова, СПБ, 1905.

II. Наиболее полные сведения о Скартаццини в IIIт. его «Enciclopedia Dantesca», в вводной статье проф. A.Fiammazzo.

СКАФТЫМОВ

СКАФТЫМОВ Александр Павлович (1890-) - историк русской литературы. Окончил в 1913 историко-филологический фак-т Варшавского университета. С 1923 - профессор Саратовского ун-та, позднее пед. ин-та.

Исследовательские работы С. раннего периода полемически направлены против наивно-реалистического историзма, а затем против механического формализма. Это сказалось в наиболее известном исследовании С. «Поэтика и генезис былин» (1924), в полемике с исторической миллеровской школой. С. стоит здесь на эстетико-психологической точке зрения. В этом разрезе написаны также статьи об «Идиоте» Достоевского (1924) и о романе Н.Г.Чернышевского «Что делать?» (1926). В последние годы С. под влиянием марксистского литературоведения преоценил эту точку зрения.

Библиография:

Поэтика и генезис былин, М. - Саратов, 1924; Композиция романа Достоевского «Идиот», сб. «Творческий путь Достоевского», Л., 1924; Роман Чернышевского «Что делать?», сб. «Н.Г.Чернышевский», Саратов, 1926; Чернышевский и Плещеев, там же; Чернышевский и Жорж Занд, сб. «Н.Г.Чернышевский», Саратов, 1928; Неизданная повесть Чернышевского «Отблески сияния» среди его сибирской беллетристики, там же; Редакция и примечания к письмам Чернышевского к родным, «Литературное наследие Чернышевского», т.II, Гиз, М. - Л., 1928; «Записки из подполья» Достоевского среди его публицистики, «Slavia», 1929, №№1 и 2; Das Jubilaum N.G. Cernysevsky, Eine bibliographishe ubersicht, «Slavische Rundschau», 1929, №3; О реализме и сентиментализме в «Путешествии» Радищева, «Ученые записки Саратовского университета», 1929, III; Диалектика в рисунке Л.Толстого, сб. «Литературные беседы Саратов, 1929; Л.Толстой и Стендаль, там же, 1930; Творчество Стендаля, «Литературная учеба», 1931, №6; Вступ. ст. к статье Н.Г.Чернышевского «Стихотворения Кольцова», сб. «Звенья», изд. «Academia», М. - Л., 1934, III-IV.

СКЕЛТОН

СКЕЛТОН Джон (John Skelton, 1460-1529) - английский поэт. Один из идейных предшественников Реформации в Англии. Основное содержание творчества С. - сатира на католическую церковь. Если в «Colin Cloute» (Колин Клот) нападки поэта направлены против пороков церкви и духовенства вообще, то в «Why come ye not to Court?» (Почему вы не являетесь ко двору?) С. заостряет сатиру против главного представителя католицизма в Англии - кардинала Вольсея. С. бичевал невежество, продажность, симонию католического духовенства, разгульный образ жизни его верхов, не знают их пределов в притеснении народа. В «The bowge of Court» (Нахлебники двора) С. обращает острие своей сатиры против придворных паразитов. Стиль ранних произведений С. примыкает к школе Чосера (см.). Впоследствии С. выработал свою оригинальную манеру письма, отличающуюся энергичностью и сатирической заостренностью (doggerel - короткие, рифмованные попарно строки стиха, отчасти напоминающего русские раешники). Будучи высоко образованным человеком, С. сознательно снижал стиль поэтической речи, вводя в нее грубые простонародные обороты. Из трех моралитэ, сочиненных С. до нас дошло только одно - «Magnificence» (Великолепие), трактующее о том, что все в мире преходяще, в частности богатство.

Библиография:

I. Сочинения С. были собраны и изданы А.Дайсом: The poetical works of John Skelton, ed. by A.Dyce, 2 vv., L., 1843; Complete poems, ed. by P.Henderson, L., 1931.

II. ReyA., Skelton’s satirical poems, Berne, 1899; KoelbingA., Zur Charakteristik J.Skeltons, Stuttg., 1904; ThummelB.A., Studien uber J.Skelton, Lpz., 1905.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV