Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Г" (часть 1, "ГАБ"-"ГАЛ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Г" (часть 1, "ГАБ"-"ГАЛ")

ГАБАШВИЛИ В.

ГАБАШВИЛИ Виссарион - см. Бесики Габашвили.

ГАБАШВИЛИ Е.

ГАБАШВИЛИ Екатерина (1851-) - грузинская беллетристка. Выступила в печати в 1881 в журнале «Иверия». В своих первых литературных опытах она рисует бесчеловечную эксплоатацию крестьянства помещиками и кулаками. Г. хорошо знакома с бытом дворянского общества и смело и правдиво вскрывает его моральное разложение.

Во второй, более зрелый период своего творчества, когда Г. сотрудничала в журнале «Моамбэ», тематика ее произведений изменилась. В них все внимание писательницы сосредоточено на новых социальных отношениях и новых людях.

В повести «Утешение Тамары» показана девушка светского общества, к-рая пошла в народ, стала сельской учительницей и других увлекла идеей служения народу.

В повести «Торжествующий Нико» Г. дает несколько идеализированную картину общественной деятельности сельского учителя, к-рый все свободное от школьных занятий время отдает служению крестьянству. Он вместе с женой устроил «общественный магазин», развел общественный сад, учредил станцию шелководства. Произведения Г. большой художественностью не отличаются. Все герои Г. делятся на идеально-добродетельных людей или носителей зла, порока. Этот схематизм произведений Г. значительно снижает значение их как произведений, ставящих основные социальные проблемы ее времени.

Библиография:

Хаханов А. С., Очерки по истории грузинской литературы, т. IV, М., 1906, стр. 299-322.

ГАБОР

ГАБОР Андор (Andor Gabor, 1884-) - современный венгерский поэт, драматург, беллетрист, публицист и переводчик. Начал свою деятельность в качестве репортера одной буржуазной газеты в Будапеште; по примеру американских журналистов искал гл. обр. сенсаций. Первая книга Габора и составилась из подобного рода статей. В то же время Г. явился пионером в области современного кабаретного искусства. Его песни и куплеты, написанные под французским влиянием, представляют собой сатиру на романтически настроенное мещанство. Г. переводил модные тогда французские комедии (он перевел также с провансальского «Мирейю» Мистраля, позже - Вейнингера и т. д.). В качестве драматурга Г. выдвинулся во время войны 1914-1918 («Palika», «Cyklamen», «Dollarpapa»). Он написал для развлечения городской буржуазии ряд комедий и стал благодаря этому одним из наиболее популярных и в то же время одним из наиболее материально обеспеченных писателей Венгрии. Среди его пьес исключение составляет «Dollarpapa», где Г. пытается критиковать мелкую буржуазию. К концу империалистической войны он выступает в своих публицистических статьях как пацифист-республиканец. Позже (тоже в качестве публициста) принимает активное участие в подготовке Октябрьской революции 1918. При советской власти в Венгрии (21/III 1919-1/VIII 1919) Г. - попутчик и сторонник переворота, работает в театральном и литературном отделе Народного комиссариата по просвещению. После падения советской власти в Венгрии Г. арестовывают, но ему удается вскоре бежать. В эмиграции Г. сотрудничает как публицист в органе левобуржуазных эмигрантов в Вене («Becsi Magyar Ujsag»). Здесь он ведет (обусловленную гл. обр. гуманистическими побуждениями) борьбу против свирепствующего в Венгрии белого террора (относящиеся к этому периоду статьи появились позже в сборниках Г. - «Вот что я вам заявляю» и «Лики мертвецов»). Вскоре Г. окончательно переходит на сторону коммунистов. В это время появляются (главным образом в центральном органе коммунистической партии Венгрии и в коммунистических газетах пограничных государств) революционные стихи Г., призывающие к борьбе с белым террором буржуазии. Они производят как в эмиграции, так и в самой Венгрии (где распространяются нелегально) исключительно сильное впечатление. По эмоциональной действенности их можно сравнить с лучшими произведениями Демьяна Бедного, относящимися к гражданской войне (они напечатаны в книгах: «Моя родина» и «Мировое крушение»). Г. пишет теперь не только о бесчеловечности буржуазии, ее тупости и т. д., но и о целях и задачах борющегося пролетариата (стихи: «Стыдно жить и не бороться»). К этому же периоду творчества Г. относятся и его весьма удачные переводы произведений ряда революционных и пролетарских поэтов, а также драма «Путь», в которой автор пытается увлечь интеллигенцию на путь рабочего движения. Пробыв несколько лет в Вене, Г. затем переезжает в Германию, где деятельно сотрудничает в немецкой коммунистической прессе и в выходящих за рубежом коммунистических венгерских газетах и журналах. Г. перевел на немецкий яз. книгу о Ленине Георга Лукача. Он же - один из основателей союза венгерских революционных писателей и художников.

Обзоры Г., посвященные европейскому рабочему движению, печатаются в последнее время в русской прессе («Правда», «Огонек», «Прожектор»). Некоторые стихи Г. можно найти в книге «Венгерская революционная поэзия» (перев. С. С. Заяицкого, Под редакцией и со вступ. ст. И. О. Матейка, Гиз, 1925). На русский яз. переведена также его «Красная шапочка» (сцены из жизни венгерского концентрационного лагеря для политзаключенных в Залаэгерсеге, перев. Быковой-Соболевской, изд. ЦК Мопра СССР, М., 1927).

ГАБОРИО

ГАБОРИО Эмиль (Gaboriau, 1835-1873) - французский писатель. В 1860 опубликовал свою первую книгу «Les cotillons celebres» (Знаменитые балерины), в 1863 вышли «Les comediennes adorees» (Обожаемые артистки), за к-рыми последовал ряд гораздо менее удачных произведений. Литературная карьера бытописателя нравов Парижа и его театров не удалась Г., и он перешел к жанру уголовно-сыщического романа, приключенческую канву для к-рого воспринял из книг Э. По, Эжена Сю, Александра Дюма и Поля Феваля, секретарем которого был одно время. Первый же опыт в этом роде, опубликованный в «Pays» в 1866, имел огромный успех: «LAffaire Lerouge» (Дело Леруж) не только утвердил жанр, но и вызвал живой отклик в буржуазном обществе, искавшем «ангела-хранителя» собственности в лице умного и ловкого сыщика. С этого времени писательская карьера Г. получила твердое основание. Его главные романы этого жанра: «Le crime dOrcival» (Преступление в Орсивале, 1867), «Le dossier № 113» (Дело № 113, 1867), «Les Esclaves de Paris» (Рабы Парижа, 1869), «Monsieur Lecoq» (Господин Лекок, 1869), «La vie infernale» (Адская жизнь, 1870), «La clique doree» (Золотая шайка, 1871), «La degringolade» (Падение, 1872), «La corde au cou» (С веревкой на шее, 1873), «LArgent des autres» (Чужие деньги, 1873), «Le petit vieux des Batignolles» (Маленький старичок с улицы Батиньоль, 1876). Иногда Г. переделывал романы в пьесы и этим способствовал укреплению сыщической комедии (напр. «LAffaire Lerouge», 1872, вместе с Остейном). Влияние Г. на европейскую литературу несомненно, несмотря на скромность его таланта. Оно объясняется модой и спросом на уголовную героику; требовался благонамеренно буржуазный герой, которого и создал Г. в лице «благородного сыщика», появляющегося неизменно в самую последнюю и напряженную минуту развязки. «Monsieur Lecoq» Г. лег в основу пьесы «The Moonstone» (Лунный камень) Уильки Коллинза. Стивенсон подражал ему в своих детективных новеллах (особенно в «The Rajahrs diamond» - «Бриллиант раджи»), прославленный Конан Дойль целиком вырос из творчества Г., и Шерлок Холмс - только концентрация типа сыщика, нарисованного Г.; современный английский романист Уоллэс питается наследием Г., не говоря о бесчисленных маленьких подражателях. Романы Г. переведены на все яз.; по-русски они выходили несколько раз.

Библиография:

На русск. яз. перев. романы: Преступление в Орсивале, СПБ., 1869; Дело под № 113, СПБ., 1869; Адская жизнь, СПБ., 1871; Золотая шайка, СПБ., 1872 (в др. перев. «Золотая грязь», СПБ., 1876); Рабы Парижа, 2 тт., СПБ., 1872; Убийство госпожи Леруж, Одесса, 1872; Случайные браки, СПБ., 1872; Чужие деньги, СПБ., 1873; Лекок, агент сыскной полиции, изд. 2-е, СПБ., 1873; Петля на шее, СПБ., 1873; Кувырком, СПБ., 1875; Батиньольский старикашка, Рассказ, СПБ., 1876; Знаменитые фаворитки, СПБ., 1883 и др.

ГАВЛИЧЕК

ГАВЛИЧЕК Карел (Боровский) (Karel Havliček Borovský, 1821-1856) - поэт-сатирик и основоположник чешской современной журналистики. Больше известен как неустанный борец с австрийской реакцией, организатор Славянского съезда 1848 (в котором участвовал М. Бакунин), закончившегося известным пражским восстанием. Сам Гавличек не был сторонником непосредственной революционной борьбы: он пропагандировал «революцию разума и идей». Тем не менее, его деятельность и публицистические статьи, с увлечением читавшиеся современниками и собранные впоследствии в двух книгах: «Duch narodnych novin» (Дух национальных газет) и «Epistoli Kutnogorske» (Кутногорские письма), показались наступившей после 1848 года реакции настолько опасными, что основанные Г. газеты - «Народни новины» и «Славянин» - были закрыты, а сам он арестован и сослан в Тироль. Поэтические произведения Г. немногочисленны, но весьма ценны. Им возрождена политическая эпиграмма, элегия и песня. Его «Тирольские элегии» - трагическое в целом и юмористическое в частях повествование о ссылке и скитаниях в Тироле - написаны мастерски. Особенно замечательна (не только для своего времени) большая поэма Г. «Крест св. Владимира» - остроумная и злая сатира на православие как слепое орудие самодержавия. Здесь с неподдельным юмором обрисованы царь, министры, духовенство и вся та среда, которой окружали себя русские самодержцы. Эта поэма не утратила своей остроты и для нашего времени; инсценированная и положенная на музыку талантливым чешским режиссером-музыкантом, Е. Ф. Бурианом, она пользуется в Европе большим успехом. Последнее большое произведение Г. - «Король Лавра» - король «с длинными ушами» (сатира на австрийского монарха) - также выделяется своими литературными достоинствами.

Остроумная политическая сатира и словесное мастерство обеспечили Г. видное место в истории чешской литературы.

Библиография:

I. Тирольские элегии, перев. Н. Берга, см. Гербель H., Поэзия славян, СПБ., 1873; То же, «Русское слово», 1860, IV.

II. Гильфердинг А., Статьи по современным славянским вопросам (сочин., т. II, СПБ., 1868): «Развитие народности у зап. славян» (гл. II); там же, гл. X: «Гавличек. Несколько слов о его жизни. Образцы его поэзии: Тирольские элегии»; Карел Г. - Боровский, перев. из чешск. журн. «Час» А. Троянского, «Русск. вестн.», 1861, VII; Сухомлинов М., Из Праги, «Русск. вестн.», 1859, т. XVIII; Tuma K., K. Havliček - Borovský, Kutna Hora, 1885; Tobolka Zd., K. Havliček v lit. české XIX st., dil. III, стр. 538-669; Его же, Slovanský sjězd v Prazě v 1848, Pr., 1901; Jakubec Jan, K. Havliček-básnik: K. Havliček v lit. české XIX st., dil. Ill, стр. 670-720; Якубец Я. - Новак А., История чешской литературы, т. I, Pr., 1926; Máchal J., Slovanské literatury, Pr., 1925; Novák J. - Novák A., Prěhledné dějiny české lit., Olomouc, 1922, стр. 244-250.

ГАГГАРД

ГАГГАРД - см. Хаггард.

ГАДАНИЯ

ГАДАНИЯ - приемы, при помощи к-рых суеверный человек пытается узнать не поддающиеся его разумению явления жизни и природы. Г. включаются в более широкое понятие - ведовство, под к-рым следует разуметь магию, ворожбу, колдовство. Но в отличие от магии и колдовства, имеющих в сознании пользующихся ими характер принудительности по отношению к природе и сверхъестественным силам, Г. являются лишь средством пассивного узнавания скрытых от человека тайн. Не вдаваясь в подробности этнографического, историко-культурного порядка, остановимся лишь на моментах Г., связанных с письменным или устным словом. Г. наблюдались и наблюдаются до сих пор у всех решительно народов. Яркая картина поразительных совпадений видов и способов Г. дана в известной книге Тейлора «Первобытная культура». Основа Г. кроется в свойствах примитивного мышления по внешним ассоциациям. Малокультурный человек убежден, что сходство между двумя в действительности совсем разнородными явлениями означает их внутреннюю связь. Установление аналогий между наблюдаемыми во время Г. предметами или явлениями с лицами или фактами, по поводу к-рых происходит Г., создает целую вереницу знаков и символов, у некоторых народов в известные эпохи слагавшихся в сложные системы прорицательского искусства. Широко было развито искусство Г. в Ассиро-Вавилонии, в Египте, в древней Греции и Риме. В последнем Г. играли большую роль в государственной жизни. По преданию, в эпоху Тарквиния Гордого малоазиатский оракул из г. Кум был перенесен в Рим, причем будто бы прославленная тогда кумская прорицательница Сивилла принесла несколько так назыв. «Сивиллиных книг», заключавших в себе очень много изречений пророческого характера. Эти книги долгое время служили основным источником государственных Г., производившихся специальной коллегией жрецов. Как в Греции, так и в Риме подобные касты прорицателей и жрецов должны были оказывать большое влияние на сохранение суеверных представлений в народных массах. С принятием христианства как официальной религии Г., подобно многим другим явлениям языческой культуры, подвергались осуждению и гонению со стороны церковной и светской власти, но, как во многих других случаях, осужденное церковью античное наследство принципиально не отвергалось; оно только из разряда священных явлений переносилось в разряд явлений дьявольских и нечистых. Многие христианские проповедники и практические деятели, с горячностью нападая на гадателей, вместе с тем не подвергали сомнению действенность их «дьявольских» поступков. В иных случаях допускалась возможность признавать и объективную правду за некоторыми языческими прорицаниями, если удавалось истолковать их в желательном для христианства смысле. Так напр. была признана авторитетность некоторых глав из «Сивиллиных книг», и недаром изображения Сивиллы украшали нередко стены христианских храмов и страницы благочестивых рукописей. В средние века мы наблюдаем ту же двойственность в отношении церкви и литературы к Г. С одной стороны, Г. приравниваются к греховным колдовским поступкам, а с другой - чрезвычайно развивается гадательная литература, иногда освященная церковью. В средние века как на Западе, так и в России были очень популярны многие гадательные книги; в России напр. переводные «лунники», «колядники», «трепетники», «лопаточники», «сносудцы», «громники», а также и разные астрологические книги: «планетники» и др. Эта литература, распространяясь в народных массах, в течение ряда веков оказывала огромное влияние на народные суеверия, поддержав многие из тех, к-рые корнями уходят в первобытный анимизм, и, с другой стороны, прививая ложные выводы средневековых тайных наук. Но и в более позднее время - в XVIII-XIX вв. - малокультурные слои населения получают достаточные запасы суеверных представлений из популярных книг. Так например совершенно исключительную популярность в мещанской, в ремесленнической и крестьянской среде в XVIII в. получил изданный в 1709 знаменитый Брюсов календарь, наряду с точными календарными сведениями дававший таблицу разных предсказаний по планетам. Среди лубочных изданий гадательного характера нужно указать так наз. «Коло» (колесо фортуны), «Случаи описания» и «Голову Соломона», являющиеся по своему типу продолжениями средневековых «рафлей» (см.). Принцип Г. по всем этим рукописным и печатным изданиям - бросание зерна по разграфленным листам бумаги, на которой в клеточках обозначены цифры изречений или самые изречения. Одной из разновидностей таких Г. по изречениям являются известные способы вынимания счастья попугаем, щеглом, мышью из ящиков бродячих шарманщиков. При помощи лубочных изданий был сильно поддержан интерес к толкованию сновидений посредством «сонников», один из которых (Мартына Задеки) помянут в «Евгении Онегине». В более образованном обществе Г. уже издавна превращались в светскую забаву, в салонное развлечение. Интересна в этом отношении французская книжка XV в., изданная по рукописи А. Бобринским и охарактеризованная А. Н. Веселовским в «Вестнике Европы» за 1886. Такова судьба и многих других Г.: от серьезного, хотя и наивного стремления познать мир и судьбу - к культурному переживанию в форме легкого суеверия, развлечения, игры.

Что касается элементов словесного поэтического творчества в разных видах, так наз. народных Г., то многие из них довольно тесно связаны с некоторыми из соседних фольклорных жанров, в первую очередь с заговорами (см.). Подобно тому как в заговорах словесная формула зачастую является лишь пояснением магического обряда, произносимая при Г. формула (прозаическая или песенная) описывает нередко лишь совершаемое при Г. действие. Напр. при завивании венков девушка произносит:

«Вью, вью колечко на барашка,

Другое колечко на матушку,

Третье колечко сама на себя,

Четвертое колечко на своего жениха».

Так наз. подблюдные песни, исполняемые на святочных Г. с кольцами, поочередно вынимаемыми из покрытого платком блюда, иногда тоже содержат в себе описание действия. Как и в заговорах, словесная формула, с течением времени оторвавшись от обряда, становится самостоятельной. Напр. первоначальная форма Г. требовала, чтобы девушка, желающая увидеть во сне жениха, запирала на замок колодец со словами: «Суженый, ряженый, приходи ко мне за ключом (от колодца) коня поить», затем стали делать из лучинок модель колодца и класть ее под подушку, далее ограничивались лишь тем, что под подушку клали какой-либо ключ; наконец все Г. было сведено к произнесению приведенной словесной формулы. Так закономерно совершается переход от обрядового синкретизма (см.) к обособленному словесному творчеству. При Г. часты молитвенные обращения к сверхъестественной силе как к христианской, так и к «нечистой»: напр. «черти, черти, не утайте, мне милого покажьте». Многие из гадальных формул имеют ритмический строй и рифмы: «пояс мой, пояс, покажи мне милого поезд» или «кольцо, кольцо, покажи мне милого лицо» и т. д.

Тематика ряда подблюдных песен и других гадальных формул содержит в себе яркие указания на направленность житейских желаний и устремлений той среды, в к-рой Г. в настоящее время бытуют. Среда эта - преимущественно крестьянство во всех своих слоях и прослойках, затем городское мещанство. В виде уже только игры или забавы Г. практиковались и в широких слоях интеллигенции, по существу воспроизводящей традиционные формы народных Г. Но рассматривая Г., бытующие в крестьянстве, зачастую, как и в других фольклорных жанрах (см. Фольклор), легко вскрываешь элементы психологии и быта иных социальных групп древности: боярства, купечества и т. д. В крестьянстве, повидимому, однако, усвоено было далеко не все то, что бытовало в господствовавших классах, а лишь то, что соответствовало или не противоречило крестьянской психологии. Особенно сильна тенденция к личному обогащению, к хозяйственному довольству, к внешнему почету. Отсюда сохранение в гадальных формулах и в подблюдных песнях упоминаний о богатых боярах, торговых купцах и пр. Здесь конечно мы имеем дело не с механическим заимствованием фразеологии и обычаев из вышестоявшей экономически и культурно среды, а идеализированные образы, достаточно рельефно обрисовывающие социальные тенденции. Огромное же большинство Г. и сопровождающих их словесных формул всем своим содержанием уходит вглубь чисто крестьянского быта с думами об урожае, приплоде, удачном браке. Самый обряд оформляется в действиях, обусловленных явлениями крестьянского быта и хозяйства - Г. у колодца, у овина, у сарая, в бане, в поле на перекрестках, на меже и т. д., с привлечением домашнего и рабочего, живого и мертвого крестьянского инвентаря: сохи, бороны, прялки, кудели, льна, петуха, курицы, коровы, лошади, овцы и пр.

Библиография:

Ровинский Д., Русские народные картинки, П., 1881; Тэйлор, Первобытная культура, 2-е изд., тт. I-II, П., 1897. Вся научная русская литература по народным гаданиям указана в работе: Смирнов Вас., Народные гадания в Костромском крае, Очерк и тексты, Кострома, 1927; Bouche-Leclercq, Histoire de la divination dans l’antiquite, tt. I-IV, P., 1879-1881 (русск. перев. I т.: Буше-Леклерк, Из истории культуры. Истолкование чудесного в античном мире, Киев, 1881); Handworterbuch des deutschen Aberglaubens, hrsg. von Hoffmann-Krayer E., Berlin und Lpz., 1928-1929.

ГАДЖИБЕКОВ

ГАДЖИБЕКОВ см. - Лезгинская литература.

ГАДИЕВ

ГАДИЕВ - см. Осетинская литература.

ГАЗЕЛЬ

ГАЗЕЛЬ (неправильно - газелла) - строфа восточного стихосложения, особенно известная по персидским образцам. В персидской поэзии Г. называются лирические стихотворения, в которых рифмуют два первых полустишия, причем затем та же рифма сохраняется во всех вторых полустишиях каждого последующего бейта по типу «aa, ba, ca, da» и т. д. Г. без рифмующего начального стиха «aa» называется «отрывком». Содержание ее большей частью носит философский или моралистический характер, рифма - по типу «ab, cb, db, eb» и т. д. - получила благодаря переводам распространение в немецкой (Ruckert, Platen и др.) и русской поэзии (Фет, В. Иванов, В. Брюсов, Кузьмин, Н. Гумилев и другие).

Существует два вида подражательной европейской Г.: в первом все нечетные стихи (за исключением первого) не рифмуются, все же четные дают одинаковую с первым стихом рифмовку, напр.:

«Дионисова отрада

Красный пурпур винограда,

Темнокосный плющ - другая,

Третья - ты, царица сада.

И тебе, Киприда, розе

Нежной - нег богиня - рада» и т. д. (В. Иванов).

Второй вид основан, помимо повторения рифм, на повторении слова, следующего за рифмой, и дает следующий вид:

«Твои глаза, как два агата, Пери.

Твои уста красней граната, Пери.

Прекрасней нет от древнего Китая

До Западного калифата, Пери.

Я первый в мире, и в садах Эдема

Меня любила ты когда-то, Пери» и т. д. (Гумилев)

Число строк в Г. всегда четное; вид рифмы (т. е. мужская, женская, дактилическая), размер и количество стихов - произвольны. См. Строфика.

ГАЗЕНКЛЕВЕР ВАЛЬТЕР

ГАЗЕНКЛЕВЕР Вальтер (Walter Hasenklewer, 1890-) - современный немецкий писатель, принадлежит к мелкобуржуазному крылу немецкого экспрессионизма (см.). Творческий путь Г. образует сложную кривую, отражающую бурные и резкие переломы в мироощущении мелкобуржуазных групп, их революционную направленность военного и послевоенного периода и резкое поправение в последующие годы. В творчестве Г. намечаются соответственно этому три периода: ранний, второй - период революционного экспрессионизма и третий - упадочный.

Начав с сборника стихотворений «Der Jungling» (Юноша, 1913), проникнутого индивидуализмом и повышенным чувством жизненных наслаждений, Г. получает громкую известность своей предвоенной драмой «Der Sohn» (Сын, 1914). Позднее она считалась первой крупной драмой экспрессионизма, между тем вне ее театральной интерпретации она лишь намечает основные черты экспрессионистической драмы - схематизированный образ, раздробление композиции на ряд сцен и др. Тематика «Сына» - типичная для раннего экспрессионизма антитеза отца и сына, как символ более широкого противоречия между молодым поколением и тиранией власти, государства. Однако стержневой образ сына неясен и по существу не выходит за пределы индивидуалистических тенденций первых стихов Г.

Война и революция резко сдвинули влево фрондировавшую перед войной мелкую буржуазию. Г. стал широко популярным «политическим поэтом» этой воинственно настроенной тогда социальной группы. Среди многочисленных произведений революционной поэзии тех лет сборники Г. «Tod u. Auferstehung» (Смерть и воскресение, 1916) и «Der politische Dichter» (Политический поэт, 1919) занимают видное место. Их пацифистские проклятия милитаризму и насилию, как таковому, выражают пафос полузадушенной мелкой буржуазии. Программный «Политический поэт» дает основной для Г. этого периода образ поэта как носителя революции духа. Тем же пониманием революции как дела личности, а не массы, дела вождя-одиночки, отрицающего насилие, проникнута драма «Der Retter» (Спаситель). Эта драматическая параллель «Политическому поэту» показывает погрязшую в милитаризме Германию уже подлинно экспрессионистскими приемами: действующие лица - образы-схемы, доведенные до предельного обобщения - «поэт», «полководец» и др. - как абстрактные олицетворения идей «духа», «войны» и т. д. На той же антитезе милитаризма и пацифизма построена трагедия «Antigone» (Антигона, 1917). Под условными именами античной трагедии - типичная пацифистская драма экспрессионизма; античной Греции здесь приданы атрибуты Германии военного времени.

Уже в этих пьесах схематизм образа и раздробленность композиции обусловливали характерный для экспрессионизма динамизм драмы. Дальнейший этап на пути усиления этих тенденций, на пути кинофикации драмы - «Die Menschen» (Люди, 1918); в основе этой пьесы лежит хаотическое восприятие мира и одновременно стремление к его наиболее синтетическому охвату. Сюжет превращен в обрывки алогизированных действий, все тот же образ жертвенной любви обобщен до предела. Уменьшению реплик до 1-2 слов соответствует расширение ремарок. Дробление сцен доходит до пределов кино-кадра. До кино здесь один шаг, логично сделанный Г. «Die Pest» (Чума, 1920) - уже не драма, а фильм для чтения, форма уже наполовину внелитературная.

Если элементы мистицизма и пассивности заметны даже в «революционных» драмах и лирике Г., то в последние годы, со спадом революционной волны, Г. открыто отходит от принципов интеллигентской «духовной» революции. Объяснение этому дает комедия «Die Entscheidung» (Решение, 1919) - едкая сатира на германскую революцию и поворотный пункт в творчестве Г. Не выиграв ничего от революции, немецкая мелкая буржуазия, разочаровавшись, от прежнего пафоса бросается к откровенному упадочничеству и мистике. Г. уходит в мир «Jenseits» (Потустороннее, 1920). В этой узко личной драме мистических настроений автор использовал для изображения мира подсознательного весь арсенал Метерлинковских пьес; не чужда она и грубо мистических сценических эффектов. Тот же поворот к оккультизму заставляет Г. переводить и пропагандировать Сведенборга.

За драматизированной новеллой Бальзака «Gobseck» (Гобсек, 1921) и «Gedichte an Frauen» (Стихи к женщинам) появились - драма «Mord» (Убийство, 1926) и комедия «Ein besserer Herr» (Деловой человек, 1927) - новый поворот творчества Г. Эти пьесы художественно незначительны, но общественно показательны. Стабилизация капитализма вызывает большее или меньшее приспособление к нему мелкобуржуазных групп, ослабляется вражда между ними и капитализмом. О новых трезво-деловых настроениях этих групп весьма откровенно заявляет «деловой человек». Эта веселая автопародия на «Сына» - циничное признание родственности своей и капиталистической идеологии. Г. откровенно выражает настроения правой части мелкобуржуазной интеллигенции, ее новую социально-политическую ориентацию. Довольно острый драматургический талант Газенклевера, бывший раньше рупором мелкобуржуазной оппозиции, в последние годы теряет как художественную, так и общественную значимость.

Библиография:

I. Русск. перев.: Переводы стих. Г. в сборнике - Нейштадт В., «Чужая лира», изд. «Круг», М., 1923; в сб. «Современный Запад», 1923; драма «Люди», «Соврем. Запад», 1923, № 4. Трагедия «Антигона» была поставлена Московским Камерным театром в 1927.

II. Марков П., Современная экспрессионистическая драма в Германии, «Искусство», № 1, М., 1923; «Соврем. Запад», №№ 1 и 2, 1923; Walzel, Die Deutsche Dichtung seit Goethes Tod, 1919; Stahl E. L., Der Dramatiker Hasenklewer, «Deutsche Buhne», Jahrbuch, 1919; Bab J., Chronik des Deutschen Dramas, Bde 4, 5, 1922, 1926; Martens Kurt, Deutsche Literatur unserer Zeit, 1922; Naumann H., Die Deutsche Dichtung d. Gegenwart, 1924; Diebold В., Anarchie im Drama, Fr., 1920.

ГАЗЕНКЛЕВЕР ВИЛЬГЕЛЬМ

ГАЗЕНКЛЕВЕР Вильгельм (Wilhelm Hasenclever, 1834-1889) - немецкий поэт, один из ветеранов германского рабочего (лассальянского) движения; он сотрудничал во всех социалистических газетах и журналах своего времени, написал ряд новелл и стихов и считался талантливым фельетонистом. Известностью пользовались также его воспоминания - «Пережитое» (Erlebtes). Из всех ранних соц.-дем. поэтов Г. идеологически сильнее всего был связан с либерально-буржуазным мировоззрением своего времени, выражавшимся прежде всего в националистических и реформистских тенденциях его поэзии; обычные темы стихов Г. - свобода вообще, агитация за рабочие союзы или пантеистические размышления. Некоторой популярностью одно время пользовалась его «Песня партий» (Parteilied, 1875).

Библиография:

Deutsche Arbeiterdichtung, Bd I, Stuttgart, Dietz, 1893; Liebe, Leben, Kampf. Gedichte, Hamburg, 1876.

ГАЗЕТА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ГАЗЫ-ГАЛИМ-ЮНУСОВ

ГАЗЫ-ГАЛИМ-ЮНУСОВ - см. Узбекская литература.

ГАЗЫ-ЮНУСОВ

ГАЗЫ-ЮНУСОВ - современный узбекский литератор. Сын кустаря, получил образование в старом медрессе, принимал участие в джадидском движении, ярый националист. В узбекской литературе известен как автор многочисленных драм, большинство к-рых является переделкой произведений на тюркском яз. Г.-Ю., будучи врагом советской власти, ведет агитацию за объединение всех тюрков вокруг Узбекистана и выселение из Туркестана европейцев. «Наша политика, - говорит Г.-Ю., - уничтожить микробы царского правительства, твердо держать шариат, не щадя своей жизни проводить тюркско-исламистскую политику. Надежды, к-рые мы возлагали на великую русскую революцию, не оправдались» (антисоветский журнал «Исчиляр Дунияси», 1918).

Библиография:

Хасанов М., О Газы-Юнусове, «Кзыл Узбекистан», 1928, № 73.

ГАЙАВАТА

ГАЙАВАТА - см. Лонгфелло.

ГАЙД

ГАЙД Стэсей (Stacey W. Hyde, 1897-) - английский писатель, механик по профессии. Первая книга его рассказов «Товарищи по мастерской» (Shopmates, 1924), выпущенная издательством Рабочей партии, не имела успеха, как и вторая - роман «Простые записи» (Simple Annals, 1925). В дальнейшем Г. не находил издателя для своих произведений (два его рассказа - «Лава» и «Предатель» - появились лишь в русском переводе в «Вестнике иностранной литературы» за 1928). Это заставило Г. отойти от рабочей тематики и попытаться приспособиться к требованиям буржуазных издательств (ненапечатанный его детективно-криминальный рассказ «Второй лакей»), но этого рода произведения Г. были чрезвычайно слабы в художественном отношении. В последнем своем романе «Глухая стена» (The Blank Wall, 1928) Г. возвращается к изображению своего класса.

Г. - художник реформистских слоев английского пролетариата. Бурная послевоенная эпоха в его творчестве не получила глубокого отражения, значительнейшие социальные события представлены лишь в деталях, в частностях. Вместо класовых противоречий Г. обращается к бытовым коллизиям, сюжетика его вещей строится на основе личных конфликтов (борьба рабочего со священником из-за женщины - «Простые записи»; уход рабочего от жены к другой женщине, жизнь первой с детьми, вторичное замужество, приход первого мужа и т. д. - «Глухая стена»). Отображая быт, Г. берет из него те элементы, к-рые наименее связаны с общественной действительностью. Из его описаний выпадает послевоенное движение английского пролетариата, и образы его рабочих характерны лишь для отсталых слоев: недовольство не переходит в классовую борьбу, высшая форма активности - пассивное участие в стачке. Творческое своеобразие Г. заключается в реалистическом изображении быта и психологии английского несознательного и малосознательного рабочего.

Библиография:

Стихи Г. печатались в «Нью-Лидер» и в др. изд. Русск. перев. «У станка» (Shopmates), 1925; The Blank Wall, London, 1929.

ГАЙДУЦКИЕ ПЕСНИ

ГАЙДУЦКИЕ ПЕСНИ - см. Песни.

ГАЙМ

ГАЙМ Рудольф (Rudolf Haym, 1821-1901) - известный немецкий историк литературы, воспитывался еще на младогегельянских идеях «Галльских (немецких) ежегодников» А. Руге; принимал участие в демократическом движении 1848 (член правого центра Франкфуртского парламента); после революции - умеренный буржуазный либерал. Как историк и методолог литературы известен след. трудами: «Романтическая школа» (Die Romantische Schule, 1870, есть русский перев. В. Неведомского, М., 1891), «Гердер» (Herder, 1877-1885, 2 тт., есть русский перев. В. Неведомского, М., 1887-1889; см. критич. ст. А. Н. Пыпина «Гердер» в «Вестн. Европы», 1890, III, IV), «Гегель и его время» (Hegel und seine Zeit, 1857, есть сокращ. русский перев. Соляникова, СПБ., 1861; др. изд., М., 1899) и «Вильгельм фон Гумбольт» (Wilhelm von Humbolt, Берлин, 1856; русский перев., М., 1899). Бесспорная заслуга Г. в том, что он сумел доказать существенные отличия немецкой романтики от Sturm und Drang’а, ошибочно отождествлявшихся его предшественниками (Геттнер). Г. хотел противопоставить свой метод историко-филологической школе Шерера, выдвигая синтетическое понимание литературы как части общекультурного целого эпохи; но, хотя Гайм, под влиянием общих позитивистических тенденций шестидесятых-семидесятых годов, более либерален в оценке литературных явлений, - в методологическом отношении он все же близок к биографизму.

Библиография:

I. Gesammelte Aufsatze, 1903.

II. Автобиография «Aus meinem Leben», 1902; Leitzmann A., Rudolf Haym. Zum Gedachtnis, 1901; Riehl A., Rudolf Haym, 1902.

ГАЙРАТИ

ГАЙРАТИ - см. Узбекская литература.

ГАЛАНТНАЯ ЛИТЕРАТУРА

ГАЛАНТНАЯ ЛИТЕРАТУРА. - см. Эротическая литература.

ГАЛАТЕЯ

«ГАЛАТЕЯ» - см. Журналы русские.

ГАЛАХОВ

ГАЛАХОВ Алексей Дмитриевич (1807-1892) - историк русской литературы. Его многочисленные научно-литературные статьи помещались в ряде изданий (ближе всего Г. стоял к «Отечественным запискам» А. А. Краевского). Г. - автор нескольких педагогических пособий по литературе, чрезвычайно популярных в свое время и совершенно устаревших сейчас. В главном своем труде - «История русской словесности, древней и новой» (2 тт., СПБ., 1863-1875; 3-е изд., СПБ., 1894), в значительной мере также утратившем научное значение, Г. проявил себя последователем «эстетической» критики. Воззрения Г. подверглись сокрушительной критике со стороны одного из значительнейших представителей русской историко-культурной школы - Тихонравова (см.).

Библиография:

I. Подр. перечень работ Г. см. Языков Д., Обзор жизни и труд. русск. пис., в. XII, СПБ., 1912.

II. Тихонравов Н. С., Сочинения, т. I, М., 1898; Сакулин П. Н., В поисках научной методологии, «Голос минувшего», 1919, № 1-4.

III. Кроме упомянутой работы Языкова см. еще: Венгеров С. А., Источники словаря русск. писателей, т. I, СПБ., 1900; Словарь чл. о-ва люб. росс. словесности, М., 1911.

ГАЛЕВИ И.

ГАЛЕВИ Иегуда (Jehuda Halewi, ок. 1100-1150) - гебраистский поэт и испанско-арабский философ. Р. в Толедо. В юности обучался теологии, светским наукам и медицине. Под влиянием Моисея-ибн-Эзра - одного из выдающихся представителей гебраистской поэзии того времени - Г. рано начал писать стихи на древнееврейском яз. Он был страстным националистом. Пробыв долгое время врачом в мусульманском городе Кордове, Г. отправился в Палестину, по пути остановился в Александрии. Свои впечатления от путешествия по морю он позже передал в своих «Морских песнях». Погиб во время вторичной поездки в Палестину.

Творчество Г., в особенности его светские произведения, как и вся гебраистская поэзия того времени, отмечено влиянием арабской литературы; это влияние сказывается в лиризме, в романтичности образов, в гиперболических сравнениях, в тяготении к аллегорическим намекам, в эпиграммности и в игре слов. Арабская поэзия стимулировалась разными изречениями из Корана или более древними поэтическими документами, гебраистская - отдельными библейскими фразами или отрывками из Библии и произведениями более древней гебраистской поэзии. Постоянная ссылка на библейский текст особенно характерна для гебраистской поэзии того времени, т. к. древнееврейский язык уже в течение многих столетий не был разговорным и оставался лишь яз. книги. Тематика Г. была очень сходна с тематикой арабских поэтов данной эпохи: песни дружбы, любви, хвалебные гимны, панегирики знати, меценатам, жизнерадостность, национальные песни, траурные песни в память умерших друзей и близких, эпиграммы, загадки, шутки. Несмотря на то, что в произведениях Г. немало трафаретного и книжного, его поэзия не лишена простоты выражений и задушевного лиризма. Г. писал также религиозные стихи, часть к-рых канонизирована литургией.

Жизнь и деятельность поэта протекала в магометанской части Испании. Евреи занимали там должности сборщиков податей, полицейских чиновников, служащих и также составляли значительный контингент лиц интеллигентных профессий. Знать и городское население относились к ним враждебно, вели против них борьбу, стремясь вытеснить их из сферы влияния на общую государственную жизнь. Приближение гонений на евреев уже давало себя чувствовать в разных областях жизни страны. В 1147-1148 произошел государственный переворот - одна династия сменила другую; начался период сильных гонений на еврейство. Почти в таком же положении находилось еврейское население в христианской Кастилии, где евреи играли такую же роль, являясь опорой монарха против претензий со стороны городского населения и в особенности знати. Перелом в положении еврейства, занимавшего промежуточную позицию между враждовавшими - монархом, с одной стороны, знатью и городским населением - с другой, конечно отразился на творчестве Галеви: отсюда мотивы беспомощности и безнадежности в его поэзии. Этим переломом также объясняется обращение поэта к утопически-романтическому идеалу возрождения еврейского народа «на обетованной земле», идеалу, созвучному эпохе крестового рыцарства с его стремлениями в Палестину.

Г. также написал философско-теологическую книгу на арабском яз., более известную в переводе на древнееврейский яз. под заглавием «Кузари». Это произведение является апологией религии в неоплатоническом разрезе и направлено против последователей Аристотеля. В «Кузари» Галеви изложил свою историко-философскую националистическую концепцию, сильно влиявшую на средневековую гебраистскую философию, теологию и каббалу. Книга эта переведена на латинский яз. (1660), испанский (1663), а впоследствии и на немецкий. Реакционное сионистское движение нередко пользовалось националистической концепцией Г. и его националистическими стихами для своих целей. Г. считается самым крупным гебраистским поэтом послебиблейского периода. Стихи его издавались и переводились почти на все европейские яз. Образ Г. использован Гейне в одной из «Еврейских мелодий» (Jehuda ben-Halewy).

Библиография:

I. Лучшее изд. Divan etc., 1901-1910, Berlin, hrsg. von H. Brody; Al-Chazari, ubers. von H. Hirschfeld, Breslau, 1885; Das Buch «Kusari» des J. Halevi, nach dem Texte d. Jehuda-ibn-Tibbon, Cassel, 1853; «Cuzary», tr. del arabe por Jehuda Abentibbon y del hebreo por J. Abendana. Publ. A. Bonilla y San Martin, con un apend. de M. Menendez y Pelayo, 1910.

II. Гаркави Р., Иегуда Галеви, «Восход», 1881, IV; Brody H., Studien zu den Dichtungen J. Halevis, Berlin, 1895; Neumark D., Geschichte der judischen Philosophie des Mittelalters, I, 510; «Heatid» (на древнеевр.), I, Berlin, 1908.

ГАЛЕВИ Л.

ГАЛЕВИ Людовик - см. Французская литература и Оперетта.

ГАЛЕК

ГАЛЕК - см. Чешская литература.

ГАЛИБ

ГАЛИБ Мирза Асадулла-хан (Asad-Ullah Khan, Mirza, прозв. Ghalib, 1796-1869) - знаменитый поэт мусульманской Индии XIX в., один из последних представителей старого литературного направления, связанного с традициями персидской поэзии. Писал как по-персидски, так и на своем родном языке - урду. Его персидские произведения (стихи и проза), к-рым Г. сам придавал большое значение, ныне забыты, и славой своей он обязан небольшому сборнику стихов на урду («Diwan - i Urdu»), выдержавшему множество изданий. Тематика его лирических стихотворений - «газелей» - чисто традиционная; главное их достоинство - блеск и образность стиля. Последующие поэты, представители нового направления, обусловленного проникновением европейской культуры, в отношении поэтического языка многим обязаны Г. Он известен также как автор писем, оказавших значительное влияние на выработку художественной прозы урду. Шесть газелей Г. переведены на русский яз. М. Клягиной-Кондратьевой (Восточные сборники, в. I, «Новая Москва», 1924).

Библиография:

Ghalib: A sketch of his life and works, Madras, 1922.

ГАЛИНА

ГАЛИНА (1873-) (псевдоним Глафиры Адольфовны Эйнерлинг) - поэтесса и беллетристка; сотрудничала в «Русском богатстве», «Мире божьем», «Образовании», «Жизни» и в разных изданиях для детей. В свое время пользовалось немалой популярностью ее стихотворение «Лес рубят», посвященное студенческим волнениям 1901: оно долго распространялось в списках и впервые было напечатано за границей. Значительное место в произведениях Г. занимает интимная лирика. Г. известна также как переводчица «Бродяги» Ибсена (1908).

Библиография:

I. Стихотворения, СПБ., 1902; Предрассветные песни, СПБ., 1906; Сказки, 2 тт., СПБ., 1903 и 1908.

II. Автобиография Г. в сб. «Первые литературные шаги», М., 1911; Мельшин, Очерки русской поэзии, 1904.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

ГАЛИСИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ГАЛИСИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Испанская литература и Португальская литература.

ГАЛИЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ГАЛИЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Украинская литература.

ГАЛКИН

ГАЛКИН Самуил Залманович (Schmuel Halkin, 1899-) - еврейский советский поэт. Глубоко связанный с традиционной еврейской культурой, Г. как бы является продолжателем в новейшей еврейской поэзии векового поэтического «предания», созданного длинным рядом поколений. Частые библейские реминисценции (в образах его поэзии и в их стилистическом оформлении) не являются у Г. стилизацией, а составляют органическую часть его творчества. Но будучи носителем «национальной» традиции, Г. в то же время чрезвычайно чутко реагирует на коренную социальную перестройку, к-рой сейчас подвергается жизнь основной еврейской массы в пределах Советского Союза (переход к работе на земле, внедрение в производство). Данное в творчестве Г. в яркой и своеобразной поэтической форме сочетание старинной культуры с чувством живых социальных процессов советской действительности (еврейский критик М. Литваков по праву называет Г. «глубоко советизированным национальным поэтом») обеспечивает за ним видное место в новейшей еврейской поэзии.

Библиография:

I. Книги Г.: Lider, Киев, 1922; Wej Un mut, М., 1929.

II. Litwakow M., «In Umru», т. II, M., 1926, стр. 216.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV